Иди отсюда, бомжиха!
19.12.2015 20:50
Муж пропал с сумкой и деньгами

Иди отсюда, бомжиха!Приветствую, родная «Моя Семья»! Пишу вам впервые и очень хочу, чтобы вы напечатали мой рассказ.

1995 год. Наверное, многие помнят, что тогда нужно было выживать. У нас трое детей, крутились с мужем, как могли. Я родом из Воронежской области, из деревни, которой нет ни на одной карте, провела там счастливое детство с родителями и бабушкой. После школы уехала к сестре в Севастополь, вышла замуж за военного, по распределению улетели на Камчатку. Восемь безоблачных лет пролетели быстро, и мы снова перевелись в Севастополь.

И вот пришли лихие девяностые. Военные стали получать копейки, и я начала приторговывать: то сникерсами, то сигаретами, то напитками – чего только не перепробовала. А так как в деревне с детства вязала пуховые платки, и здесь тоже – сидела, торговала, а сама вязала.

Народ заинтересовался, мне начали поступать заказы, я не успевала, платков на всех не хватало. И вот мы с мужем из очередной поездки на мою малую родину привезли много платков, которые купили на местном рынке, – хватило всем желающим. Народ был доволен, мы тоже не остались в накладе, немного наварили, продав товар с наценкой. В общем, нам такой бизнес понравился, и дети наши повеселели.

И решили мы в тот год ещё раз съездить за платками, но уже не на машине, а поездом. Стоял октябрь, в Крыму плюс 10 градусов. В лёгкой одежде (предусмотрительный муж, правда, взял куртку) отправились на родину. Приезжаем в деревню, а там жуткий холод – минус 13!

На следующий день нам рано утром ехать в город на рынок. Остановились у моей подружки, у кумы. Мы с ней как сёстры, с первого класса друг без друга никуда, не передать словами, как нам важно встречаться, общаться. Конечно, вечером при растопленной печке да за шикарным столом мы с мужем совсем забыли, что на улице лютый холод. А ночью температура вообще опустилась до 23 градусов.

Поднялись в пять утра, надо ехать: рынок работал только по воскресеньям. Тут моя кумушка говорит: «У меня в сундуке есть мамино пальто». Достаёт, а оно всё мятое, как из одного места, моль стряхнула – и на меня. Обувь тоже мне справила, боты «прощай, молодость», к тому же на два размера больше. Но выбора не было. Поехали на машине кумы.

Приехали на рынок, я сразу бросилась к платкам, а мне никто даже цену не говорит: иди, мол, отсюда, бомжиха! Смотрю: кума в сторонке загибается от смеха, глядя и на мой прикид, и на то, что бабки со мной вытворяют.

Муж никогда не вмешивается в мою торговлю, только ходит за мной с клетчатой сумкой и деньгами. Тут какая-то молодая продавщица почему-то мне поверила, и я купила у неё сразу пять платков.

Что тут началось! Как начали мне все продавцы навязывать свой товар, на руки вешаться. Тут уже я сама разгорячилась, разошлась: мол, это не нравится, то не подходит. А сама какие-то платки уже повесила на руку: дескать, эти возьму. Повернула голову – нет мужа. Пропал с сумкой и деньгами.

Говорю: «А кошелёк-то мой куда-то ушёл…» Если бы вы видели, как бабки меня за руки держали, чтобы не сбежала с их платками! Кума отыскала мужа – он грелся в магазине, – привела, а сама слова не может вымолвить от смеха.

Набрали мы этих платков, сколько надо, и все сорок километров обратного пути машина сотрясалась от нашего ржания.
Столько лет прошло, а всё смеюсь над этой историей.

Из письма Любови,
г. Севастополь
Фото: PhotoXPress.ru

Опубликовано в №50, декабрь 2015 года