Вышла женщина из тумана
08.01.2016 00:00
«Немного посижу, а потом пойду во Владимир»

Вышла женщина из туманаЗдравствуйте, уважаемая редакция! Пишет вам постоянная читательница. Спасибо за то, что вы есть. Во всех газетах сплошь одна политика, криминал и секс, а «Моя Семья» – словно разговор с попутчиком в дальней дороге. Не страшно и человека выслушать, и о себе поведать. Однажды приснился очень странный сон. Вообще-то к снам я отношусь с недоверием, но тот сон был настолько необыкновенный, что хочется о нём рассказать.

Не считаю себя ни праведницей, ни какой-то святошей. Я – самая обычная грешная женщина 54 лет, но в Бога верую. Прекрасно понимаю, что доверять снам опасно: мало ли что может присниться? Да и многие духовно грамотные люди говорят, что снам верить нельзя, чаще всего это лишь всполохи – отголоски человеческой памяти или наших дневных переживаний. Но бывает и так, что перед рассветом вспыхнет что-то искрой – даже не сразу поймёшь, сон это или явь, – и запомнится на всю жизнь. А ты потом ломаешь голову: зачем это тебе приснилось, к чему бы?

Иногда вижу вещие сны о знакомых, о том, что с ними может случиться. И всё это, как правило, с ними спустя несколько месяцев и происходит. Но тот сон был настолько особенным, что забыть его я не смогла.

Приснился этот чудесный сон на Пасху. Будто попала в какой-то вихрь, меня страшно крутит и несёт неведомая сила, и вдруг кидает вниз. Встала, отряхнулась, посмотрела вокруг – передо мной расстилалась широкая ровная пыльная дорога; впереди она уходила в густой туман, позади тоже исчезала в дымке. Ничего не было видно и по её краям, лишь сплошная белая пелена.

Чувствую, что там, за обочиной, кто-то есть. Слышу шёпот, но слов разобрать не могу. Стало жутковато. Думаю про себя: и куда меня угораздило попасть? Как отсюда выбраться? В какую сторону идти? Но почему-то точно знаю одно: ни в коем случае нельзя сходить с дороги и попадать в туман.

Стою в растерянности. И вдруг из тумана впереди появляются три фигуры. Пригляделась – идут трое мужчин, на них какая-то странная длинная одежда. Ноги босые, длинные волосы и бороды. Но фигуры стройные, как у молодых людей, на стариков не очень похожи.

И вот идут они: один в центре, двое по бокам. Эти двое о чём-то спорят, особенно громко говорит один мужчина, с рыжими кудрями; он обращается – через человека в центре – к своему черноволосому спутнику. А тот, что идёт посередине, только по-доброму улыбается и молча слушает обоих. По всему было видно, что его мнение очень важно для тех двух спорщиков, и они очень хотели его услышать, но он всё молчал и улыбался.
Говорили они на непонятном наречии. «Какой-то странный у них язык, – отметила я про себя. – В жизни такого не слышала. Не похож ни на английский, ни на немецкий, ни на французский, ни на один из известных мне».

И вот троица прошла мимо, меня они почему-то не заметили. Я снова осталась одна на дороге гадать, что же делать.

Вдруг впереди из тумана, откуда вышли те трое, показалась женщина и направилась прямо ко мне. Я решила спросить её, как отсюда выбраться. На вид ей было лет пятьдесят, я запомнила её одежду: длинную чёрную, покрывающую голову. Но лицо у неё было очень доброе, светлое, она подошла ко мне и первой заговорила на русском языке:
– Зачем ты здесь? Хотела поговорить с моим сыном? Но он сейчас очень занят. Пойдём со мной, я тебя выслушаю.

Тут я начала догадываться, кто она. Мне стало не по себе.

Мы пошли с ней по дороге вперёд, пока не дошли до высокой скамьи из белого гранита. Женщина села и обратилась ко мне:
– Ну, рассказывай, что с тобой случилось.

И меня прорвало – опустилась перед женщиной на колени, и слёзы потекли рекой. Я плакала и рассказывала о своей непутёвой жизни, о том, что всегда была одна и сейчас тоже одинока. Призналась, что вконец замучила нищета, что не любит меня никто.

– Успокойся, – сказала незнакомка и нежно погладила меня по голове. – Всё у тебя будет хорошо.

Она стала говорить что-то о себе, но я ничего не понимала, просто слушала её и потихоньку успокаивалась. Запомнила только последние её слова: «Я ещё немного побуду здесь, а потом пойду во Владимир. Во Владимире всё-таки лучше».

После этих слов я проснулась и долго не могла понять: при чём здесь город Владимир?

Об этом сне рассказала только дочке и ещё соседке, тёте Вале: она женщина верующая, чаще меня ходит в церковь. Соседка сразу призналась, что верит мне – и не из-за того, что всё сказанное показалось ей правдивым, а потому что ей тоже когда-то снилась та дорога, такая же широкая и пыльная, уходящая в туман. Только было одно отличие: по краям дороги тётя Валя видела очень много людей, они стояли и молчали – женщины, мужчины, дети…

Тогда тёте Вале стало очень страшно. Она помнила, как шла и чувствовала, что эти люди на неё смотрят, но выйти на дорогу или даже просто подойти ближе они не могли. Соседка догадывалась, что и ей нельзя к ним приближаться, потому что поняла: она – живая, а эти люди – нет. Но на той дороге тётя Валя так никого и не встретила и была очень счастлива, что вскоре проснулась. Правда, забыть тот сон не смогла, как и я – свой.

Идёт время, я часто вспоминаю тот сон. И хотя в моей судьбе ничего пока не изменилось в лучшую сторону, очень надеюсь, что Матерь Божья, Дева Мария, хранит всех нас. Не зря же мне было сказано во сне: «Всё у тебя будет хорошо».

Из письма Веры,
Новгородская область
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №51, декабрь 2015 года