Купи святой воды
05.02.2016 00:00
Вот на этой фразе жизнь закончилась

Купи святой водыЗдравствуйте, уважаемая редакция! Была у меня приятельница Инна, с которой мы очень давно не виделись. Я жалела, что ничего не знаю о её судьбе, и вот однажды мы случайно встретились и я услышала от Инны жуткую историю, из-за которой, как она считает, все её беды.

В юности мы с Инной много общались и, хотя близко не дружили, относились друг к другу с симпатией. Внешне она была настоящей валькирией: высокая, с белой и нежной кожей, природным румянцем, гривой светлых волос и большими тёмно-серыми глазами. Красивая и уверенная в себе девушка.

В дополнение к своей потрясающей внешности Инна вовсе не являлась глупышкой, а, напротив, имела математический склад ума и отличное чувство юмора. После школы пошла учиться на архитектора.

Мы с ней никогда не соперничали, потому что были абсолютно разными, если можно так сказать – равноценными. Я тогда была очень интересной, высокой брюнеткой, училась в творческом вузе и на невнимание противоположного пола, как и Инна, не жаловалась. Стартовые условия у нас были одинаковыми. Потом мы на несколько лет потеряли друг друга из вида и увиделись лишь перед самым распадом СССР.

Встретились прямо на улице, под Новый год, обе вели за руку сыновей, как выяснилось позже, ровесников. Встрече обрадовались, и я пригласила Инну в гости. Мы устроили мини-девичник, наговорились от души.

У нас обеих всё было хорошо: любимые мужья, интересные специальности, благополучные дети. Общение получилось приятным, но, как всегда, не хватило чего-то малого, чтобы оно переросло в дружбу. А вскоре развалился Союз, а вместе с ним стали распадаться многолетние связи. Из нашей некогда гостеприимной и солнечной республики русскоязычное население побежало кто куда.

С тех пор прошло много времени. Об Инне я вспоминала очень редко, и только если речь заходила о наших общих знакомых. Появился интернет – постепенно нашлись давние друзья. Начались встречи и визиты в гости, но, сколько я ни пыталась отыскать Инну под её девичьей фамилией, она как в воду канула. Наша дружная компания решила, что Инна уехала за границу и не желает тратить время на всякие благоглупости вроде розыска друзей юности. На том и успокоились.

Всем известно, что Москва – в каком-то смысле городок чрезвычайно маленький, там можно случайно встретиться с кем угодно.

Декабрь 2008 года, самый разгар предновогодней суеты. Меня позвали курировать первый в жизни серьёзный проект, я чувствовала себя по меньшей мере королевой. Любила весь мир.

И вот как-то иду ранним утром в офис, а впереди уныло шаркает ногами высокая блондинка в стоптанной, некогда очень презентабельной обуви и в старом кожаном пальто. Я шла быстро и не оглянулась бы на эту даму, но цвет её волос вызвал в памяти что-то знакомое. Обогнав женщину, машинально посмотрела назад.

Это была Инна, но какая-то не своя. Она смотрела в землю и шла автоматически, а на лице отпечатались покорность и отрешённость.

Бывшая приятельница не обрадовалась встрече, но мне же всегда больше всех надо, поэтому решила не обращать на это внимания. Не знаю, как объяснить: было понятно, что человек нуждался в помощи.

Я забежала на минутку в офис, сказала, что задержусь, а потом мы с Инной отправились в только открывшееся поблизости кафе.

– Заплатить не могу, – коротко процедила Инна. Зная её, я поняла, как непросто ей дались эти слова, поэтому ответила:
– Не парься.

За кофе и бутербродами Инна немного оттаяла. Вернее, как бы махнула рукой на поддержание своего прежнего имиджа и рассказала о своей жизни.

После переезда в Россию они с мужем отлично устроились в крупном областном городе. Инна осела дома, взяв на себя заботу о домашнем уюте и воспитании младшего сына. Муж успешно занимался бизнесом, причём не в привычной для многих из нас сфере «купи-продай», а имел своё производство. Он поднялся с нуля и всегда прислушивался к советам супруги, не имел тайн, не заводил любовниц. Жили они дружно.

– Скоро я избаловалась от такой жизни, – вздохнула Инна. – Мне понравилось капризничать и быть «деточкой». Ведь муж ни в чём мне не отказывал, в тратах не ограничивал, мои расходы не проверял.

Инна стала читать бульварные газетки, гламурные журналы и дамские детективы. А когда поняла, сколько перед ней лежит возможностей «как следует полениться», быстро вошла во вкус. То есть не стала типичной богатой домохозяйкой в золотой клетке, пытающейся во всём угодить мужу, а получала настоящее удовольствие от простых радостей жизни.

Но когда она рассказала, как и почему рухнуло их семейное благополучие, у меня по спине пробежали мурашки размером с собаку.

Однажды они с мужем ехали на машине по городу и надолго встали на светофоре в пробке. Что-то у них в доме начало происходить не так: какой-то стук, грохот непонятно откуда. Говорили, что в загородном доме расшалился домовой. Вдруг Инна попросила мужа: «Когда будешь проезжать мимо церкви, купи святой воды».

– Не успела я произнести эту фразу, как во мне сразу всё сжалось, – развела руками Инна. – Ещё ничего не случилось, но я внезапно очень ясно поняла, что сама обрушила наше благополучие, что моя беззаботная жизнь на этой фразе закончилась. Конечно, я замахала руками и сказала: «Господи, прости!» – обозвала себя дурой и идиоткой. Но почему-то уже знала, что это не имеет значения. Небо услышало, что я всё меряю деньгами, даже святую воду. И покарало нас.

Вскоре бизнес мужа развалился безо всяких причин. Старший сын стал баловаться травкой, а потом перешёл на более тяжёлые наркотики. У Инны обнаружили не смертельную, но довольно серьёзную болезнь, требующую постоянного лечения и дорогих препаратов. Муж перенёс тяжёлый инфаркт, а за время долгой и трудной реабилитации полностью выпал из бизнес-обоймы.

У её младшего сына тоже обнаружились серьёзные проблемы со здоровьем: парень имеет нестабильную психику и теперь нуждается в постоянном наблюдении врачей. Средств у семьи не хватает ни на что, даже на простую еду, не говоря уже о лекарствах. Инна приехала в Москву, заняв денег, чтобы купить товар, который должна отдать реализаторам на рынке в своём городе.

– Можешь рассказывать обо мне кому хочешь, – горько усмехнулась она. – Может, научатся на моём примере, чтобы не заносило.

Когда она вышла в туалет, я незаметно положила в карман её пиджачка, висевшего на спинке стула, всю имевшуюся в кошельке наличность. Понимала, что делаю не то и не так. Но мне хотелось хоть чем-то помочь Инне прямо сейчас.

При расставании мы обменялись телефонами. Я набрала номер примерно через час после того, как мы простились. «Такого номера не существует», – сообщил мне жизнерадостный женский голос. После той встречи Инна мне так никогда и не позвонила.

Никому из знакомых я не рассказала о нашей встрече, но вот всё думаю и думаю о ней. И предположила: а вдруг она читает газету? Прочитает и объявится. И скажет, что всё у неё хорошо, что отмолила грехи, что судьба её пожамкала и отпустила относительно невредимой. Ведь осознание проступка – это самое важное. Мне бы очень хотелось узнать, что у неё всё в порядке и Вселенная простила её и дала ещё один шанс.

Из письма Елены
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №04, февраль 2016 года