В режиме жёсткой экономии
13.02.2016 11:11
Родные стали прятать от меня еду

В режиме жёсткой экономииЗдравствуйте, редакция газеты «Моя Семья»! Я не являюсь вашим подписчиком, читала всего несколько номеров, но сейчас мне нужна помощь ваших читателей. Никогда не писала в издания и не знаю, насколько вероятно, что меня услышат, но я просто не знаю, как выбраться из сложившейся ситуации.

Меня зовут Марина, мне почти сорок лет. Я родилась и выросла Москве, в ней прожила большую часть жизни, но почему-то всегда чувствовала себя в этом городе не в своей тарелке, не считала его родным.

Меня воспитывали бабушка и дедушка, папу видела редко: родители рано развелись. Маму в детстве тоже почти не знала – она работала в одной из республик СССР и приезжала нечасто. Я очень скучала, ждала, но тепла от неё не получала. Помню, как забиралась в шкаф с мамиными платьями, когда её не было, утыкалась в них носом и долго так стояла, вдыхая родной запах. Так я росла до 12 лет, бабушка с дедушкой заменили мне родителей.

Через некоторое время после того, как мама вернулась в Москву, у меня появился брат, на которого она переключила всё внимание. Со вторым мужчиной, отцом брата, мама тоже вскоре рассталась.

Отношения с мамой складывались нелегко, мы не понимали друг друга. Да и откуда было взяться пониманию, ведь, по сути, мы были почти незнакомы. Наверное, поэтому я рано вышла замуж и уехала из Москвы: хотела быть самостоятельной. К сожалению, и мой брак не сложился: муж пил, мне было трудно это понять, потому что у нас семье никто не употреблял алкоголь. Я продолжала учиться в Москве, моталась на сессии, а поскольку жили в другом регионе, это добавляло трудностей в нашу семейную жизнь.

Однажды муж признался, что любит другую женщину, но и меня бросать не хочет. Я приняла решение о разводе. Отношения с мамой совсем испортились, она жалела моего мужа, считала, что лучше жить с пьяницей, чем быть одной. Так в мои 25 лет она уже поставила на мне крест.

Я вернулась в Москву, к маме, устроилась на работу, погрузилась в неё с головой и старалась как можно реже бывать дома.

Второй раз вышла замуж, но и этот брак тоже оказался недолгим, мы прожили вместе около четырёх лет. Муж содержал не только меня – у него была возможность помогать и всей моей семье, что он и делал. Мы много путешествовали, ездили за границу и маму в первый раз взяли с собой, показали ей Европу.

Моя жизнь была удивительной: муж делал ремонт в маминой квартире, покупал и привозил продукты, оказывал всяческое внимание и поддержку. Он был намного старше меня и однажды совершенно неожиданно сообщил, что познакомился в интернете с женщиной своего возраста и решил, что это его судьба, после чего объявил, что мы должны расстаться.

Было больно, но я снова вернулась домой, к маме. Очень хотела её тепла, поддержки, не жалости, а сочувствия. Но мама отреагировала странно – стала ругать меня за то, что не отобрала у мужа машину, что мы не стали делить имущество и теперь я сяду ей на шею, и вообще, как же теперь они – мама и брат – будут жить?

Мы действительно не делили имущество, но это и понятно: всё, что было у мужа, он купил на свои деньги – квартиру, машину, дом за границей. Да и просто тогда не хотела думать ни о чём, что меня с ним связывало, настолько я была раздавлена. Очень его любила, долго не могла прийти в себя.

И снова с головой окунулась в работу, практически содержала маму и брата, была в доме и за уборщицу, и за домохозяйку. Мама же просто растворялась в брате, безумно его любила и всячески опекала – он намного младше меня, и когда распался мой второй брак, только оканчивал школу, поступал в вуз.

Наверное, видя, как ко мне относится мама, брат стал вести себя со мной точно так же – «подай-принеси». Мы были совершенно разными, никаких родственных отношений не сложилось. Мне кажется, мама даже старалась нас как-то разъединить, подчеркнуть, насколько любит брата и настолько же не понимает меня, постоянно спрашивала, в кого я такая неудачница, повторяла, что зря её не было рядом, когда я росла, уж она бы меня воспитала правильно.

Через какое-то время меня нашёл друг детства, с которым вместе росли. Что-то ёкнуло, и мы потянулись друг к другу. Его судьба тоже нелёгкая: двое детей, развод, алименты, долги собственной фирмы, но мы были уверены, что вместе всё выдержим.

Ему приходилось возвращать долги, и я взяла кредит – работа позволяла. Но для погашения всего долга этих денег оказалось мало. Мой любимый был из другой республики, из маленького города, но старался как-то освоиться в Москве. Это у него получалось плохо, долги не уменьшались, я металась и не знала, как ещё могу помочь. Жалела его дико, готова была отдать всё, что имею, не могла его оставить, а он всё это время скрывал своё пристрастие к алкоголю. На нервной почве после всех неурядиц начал пить, таясь, понемногу таская из дома деньги. Верить в это я не хотела, потому что очень его любила.

Прошло несколько лет. Всё это время мы жили у мамы, и вначале та тепло принимала моего друга, ведь она хорошо знала его семью, но постепенно её отношение к нему менялось. Мама хотела вернуть тот образ жизни, который сложился при моём бывшем муже, но, не видя положительных результатов, стала усложнять и без того непростые условия нашего существования.

Основным кормильцем в семье была я. Мы с другом собирались пожениться, я верила, что наконец смогу подарить своё тепло человеку, ощутить его поддержку, любовь. Но в один прекрасный день мой любимый мужчина вдруг исчез. Его родители перестали со мной общаться, на звонки не отвечали. Смогла поговорить с ними всего пару раз и услышала, что они сами со всем справятся. Потребовали, чтобы я оставила его в покое – мол, ему со мной плохо. Потом уже и он мне позвонил, сказал, что мы не можем быть вместе. Я звонила, чтобы выяснить, что произошло, и даже приехала к нему, но он меня не пустил на порог.

И снова я ушла с головой в работу, но здоровье уже пошатнулось, какое-то время просто жила, как сомнамбула.

Вдобавок к личным невзгодам через какое-то время меня сократили на работе. Разразился кризис, я стала искать новое место, но поиски затянулись. Как следствие, начал давить банк, в котором брала кредит, платить было нечем. На меня ополчились брат с мамой, стали обвинять в том, что я не приношу денег, что из банка звонят нам домой и требуют погасить задолженность. Дошло до того, что родные стали прятать от меня еду, объясняя это тем, что я не зарабатываю.

Были и вызовы «скорой», и больница. Восстанавливалась я медленно, сил оставалось всё меньше. Слава богу, работа всё-таки нашлась, но, к моему несчастью, только на полгода: по окончании этого срока меня уволили – фирма обанкротилась – без выплаты причитающейся зарплаты, без выходного пособия. Так я снова осталась ни с чем.

С августа 2015-го и до сих пор не могу найти работу по специальности – кризис сделал своё дело. У меня высшее гуманитарное образование, я с юности работала секретарём, дошла до персонального ассистента. Пробовала себя в других направлениях, но, увы, не сложилось.

Денег было очень мало, если не сказать, что их не осталось совсем. Банк обратился к коллекторам, те принялись на меня давить, начался настоящий ужас. Я перестала спать, в голове крутилась лишь одна мысль: где взять деньги, как заработать?

Вернулись и обострились проблемы со здоровьем. Я стала меньше есть, жила в режиме жёсткой экономии. Мне посоветовали обратиться к юристам, которые помогают с обращением в суд, чтобы он решил вопрос с банком. Долг, пени, штрафы растут, и никак иначе остановить это невозможно. Сейчас я жду суда, он состоится примерно в марте – суды буквально забиты похожими делами. Юристы каким-то чудом согласились работать со мной в долг.

По-прежнему не получается найти работу – офисную, так как физическую просто не осилю. Пробовала и уборщицей, и в ресторане быстрого питания, но из-за сильного истощения сейчас мало что могу. Получаю небольшое пособие по безработице, которого в Москве не хватает даже на самые необходимые жизненные нужды, не то что заплатить по долгам. Но в декабре начались задержки и его выплаты. Да и, как оказалось, мой возраст не устраивает работодателей, ищут помоложе. Хотя внешне я выгляжу лет на тридцать, а сейчас вообще стала похожа на подростка.

Врачи вынесли вердикт: истощение, давно не ела нормально. Родные отвернулись, потому что больше не зарабатываю. С мамой очень сложные отношения, и она не считает нужным мне помочь. Дома просто стена, хотя все знают и о моём физическом состоянии, и о том, что у меня нет средств к существованию.

Бабушка с дедушкой давно умерли, а больше у меня в Москве никого из близких нет. Я оказалась в полной изоляции. Есть одна близкая подруга, которая, как может, меня поддерживает, но она живёт в другой республике, общаемся редко. Пробовала знакомиться в Москве с мужчинами – натыкаюсь на женатых и таких, которым нужен только голый секс.

Очень не хватает простого человеческого участия, тепла, заботы. Скоро день рождения, а мне даже не с кем поговорить. Может быть, кто-нибудь захочет написать, позвонить, просто пообщаться, поддержать. Для меня сейчас очень важно такое участие! Не знаю, откликнется ли кто-нибудь из Москвы, но я даже готова на переезд, если бы оказалась где-то нужна.

Чувствую, что сама не могу пробить эту стену. Порой кажется, что больше не выдержу, что нет смысла жить. Остаётся ещё небольшая надежда на вас.

Из письма Марины,
Имя изменено, адрес в редакции
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №06, февраль 2016 года