СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Жизнь и кошелёк Журнал происшествий на объекте
Журнал происшествий на объекте
20.02.2016 14:17
Лучшие продавцы получаются из учителей

Журнал происшествий на объектеДобрый день, газета «Моя Семья»! Честно отслужив девять лет в школе, отработав свой диплом и поняв, что педагог – явно не моё призвание, я решила попробовать себя на другом поприще: в торговле.

В 90-е годы многие уходили в торговлю, она давала возможность – тогда едва ли не единственную – выжить простым смертным. Но ещё несколько лет, возвращаясь с работы, я вдруг спохватывалась, что надо проверять тетради и написать конспекты. А вспомнив, что это мне уже не грозит, тихо радовалась.

Когда я уже пару лет отработала в торговле, хозяин фирмы устроил нам, продавцам, тестирование; с нами работали настоящие психологи, что по тем временам тоже было редкостью. По итогам тестирования меня попросили предложить работу в нашей фирме моим бывшим коллегам-учителям. Психологи утверждали, что лучшие продавцы – это именно учителя, они умеют слушать, хорошо говорить, у них ангельское терпение, и они не хотят назад в школу.

Сначала работу в торговле воспринимала как временное явление, да, кажется, и сегодня до конца не осознаю, что это временное давно стало постоянным. Но я всё живу с мыслью, что в этом бизнесе занимаю чьё-то место, хотя прошло уже двадцать лет.

В общем, уйдя из школы, стала продавать дорогую испанскую мебель. Когда пришла на собеседование, мне предложили пойти в зал и посмотреть экспозицию. Глянув на ценники, даже не стала считать нули – на тот момент для меня цена была просто «много».

Я и до сих пор торгую мебелью, она – неотъемлемая часть многих событий, которые происходили в моей жизни.

Я всегда была примерной, послушной девочкой: школа – педагогическое училище – снова та же школа, в которой когда-то училась. И вдруг попала в совершенно другой мир.

Когда пришла в эту фирму, только что открылись два новых салона. Но меня и ещё двоих девушек, Елену и Татьяну, оставили работать в старом магазине. Он располагался в промышленной зоне, в бывшем спортивном зале НИИ, часть помещений которого сдавалась в аренду.

Спортзал находился на третьем этаже, а при входе в НИИ сидела охрана, поэтому до нас добирались только те люди, которым была нужна мебель, – ни бабушек, которым захотелось с кем-нибудь поговорить, ни дедушек, пришедших погреться.

Однажды к нам зашёл Александр Розенбаум с охраной. Стоял жуткий холод, мы сидели тепло одетые – на Татьяне был пуховый платок, который она почему-то называла «шалькой». Увидев такого гостя, Татьяна вскочила и со словами: «Давайте я вам всё покажу!» – пошла с ним по залу. У нас не оказалось того, что искал Розенбаум, но на прощанье он поблагодарил Татьяну и похлопал её по плечу. Счастливая коллега проводила его со словами восторга:
– Меня погладил по шальке сам Розенбаум! Теперь шальку стирать не буду!

Клиентов было совсем немного, поэтому большую часть времени мы изучали скудный – как теперь представляется – жизненный опыт друг друга. Скоро мы знали друг о друге буквально всё, и обсуждать стало нечего. По сути, мы втроём варились в собственном котле. Вечером говорили: «До свидания!» – а утром встречались с вопросом: «Что нового?» Да ничего!

Самым большим праздником для нас был приезд грузчиков и сборщиков. Хотя клиенты навещали нас нечасто, мы честно работали и очень старались что-нибудь продать, чтобы нас не закрыли, поэтому сборщики разбирали старую мебель, собирали новую, а грузчики уносили. Так наше тихое болотце оживало: чужая жизнь, чужие проблемы, чужие новости, которые мы потом несколько дней обсуждали, и наши скудные трудовые будни какое-то время играли свежими красками.

Но с нами постоянно находился ещё один человек. Вернее, в течение месяца люди менялись, но рабочее место при входе в магазин было одно, и занимал его охранник.

Команду охранников возглавлял бывший милиционер, а ныне пенсионер, Анатолий Иванович. Он собрал небольшую группу таких же милиционеров пенсионного возраста, чтобы ими было удобно управлять, и создавал видимость бурной работы.

Среди пенсионеров затесался молодой парень Иван. Он дежурил только по субботам, с ним всегда было весело. Поскольку охрана в нашем магазине работала круглосуточно, Иван, чтобы скоротать время, с удовольствием чинил нам разную мелкую технику.

Вся мебель стояла в зале, а у нас была отдельная комната, где мы ели и хранили вещи, там же спали охранники. Руководство считало, что делать ремонт в подсобном помещении необязательно, ведь его кроме нас никто не видит, поэтому в нашу комнатушку снесли всё, что давно следовало выбросить.

Среди прочих предметов там были древний протекавший самовар и старый тулуп нашего шефа; он принёс его, чтобы укрывались охранники, если ночью холодно. Тулуп пыльный, изъеденный молью, им никто не пользовался, но и выбросить не торопились: хозяйский ведь!

И хотя, как я уже написала, мы работали в тихом, спокойном болотце, наша доблестная охрана, особенно Анатолий Иванович, очень ответственно относилась к порядку на объекте.

Анатолий Иванович завёл две большие тетради. В руки нам их никто не давал, поскольку там содержалась закрытая информация. Но у ведь нас был Иван! У него-то мы и выпросили почитать «секретные файлы».

Первая тетрадь называлась «Журнал происшествий на объекте».

А надо сказать, прежде чем открылись два новых салона, вся наша фирма полностью помещалась в спортивном зале. Шеф всегда очень любил покушать, заказывал на обед много разной еды, которую всю съесть не мог. Насытившись, он оставлял сладкие остатки на столе, и каждый сотрудник мог взять что хотел: печенье, конфеты, сыр, колбасу, плюшки. Тогда появилось много разных вкусных продуктов, но позволить их себе могли далеко не все.

И вот начальник охраны Анатолий Иванович делал в «Журнале происшествий на объекте», например, такую запись: «Приехал грузчик Борис – со стола исчезла колбаса». Подобными фразами оказалась заполнена вся тетрадь.

Во второй тетради охранники каждый день расписывались, сдавая и принимая дежурство. Когда охранник принимал дежурство, он перечислял по порядку всё, что берёт под охрану: кухонный стол, этажерка, электрический чайник, стулья, топчан, самовар и тулуп – всего пунктов двадцать. Последней в этом списке всегда стояла фраза: «Мебель в зале». На следующий день, когда сдавал пост, он снова переписывал этот перечень предметов. И так – вся тетрадь.
Понятно, что веселились мы от души.

Но самое бурное веселье вызвал у нас другой случай. Прямо у входа для охранников стоял стол, в нём среди бумаг и вещей за закрытой дверцей всегда лежала кобура пистолета. Мы, продавцы, эту кобуру видели и относились к ней с уважением: вроде как она при исполнении обязанностей.

Один раз, когда охрана ушла на обед, забыв закрыть дверцу стола, кобура попалась на глаза нашей Татьяне.

– А давайте посмотрим, что там лежит? – сказала Таня и вытащила кобуру.

– Осторожно, Таня! – только и успела прокричать Елена, но кобура уже была в руках у продавца.

Татьяна осторожно открыла кобуру. В ней лежал старый детский пластмассовый пистолет. Коллега его вытащила – он оказался сломанным: видимо, для целого пистолета места в кобуре не хватало. Дуло длинное и не влезало в кобуру, поэтому его просто согнули пополам. Сказать, что мы смеялись, – ничего не сказать.

Давно прошли те весёлые, беззаботные дни. Когда проезжаю мимо того самого НИИ, вспоминаю, как хорошо и спокойно там работалось. Порой даже на выходные уходить не хотела – боялась пропустить что-нибудь новенькое. До сих пор некоторые люди из той, первой, фирмы идут со мной рядом по жизни, помогают в трудную минуту, что очень приятно.

И хотя меня в конце концов уволили, никогда не забуду, как относились к нам наши шефы, как кропотливо подбирали сотрудников: за первые пять лет работы сам никто не уволился. И весь коллектив относился к шефам с уважением.

Но даже не это для меня главное: наши шефы подарили моей маме десять лет жизни – заплатили за лечение и операцию. И у меня ещё целых десять лет была мама. Низкий вам поклон и огромная благодарность, этого я никогда не забывала и не забуду!

Такого отношения к своим работникам я больше нигде не видела.

Из письма Светланы Ланцовой,
Санкт-Петербург
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №07, февраль 2016 года