Что ж ты, Ева, натворила?
01.03.2016 16:35
Из-за её глупости теперь приходится умирать

Что ж ты, Ева, натворила?Прошло три года с тех пор, как умерла наша тётя Нина, а кажется, это было лишь вчера. Всё случилось вскоре после того, как тёте Нине исполнилось восемьдесят девять. «Ну и ладно, – возможно, скажет кто-нибудь, узнав о таком солидном возрасте, – немолодая уже была старушка. Ведь далеко не каждый доживает до столь преклонных лет». Но дело в том, что в роду у тёти Нины все долгожители.

К примеру, её родная бабушка по материнской линии Маргарита – мне она доводится прабабушкой – почила в бозе, немного не дотянув до ста лет. И это несмотря на то, что на её долю выпали Гражданская война, разруха, репрессии, а потом ещё и Великая Отечественная.

Немало случалось на веку прабабушки Маргариты разных невзгод: голод, холод, вынужденные переезды, вдовья забота о детях. Пережила она разлуку и с самой любимой своей старшей дочерью, которая накануне революции уехала с мужем жить за границу. И больше от неё не было ни слуху ни духу. (В честь неё потом назвали меня.) Но здоровый генотип прабабушки всё выдержал, выдюжил и ни разу не дал сбоя. Она почти до самой кончины без посторонней помощи выполняла всю необходимую работу по дому, читала книги и газеты, с удовольствием обсуждала прочитанное, давала дельные советы.

Наша тётя Нина тоже собиралась прожить не меньше своей бабушки. И к этому имелись предпосылки.

На здоровье она даже после восьмидесяти почти никогда не жаловалась, болела крайне редко, выглядела гораздо моложе своих лет. Случилось так, что замуж она в своё время вышла поздно. Первого ребёнка, сына, родила в тридцать семь, а дочку – аж в сорок два года. По тем временам такое случалось крайне редко. К тому же роды у столь зрелой дамы в обоих случаях прошли на редкость легко и благополучно: не только без кесарева сечения, но даже почти без страданий. Тётя Нина потом с некоторой долей юмора хвалилась своей родне, рассказывая, что врачи даже в пример её ставили другим женщинам из палаты. Вот, мол, какой замечательный организм у этой так называемой старородящей, почти без нашей помощи легко со всем справился, не доставив медперсоналу никаких хлопот. Вот с кого вам, молодым, пример нужно брать.

Тётя Нина всегда была физически очень выносливой. С приходом лета не только много работала в огороде, но ещё успевала натаскать из леса уйму грибов и ягод. Лес – отдельная тема в её жизни. Это была её стихия, её огромная любовь. Все близлежащие леса она знала ничуть не хуже, чем пальцы на руке. И ещё у неё была страсть: читать романы и смотреть кино. Тётя Нина была настоящей жизнелюбкой и оптимисткой. Не пропускала ни одного клубного мероприятия, ни одного народного гулянья, любила попеть под баян песни вместе с другими ветеранами.

В её доме ежедневно собирались гости. Нередко посиделки затягивались допоздна и сопровождались чаепитием. Тётя Нина не переносила одиночества.

Но последние шестнадцать лет ей пришлось обитать в двухкомнатной квартире без родных, потому что муж и сын умерли раньше неё. Дочь же вместе с семьёй давно обосновалась в Германии и навещала мать не чаще одного раза в год, зато почти ежедневно звонила ей по телефону. Компьютера у нашей тёти не имелось, следовательно, общаться с дочерью в интернете возможности не было. Хотя, без сомнения, все эти новшества коммуникаций она бы легко освоила, потому что память у неё была просто феноменальная.

И вот наша тётя в одночасье занемогла. Стала подолгу лежать, жаловаться на слабость и удушье. Поскольку мы жили неподалёку друг от друга и я ежедневно навещала её, тут же забила тревогу, вызвала врача. Тётя очень не хотела ехать в больницу, и ей назначили лечение на дому. Каждый день приходила медсестра делать уколы. А я, в свою очередь, кормила её и давала лекарства по часам. Но состояние тёти Нины не улучшалось. Об этом стало известно другим её племянникам, моим двоюродным братьям и сёстрам. Вот почему в ближайшие выходные мы все собрались у неё в полном составе.

Брат Николай со своей женой Ларисой привезли ей массу уже готовых к употреблению продуктов, загрузили ими холодильник; а также установили на кухне микроволновку, чтобы легче было разогревать. Мы с сестрой Галиной провели в квартире генеральную уборку. Все старались шутить с тётей Ниной, подбадривали её. Поскольку за несколько дней до этого у тёти был день рождения, накрыли праздничный стол, в последний раз посидели все вместе.

Она попросила налить ей фужер шампанского, но не выпила даже половины. Ела тоже без аппетита, не так, как всегда. Затем заставила нас спеть несколько её любимых песен.

Не слишком весёлым получился для нас этот день. Но мы старались не показывать виду и даже улыбались.

На следующий день сестра Галя приехала опять. Вместе с ней явился священник. Об этом она договорилась с тётей Ниной заранее. Мы ушли с сестрой в спальню, чтобы не мешать исповеди. Тётя Нина находилась со священником в большой комнате.

Потом священник стал проводить обряд соборования. Тётя Нина до этого никогда не соборовалась, ей почему-то было немного страшно, и она попросила нас с сестрой присоединиться. Мы не стали перечить. Батюшка соборовал нас всех троих. Когда он закончил и уехал, мы снова стали уговаривать тётю лечь на обследование и лечение в районную больницу. Но она продолжала упорствовать.

В тот же день тёте Нине позвонила её бывшая коллега Анна Павловна. Они одногодки, обе долгое время преподавали в нашей школе. Тётя включила громкую связь, и мы слышали их разговор. Узнав от нашей тёти, что та больна и, возможно, скоро умрёт, Анна Павловна стала по-свойски её вразумлять:
– Даже и не думай! Доживи хотя бы до юбилея. Ведь нам с тобой на следующий год должно исполниться по девяносто. Мы просто обязаны вместе отпраздновать эту дату!

Но, как говорится, человек предполагает, а Бог располагает. Анна Павловна встретила своё девяностолетие и после него прожила ещё почти два года. А наша тётя – нет. Она дала нам с сестрой подробные распоряжения относительно того, как в случае смерти её похоронить. Мы говорили, что она обязательно поправится, но видели, что наша старушка тает прямо на глазах.

И тётя вдруг повела с нами беседу о потустороннем мире.

– Вы и впрямь верите, что есть тот свет? – спрашивала она нас. Мы в ответ утвердительно кивали. – Значит, мне не так страшно будет умирать, – сказала тётя. И тут же добавила: – А всё-таки хотелось бы ещё пожить. И при этом быть молодой и здоровой. Ну почему человека обязательно ждёт такой удел: старость, болезнь, смерть?

Мы напомнили тёте о грехопадении Евы и Адама. По этой причине они были изгнаны из рая; сами лишились бессмертия и подвергли этой участи всех своих многочисленных потомков. И теперь, чтобы исправить положение, всем нужно стараться жить достойно и ждать Второго пришествия Христа.

– Вот сволочь эта Ева! – выругалась в сердцах тётя. – Умирай теперь из-за её глупости.

Мы с сестрой невольно улыбнулись.

А на следующий день состояние тёти Нины резко ухудшилось. Нам всё же пришлось отправить её в больницу. Там она и скончалась.

Из письма Зои Бондарцевой,
Московская область
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №08, февраль 2016 года