СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля Помогите отречься от матери
Помогите отречься от матери
04.03.2016 16:55
Даже представить не могу, чем ты будешь за это расплачиваться

Помогите отречься от материЗдравствуйте, дорогая редакция! Если честно, я теряюсь в догадках: что случилось с нашими людьми? В какой момент мы отказались от таких понятий, как «клан», «род», «семья»? Или сыто живём, без потерь и потрясений, раз стали на это способны?

Я иногда консультирую людей – «вижу» некоторые вещи. Нет, не снимаю и не навожу порчу, не заговариваю, не привораживаю, не отсушиваю любовь. Я только смотрю.

На прошлой неделе мне позвонила давняя знакомая, Ирина. Она была у меня пару раз, спрашивала, стоит ли ей открывать магазин детской одежды. И ещё Иру очень беспокоил вопрос здоровья. Но она хорошо знала, что я могу помочь лишь советом.

Ирина сразу начала плакать:
– Что мне делать? Моя мать умирает, тает с каждым днём. Это всё бабка виновата – я же видела, что она «чёрная». Но я только хотела, чтобы мать мне не мешала!
– Чего ты хотела? – переспросила я Иру.
– А чего она везде лезет со своими нравоучениями? – огрызнулась знакомая. – Я попросила бабку сделать так, чтобы мать стала тихой и не причиняла беспокойства.

Далее последовал рассказ, от которого у меня волосы на голове зашевелились.

Ирина с мужем и двумя маленькими детьми живут в доме её матери. Владимир, Ирин муж, периодически не работает, попивает, иногда по весне у него, как у мартовского кота, бывают «случайности» на стороне.

Ирина всё терпит и одна тащит на своих плечах семью и магазин. Дети часто болеют, знакомая оставляет их с матерью, потому что на мужа положиться нельзя. А ребята у неё непослушные, гиперактивные, громкоголосые.

Мать Ирины, Нина Петровна, – женщина уже в возрасте, сильно устаёт от шума и бурной жизни дочкиной семьи. Бывает, молодые очень громко выясняют отношения, с битьём посуды.

Я спросила Иру, почему она не уходит от матери, отчего не снимут жильё и не поживут отдельно. Знакомая ответила: не хотят оставлять маму одну, ей же будет скучно, а так внуки рядом – живи да радуйся.

Только вот что-то Нина Петровна радоваться не хочет. В последнее время вообще сильно закапризничала, то и дело выговаривает дочери, что у той дети непослушные, а муж – вообще алкоголик и гулёна. Мало того, Ирина узнала от матери, будто Вова без спроса берёт из холодильника тёщину еду, а ещё целыми днями разговаривает по телефону с какой-то Олей. Но Ира рассудила так: мама явно наговаривает, хочет поссорить дочь с мужем.

Вот Ирина и пошла к одной бабке – по слухам, очень сильной колдунье. Пожаловалась на свою жизнь: всё было бы хорошо, да мама мешает. Сидеть с детьми отказывается, готовить обед на всю семью перестала, а Ирина сильно устаёт в магазине.

Конечно, Вова бы ей помог, но когда тёща постоянно лезет с придирками, это у кого хочешь отобьёт охоту помогать.

Бабка пожала плечами:
– Не проблема. Есть фотография матери?

Ирина послушно достала из сумочки припасённую карточку.

Бабка взяла фото, обмотала его чёрными нитками, что-то пошептала, покапала воском с горящей свечи, чем-то присыпала и отдала испорченный снимок заказчице со словами:
– Закопай в землю под любым сухим деревом. Мать успокоится и больше мешать не будет.

Ирина послушно закопала фотографию.

С тех пор прошло три месяца. И вот моя знакомая начала замечать, что мать действительно как будто подменили. Нина Петровна стала бледной, молчаливой, начинала говорить и замолкала, издавая тихий стон. Пожилую женщину замучили головные боли, стали отказывать ноги, затем руки.

Всё больше времени она просто лежала в своей комнате, беззвучно шевелила губами и даже не сразу понимала вопрос, который ей задавали. Нина Петровна не просто худела с каждым днём – она таяла словно воск.

– Что мне теперь делать? – вопила Ирина. – Мать умирает, а врачи не могут поставить диагноз. Кому её только не показывала, говорят: «Всё в норме, просто возраст даёт о себе знать». А я знаю, что дело не в возрасте, это бабка мою мать со свету сжила!
– Так, стоп, – остановила я Ирину. – А при чём тут бабка? Ты сама собственными руками закопала мать.
– Но я же не знала! Не думала, что так будет!

Я стала объяснять знакомой на пальцах:
– Смотри. Ты пришла к оружейнику, заказала ружьё, тебе его сделали. Ты выстрелила из ружья в того, кто тебя родил, выкормил, воспитал, – и убила этого человека. Какие претензии к работе мастера? Он ведь качественно изготовил ружьё? Более чем. А стрелял кто? Или тебе нужна была инструкция, что оно может выстрелить?
– А что будет, если я откопаю ту фотографию? – с надеждой в голосе спросила Ирина. – Правда, я плохо помню, где её закопала, но готова копать снег и рыть мёрзлую землю, чтобы достать эту карточку!
– И куда ты с ней пойдёшь? Никто ещё не смог повернуть время вспять. А чем ты будешь расплачиваться за содеянное, я даже представить не могу. Да и не хочу, мне это неинтересно.

Я закончила разговор. Знаю, что Ирина снова ходила к той бабке и просила больше не успокаивать её мать. Но бабка ничего не ответила, развернула мою знакомую и закрыла за ней дверь.

Я долго думала об этой истории. Для меня это что-то из ряда вон выходящее, нечто абсолютно неприемлемое.

Но пару дней назад мне позвонил молодой человек – знаю его давно, вытаскивала из очень тяжёлой ситуации.

– Подскажите, пожалуйста, есть ли обряд, который поможет отречься от рода и от матери? – спросил меня молодой мужчина.
– Есть, – ответила я. – Но чем же тебе твой род так навредил, что хочешь от него отречься? Без роду без племени жить собрался? Долго ли? Или к чужому примкнуть думаешь?
– Да мать надоела, сил нет никаких, – ответил мужчина. – Лезет со своими советами, ворчит каждый день: не так живёшь, не там работаешь…

В ходе разговора выяснилось, что в квартире матери живёт молодая семья: сам мужчина, его жена и маленький сын. Никто не работает – жена в декрете, а бизнес мужчины практически не приносит дохода. То есть жильё мамино, еда – её же. И всё это молодым, конечно, хочется оставить, только маму бы куда-нибудь убрать. Да не просто её одну, а и весь род зачеркнуть, чтобы уже наверняка.

Ещё удивилась про себя: ладно бы этот мужчина был тупой валенок с тремя классами образования, так нет – воспитанный, эрудированный, с высшим образованием, сильный, крепкий парень. Наверное, всё это ему с неба упало.

Я отказалась консультировать его по этому вопросу, просто вломила ему по первое число, объяснив, кто он есть. Но не факт, что он не станет искать того, кто согласится успокоить его мать. Кому же охота признаваться в собственных неудачах? Проще свалить на того, кто рядом. Должен же быть громоотвод, и это – мать, которая вечно зудит и лезет под руку.

Теперь сижу и думаю: неужели это не исключение из правил, а тенденция? Что случилось со всеми нами, если мы готовы бездумно совершать такие тяжкие поступки? В голове не укладывается.

Из письма С.К.
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №08, февраль 2016 года