Дурёху надо поучить
11.03.2016 17:08
Представь, что тебя сбрасывают с моста

Дурёху надо поучитьЗдравствуйте, дорогая редакция! Этой осенью случилось удивительное событие. Ко мне в гости приезжали родная тётя, сестра мамы, вместе с моей бабушкой. Я обеих не видела уже лет пять, живём довольно далеко друг от друга. И приключилась с нами одна странная история.

Когда я была маленькой, мы тоже встречались не очень часто. Так уж сложилась жизнь. А тут дедушке понадобилась срочная и сложная операция. Он лежал в одной крупной клинике, и тёте с бабушкой пришлось пару раз смотаться туда и обратно – реабилитация дедуле грозила долгая. Последний раз по дороге в клинику они решили сделать небольшой крюк и навестить меня и мою семью. Тем более что мы живём ближе к югу, осень у нас мягкая и очень красивая.

Расскажу немного о тёте. Сейчас ей 43 года, и её можно назвать уникальной личностью. Живёт с мужем-тираном, который, к слову, совсем не пьёт, но его нрава боятся все домашние. А в периоды примирения он – тот ещё романтик. И тётя его любит до обморока. Больше мужа она любит только индийские фильмы, дома все полки завалены дисками с сентиментальными названиями.

Когда я один раз была у неё в гостях, посмотрели мы пару таких фильмов – ничего особенного. Я вообще все эти мелодрамы не люблю, а индийские ленты, с моей точки зрения, слишком сентиментальны.

И что интересно – хотя тётя замужем за весьма жёстким и ревнивым человеком, она до сих пор влюбчива. Идём с ней как-то по городу, а она головой вертит: «Ух, какой мужчинка! Да я б с таким… м-м-м!» Но это, конечно, только слова, на деле тётушка никогда не решится на измену. А львиная доля её восклицаний звучит в адрес смуглых красавцев из «Зиты и Гиты» и других индийских фильмов. Кстати, её муж – могучий и темноволосый, так что выбирала с душой, как говорится.

Итак, ко мне приехали тётя и бабушка. Я решила показать им местный парк, где есть очень красивый мост. Но, едва завидев мост издалека, тётя запротестовала:
– Туда не пойдём, вы что! Ещё обвалится!
– В смысле? – не поняла я. – Да он же огромный, здесь по выходным куча народу гуляет.

Мост у нас действительно большой – река широкая. И крепкий – построили ещё в незапамятные советские времена. Но тётя почему-то заупрямилась. Никогда не думала, что у неё есть фобии. Прокатиться на американских горках – для неё сплошное удовольствие, и на чёртовом колесе тоже. Мы всегда считали её экстремалкой. Но в тот день тётя была не похожа сама на себя.

В этот момент по мосту как раз проходила целая свадебная процессия, фотограф и видеооператор снимали лучшие кадры. Красиво там – весь город как на ладони. По назначению мост используют только велосипедисты и другие спортсмены – он ведёт прямо в лес, на местные базы отдыха, но добраться туда можно и другой дорогой, в объезд.

Тётя присела на скамейку, а потом вызвалась сбегать за мороженым. Мы с бабушкой остались одни. И тут бабуля выдала:
– Она совсем как Мария. Всё-таки кровь – не водица!
– А кто такая Мария? – спросила я бабушку.

Нужно сказать, что история нашей семьи малоизвестна, дальше нашей прабабушки мы ни о ком не знали, и бабушка всегда говорила, что не в курсе.

– Тебе я расскажу, – прошептала бабуля. – Тебе одной, потому что ты всегда меня слушаешь. Мария – это моя бабушка, а твоей тёте Наталье – прабабушка. Мне мама про неё рассказывала. А я – никому и никогда, чтобы судьба не повторилась. И чтобы люди не осуждали. С ней вот что случилось.

– Характер у Марии был совсем как у Наташи. Вся такая романтичная, влюбчивая, всё приключений на свою голову искала. Могла влюбиться до беспамятства, а потом страдать из-за того, что суженый не откликается на её чувства. Но родители держали в строгости и следили, чтобы молодуха ни с кем не якшалась. Нашли ей жениха – раньше так было принято. Марии он был противен, и в доме постоянно случались скандалы. Но всё же дело шло к свадьбе. И вот однажды Мария прибежала вся запыхавшаяся и выдала, что полюбила Назара, местного цыгана с серьгой в ухе.

Назар – фигура весьма колоритная, да ещё вдобавок сын цыганского барона. Семья Марии жила тогда далеко отсюда, в какой-то большой деревне. И рядом с ними стоял настоящий цыганский табор. Некоторые из цыган работали, продавали платки, а некоторые жили, не изменяя привычному цыганскому ремеслу, – промышляли гаданием. Назара и его отца обеспечивал табор. Барон решал все вопросы, его боялись и слушались.

Как именно твоя прабабка встретилась с этим цыганским принцем и попала под его чары – загадка. Но в очередной раз влюбилась без памяти и решила, что жить без него не сможет. Родители, разумеется, были против их союза. Но Мария однажды им выдала: «Всё! Сегодня идём с Назаром к реке и прыгаем с моста. Зато на том свете вместе будем, и вы нам ничего не сделаете».

Ну чего ещё ожидать от семнадцатилетней дурочки? Мама заголосила, а отец схватил Марию, стал из неё дурь выбивать. Но вовремя остановился, запер в доме и побежал со своим братом к барону. Пригрозил тому: если сын не отстанет от его дочери, то они сожгут весь табор.

А когда цыганский барон услышал эту историю, у него самого глаза на лоб полезли. После ухода отца Марии нашёл сына, поучил его уму-разуму, а затем собрал совет. Нет, ему не интересна была судьба девушки – барона разозлило то, что из-за неё чуть не пострадал единственный сын. И даже если бы он благословил этот брак, ничего хорошего не вышло бы: парень никогда бы не стал ему достойной сменой. Дело в том, что у цыган так принято: если женился на русской, бароном тебе не быть. Таков закон.
А потому русскую дурёху надо непременно проучить, – так решил цыганский барон.

На следующий день Мария возвращалась с пастбища, где помогала сестре. Вечерело, девушка шла через небольшой мост над речкой. Тут её и нагнали два здоровых дядьки, в которых она признала местных цыган. Один схватил за волосы, второй за ноги. Пытались сбросить девушку с моста. А внизу мелко, одни камни. Когда-то в тех местах была большая река, да вся высохла.

На самом деле убивать Марию никто не собирался – цыганам наказали только припугнуть её как следует. Люди неподалёку слышали, как обидчики кричали: «Ты же хотела броситься с моста. Давай!»

Потом Марию отпустили. Но домой девушка пришла с седой прядью в волосах и белая, как стена. Рассказывать ничего не хотела. С тех пор дальше двора её сложно было выманить – на гулянки с девушками не ходила, на ярмарку не поехала.

В семье подумали и решили перебраться в город, подальше от той деревни. Мария с тех пор сделалась совсем тихой. Безропотно вышла замуж за местного парня Гришку, на кандидатуре которого настояли родители. Родилась дочь – моя мама. Потом ещё сын. Так и жила твоя прабабка, о своей прежней любви накрепко забыла.

Её муж Гришка оказался сволочью. Всю жизнь бил Марию и напивался как чёрт. Но она всё терпела. С годами научилась радоваться тому, что есть, но никогда не выезжала за пределы города. В котором, к слову, и моста-то никакого не было.

В этом же городе прожила всю свою жизнь моя мама, а потом и я. Выросли твои мама и тётя. Историю о Марии знала только я – мама рассказала по секрету. Не хотели наши родные, чтобы потомки об этом знали. Считали, что дурной пример. Но родилась Наташка, и я поняла: пиши пропало. Такая же романтичная и неугомонная, какой, по рассказам мамы, была Мария.

Выросла. Слава богу, замуж вышла за нашего. Я не говорю, что цыгане плохие люди, просто у них своя культура и отношения. С таким же успехом можно выскочить за корейца или японца и потом мучиться – обычаи-то у наших народов разные. А это ой как браку мешает!

Напоследок бабушка предупредила:
– Но ты тёте Наташе об этой истории не рассказывай. Ни к чему ей это.

Рассказ бабушки длился довольно долго, а тёти всё не было. Когда она появилась, оказалось, что всё это время простояла в дальней очереди за мороженым: «Там оно на три рубля дешевле». Мы с удовольствием его съели.

Но дальше нужно было идти к мосту либо возвращаться назад. Я решила всё-таки уговорить тётю.

– Да не может мост обрушиться, он бетонный! И никто не упадёт – четыре метра в ширину! Мы с бабулей пойдём по бокам. Ну, пошли, сфотографируемся, вы раз в пять лет приезжаете!

И тётя Наташа наконец-то сдалась, чему я была очень рада. Но тут произошло непредвиденное.

Едва мы сделали первые шаги по мосту, как тётя стала издавать какие-то хриплые звуки, как будто ей не хватало воздуха. Вся побелела, упала на четвереньки и поползла назад. А вокруг люди. Мы бросились поднимать её, и я краем глаза заметила, что нас снимает оператор с той свадьбы. Вот идиот!

Тётю мы оттащили в сторону, отпоили водой. Уже на берегу она пришла в себя и немного успокоилась. Попросила уйти с этого места. Только дома ожила окончательно. А после того как я рассказала ей об операторе, даже шутила – сказала, что теперь будет искать себя в интернете.

Что именно с ней произошло на мосту, она не понимает. Но испытала сильный шок. Сказала, что больше никогда в жизни на мост ногой не ступит, это опасно, «а вы все ничего не понимаете». Почему-то обратилась ко мне:
– И ты по мосту не ходи. Вот представь, что какой-то ненормальный вдруг столкнёт тебя вниз.

Долго я приходила в себя от слов тёти. Откуда у неё такие мысли?

Из письма Ярины
Фото: Яворская Марина

Опубликовано в №, 2016 года