СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля Семья прекратила существование
Семья прекратила существование
15.03.2016 16:25
«Дома спрятан узелок с приворотом»

Семья прекратила существованиеУважаемая «Моя Семья», выписываю вас давно и с удовольствием прочитываю всю газету. Я прожила достаточно интересную жизнь, имею немалый опыт, и у меня есть что сказать читателям. Может быть, даже предостеречь особо предприимчивых. Никогда не надо прибегать к услугам всяческих магов и колдунов: делать привороты, вредить соперникам или соперницам. Это плохо кончается. Жизнь сталкивала меня с разными проявлениями порчи, кое-что пришлось испытать и на себе. Но рассказать хочу о близком человеке, жизнь которого искалечило колдовство.

У каждого человека своя доля: у одних она счастливая, у других – не очень. Предопределено это свыше или человек сам творец своей судьбы? Наверное, вопрос равнозначен классическим «Кто виноват?» и «Что делать?». Есть мнение, что человеку отпущено то, чего он заслуживает. Мне это кажется неправильным. Знала я одну женщину, глубоко порядочную, добрую, бесхитростную, а судьба ей досталась – не приведи Господь. Звали её Любой, и такой ужасной судьбы, на мой взгляд, она не заслужила.

Родилась Люба в крестьянской семье в сибирской глубинке. Бог наградил её скромностью и приятной внешностью. Парни на неё засматривались и не прочь были бы взять в жёны, но она вышла замуж за человека, который пользовался в деревне недоброй славой. Бука и дебошир, он всеми правдами и неправдами добивался внимания деревенской скромницы. Добился, но очень грязным способом: обратился к колдунам за приворотом. Видимо, сработало.
После свадьбы сразу же заявил молодой жене:
– Ты у меня теперь как собака на цепи будешь выть, рваться, но никуда не денешься!

Так и получилось. Из деревни он перевёз её в леспромхозовский посёлок. Стал пить, в подпитии тиранил семью, ревновал жену ко всем и вся, даже к ровесникам сыновей. Остановить мужчину, когда он хватался за ножи, топоры и даже за ружьё, могла только моя бабушка. Она без страха, с молитвой подходила к нему и говорила:
– Ну что, Михалыч, воюешь? Нашёл с кем – с бабой и детишками. Стыд-то какой!

И он затихал, уходил спать, а Люба с сыновьями оставались у нас. Когда хмель проходил, Михалыч шёл к жене просить прощения. Смотреть в глаза моей бабушке он стыдился.

Однажды сказал:
– Не любит меня жена, вот я и бешусь, когда напиваюсь. А жить со мной будет: у меня дома спрятан узелок с приворотом.

На что бабушка ему ответила:
– Богом не слюбится – чёртом не возьмёшь.

А Люба стала искать этот узелок, чтобы уничтожить. Перерыла весь дом сама, потом искала с младшим сыном. Мысль об узелке её не оставляла, поиски стали навязчивой идеей. И ведь нашла! Это была чья-то шерсть, завёрнутая в бумажку и перевязанная разноцветными нитками. Взяла узелок, вынесла во двор и сожгла. Потом рассказывала:
– Ощущение было такое, будто с меня потихоньку стала слезать кожа, а вместе с кожей уходило напряжение, державшее многие годы. Когда с работы пришёл муж, я вдруг посмотрела на него без страха.

А вот Михалыч сдулся, как воздушный шарик. Прекратил пить, тиранить жену, завёл пчёл, много времени проводил на пасеке или рыбалке.

Известно, что колдовство – один из смертных грехов. Страшно то, что за этот грех кара постигает не того, кто прибег к колдовству, а его детей и даже внуков. И для Любы наступила вторая волна испытаний. Это было ужаснее бессонных ночей, когда пьяный муж кидался на неё с топором или ножом.

Сначала у среднего сына родился ребёнок с плохо развернувшимися лёгкими. Мальчика берегли, лелеяли и испортили излишним вниманием: вырос ни к чему не приспособленный потребитель и алкоголик; не дожив до 30 лет, он умер. А отец мальчика, Любин сын, уличив жену в измене, не смог справиться с обидой и покончил самоубийством. Ему тоже не было 30 лет.

Новое горе не заставило себя ждать: посадили в тюрьму младшего сына Любы. Отсидел он четыре года, вернулся законченным циником. Ни отцу, ни матери не подчинялся, не вылезал из притонов. Недолго куролесил. Наступили страшные 90-е, попал в среду «братков». Видимо, с кем-то что-то не поделил, и его отравили. А ему не исполнилось и 30 лет.

Люба отправила старшему сыну телеграмму о предстоящих похоронах, а оттуда – встречная телеграмма: разбился насмерть только что вернувшийся из армии двадцатилетний Любин внук.

Как пережить такое? От горя Люба почернела. А тут вдобавок ко всему парализовало её мужа, и вскоре он умер. Осталась совсем одна.

Вдруг откуда ни возьмись появились в её доме люди из религиозной организации «Свидетели Иеговы». Стали утешать, обласкали, и она им поверила: начала ходить и даже ездить на собрания, приглашать к себе в дом, убедила себя в том, что «вера у них правильная». Фанатиком, правда, не стала, но пошла на поводу у «сестёр» и совершила самый страшный поступок в своей жизни: сожгла завещанную ей старшей сестрой намоленную икону.

На следующий день после совершённого святотатства Любу парализовало. Осмысление того, что случилось, пришло к ней, когда потихоньку начала передвигаться и обслуживать себя самостоятельно. От «свидетелей» стала отдаляться. Одна из «сестёр» познакомила её со своим братом-вдовцом. Они понравились друг другу и решили жить вместе.

Первоначально вопрос об оформлении брака не стоял: обоим было уже за 70, и сближало их, конечно, только одиночество. Взаимная поддержка, общие темы разговоров, одинаковый график приёма лекарств… Что ещё нужно далеко не молодым пенсионерам? А люди из организации зароптали: потеряли «сестру», а вместе с ней и её финансовые вложения, поэтому в адрес Любы пошли упрёки якобы за то, что она живёт с дедушкой не в браке.

Совестливая Люба поначалу корила себя. Но когда рассказала мне, что её мучает совесть, я обстоятельно объяснила, что своей жизнью она должна распоряжаться сама, что у тех же «сестёр» есть семьи и они не знают, как давит одиночество. Она сделала выбор не в пользу «свидетелей», поэтому и начались нападки. Нужно подумать о себе хотя бы на склоне лет, и так вся жизнь пошла под откос.

После нашего разговора Люба порвала со «свидетелями» окончательно, так как убедилась, что их вера ей ни в чём не помогла: молитвы Иегове не спасли старшего сына от алкоголизма, он умер. Эта утрата отняла остатки здоровья. И с Трофимычем (так звали дедушку) ей выпало жить недолго. Очередной инсульт сделал своё чёрное дело, Люба умерла.

Не стало доброго, светлого человека. Люба не заслужила такой судьбы. Мужнино колдовство не только ей принесло несчастье, но и сломало жизнь её детям, не пощадило внуков. Семья прекратила своё существование. Страшно.

Чем же вызвана цепь несчастий? На мой взгляд, вот чем: тёмные силы не шутят, они не терпят вторжения в их мир и жестоко мстят тем, кто решился на такое безрассудство.

Так что слова «человек – хозяин своей судьбы» в случае с Любой – не в строку. Жизнью прекрасной женщины манипулировали с помощью колдовства.

Из письма Надежды,
Красноярский край
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №10, март 2016 года