СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Богема Анастасия Волочкова: Пока есть чем привлекать внимание, я буду это делать
Анастасия Волочкова: Пока есть чем привлекать внимание, я буду это делать
11.04.2016 14:50
Анастасия Волочкова:Имя Анастасии Волочковой овеяно слухами, скандалами и мифами. Ей приписывают романы со многими известными мужчинами, упрекают в том, что она «высокомерна, не умеет одеваться и краситься» и совсем не так танцует. Анастасия назначила интервью у себя дома. «Настя», – представляется она, протягивая руку; на лице минимум косметики, из одежды – джинсы и блузка в полоску, всё строго и стильно. И в общении с ней я не заметила высокомерия или снобизма. Волочкова зовёт помощницу по хозяйству, Раечку, чтобы та сварила нам кофе. Если хотите узнать характер человека, посмотрите на поведение его домашних. «Хозяюшка Раечка» работает у балерины много лет и чувствует себя здесь спокойно и уверенно. Настя всегда обращается к ней только на «вы».

– В «Ледниковом периоде» вы показали себя как фигуристка, в шоу «Две звезды» выступали в качестве певицы. А в апреле попробуете себя в новом амплуа – драматической актрисы.
– Это совершенно новый опыт, хотя у меня были две актёрские работы в кино – в детективном сериале «Место под солнцем» и в фильме «Чёрный принц» о Пушкине, где я сыграла Наталью Гончарову. Честно признаюсь, когда режиссёр Иосиф Райхельгауз, руководитель театра «Школа современной пьесы», предложил мне роль в спектакле «Пришёл мужчина к женщине», я отказалась. Сказала: «Извините, Иосиф Леонидович, я в этом не участвую, слишком много тут бытовухи!» Но он всё же меня убедил, пообещав, что создаст совсем другой спектакль. Так что история о подготовке к этой работе – отдельная драма! (Смеётся.)

– С какими же сложностями вы столкнулись?
– Недавно посмотрела фильм о знаменитом итальянском актёре Марчелло Мастроянни. Он говорит, что театр – это место, куда не проникает солнце, где всё зависит только от тебя. В кино есть возможность снять множество дублей, а на сцене ты живёшь здесь и сейчас.

Анастасия ВолочковаЧто касается сложностей, то пьеса «Пришёл мужчина к женщине» рассчитана на двух актёров, и мне пришлось выучить пятьдесят страниц текста. Другая трудность – нехватка времени: у меня концерты, ежедневный обязательный балетный класс, и всё это пришлось совмещать с многочасовыми репетициями. Мне повезло, что Иосиф Леонидович не только талантливый режиссёр, но и тонкий педагог, который помогает человеку раскрыться, поверить в себя. И, конечно, очень повезло с партнёром, замечательным артистом Саидом Баговым.

В пьесе высказываются мысли, созвучные моему мировоззрению. Ведь многое в нашей жизни утекает сквозь пальцы, а грусть и тоска остаются. И очень трогательна сама история о том, как мужчина и женщина смогли влюбить в себя друг друга. Но мне не нравились определённые моменты – когда, например, герои ругаются, словно они на коммунальной кухне. Или когда моя героиня спрашивает своего возлюбленного: «Ты реально хочешь связать со мной жизнь?» – при этом она связывает мужчину чулками да ещё пинает его ногами. Всё-таки речь идёт о духовной привязанности, а не о том, чтобы превращать мужчину в червяка.

– В спектаклях театра «Школа современной пьесы» играют многие знаменитости. Я знаю, что телеведущая Татьяна Веденеева предпочитает выступать на сцене в собственных нарядах.
– Скорее всего, я тоже буду играть в своих костюмах. Хотя пьеса написана давно, мы с Саидом Баговым играем современных людей, и сегодня странно смотрится, когда моя героиня, молодая женщина, сотрудница компании мобильной связи, ходит дома в старом рваном халате. Поэтому модельеры Ирина Степанова и Екатерина Забегина специально создают мне театральные наряды. Катя делает уникальные платки из шёлка ручной работы, один из которых есть даже у английской королевы, а мне она сшила халатик из крепдешина, расписанный вручную. И ещё мастера, которые помогали мне с ремонтом в моём доме, оформляли домашний театр, сделают для нашего спектакля новые декорации.

– Мы с друзьями ходили на один из ваших концертов. Признаюсь, перед началом все были настроены скептически, но с концерта и я, и мои друзья, и их взрослые дети ушли, совершенно вами очарованные. Будете ли делать новое шоу и собираетесь ли включать песенные номера?
– Я балерина, а не певица, хотя мне нравится петь; уже записано одиннадцать песен и снято три клипа. Ведь танец – безмолвное общение со зрителем, и это безмолвие меня несколько сковывало. Поэтому в своих концертах я пою и танцую, а в перерывах между номерами общаюсь со зрителями. Люблю ломать стереотипы и делать что-то своё, ни на что не похожее, неординарное. Первой среди балетных сделала сольный концерт. Помню, мы печатали афиши на копировальной машине, и я боялась, что буду танцевать перед пустым залом. Слава богу, он оказался полным. И сегодня я хочу подготовить новое необычное шоу со спецэффектами и цирковыми номерами.

– Вы часто устраиваете благотворительные концерты, на которых выступаете вместе с детьми. Когда я ждала друзей у входа в концертный зал, стоявшая рядом женщина весьма убедительно сообщала, что «будут выступать только дети, сама Волочкова на сцене точно не появится».
– Это в Москве? (Смеётся.) А представляете, что говорят люди, когда я приезжаю с концертами в регионы? Многие искренне уверены, что точно не появлюсь или на сцену выйдет двойник Волочковой! В прошлом году я дала шестьдесят концертов, и для меня важно, что вместе со мной выступают местные детские танцевальные группы. У нас в России очень много талантливых детей, есть коллективы, которые не имеют возможности выйти на большую сцену, и я рада, что могу её им предоставить. В этом вижу своё предназначение – танцевать, петь и привлекать детей в мир прекрасного.

– Многие знают, что в балете всё непросто. Но после американского фильма «Чёрный лебедь», сериала «Плоть и кости» и особенно после случая, когда худрука балетной труппы Большого театра облили кислотой, складывается впечатление, что мир балета – это вообще бои без правил.
– Я работала в Мариинском и Большом театрах, в труппе Английского национального балета. Могу сказать, что на Западе совсем другая атмосфера! Конечно, там тоже есть конкуренция, но нет такой жестокости, как у нас. Причём борьба за место под солнцем начинается с детских лет. Когда я училась в Вагановском училище, нередко случалось так, что мои школьные тетрадки оказывались разбросанными по раздевалке, босоножки прятали за батареи, специально подрезали ленточки на моих пуантах, чтобы в ответственный момент, на экзамене, они оборвались. И если у меня что-то не получалось в танце, часто приходилось самой искать выход из положения. Повезло, что со мной тайно стала заниматься Эльвира Валентиновна Кокорина, её дополнительные уроки и сделали из меня балерину.

alt

В пятнадцать лет меня от училища отправили на стажировку во Флоренцию. Днём и ночью я пропадала в балетном зале у педагога Марии Розы, там царила удивительная творческая атмосфера. В конце занятия все ученики аплодировали – так на Западе принято благодарить педагога. И на аплодисменты в класс прибегала собачка Марии, йоркширский терьер Бришелла, – она вставала на задние лапки и всем кланялась.

А ещё меня во Флоренции поразили концерты и кинопоказы на площадях. И говорящая ворона, которая, словно попугай, жила в клетке у хозяина местной лавки. Она бодро говорила: «Пронто!» – «слушаю» по-итальянски, – а затем начинала считать: «Уно, дуэ, трэ, кватро…» Моя мама Тамара Владимировна, наблюдая за этой птицей, однажды заметила: «Здесь даже вороны говорят по-итальянски».

– Наверное, самая жёсткая конкуренция была в Большом театре?
– Там со мной произошла совсем неожиданная история. Тогда в театре вместо охранников сидели бабушки, которые вязали шарфики да чулочки. И вот они меня предупреждали: «Настенька, закрывайте гримёрную, когда идёте на сцену, а то могут вам и стёклышко подсыпать, и ленточки подрезать!» Я смеялась над их словами и думала: «Ну что такого мне могут сделать? Ну косметику возьмут, куплю новую».

Анастасия ВолочковаИ вот во время спектакля «Лебединое озеро», где я танцевала Одетту – белого лебедя и Одиллию – чёрного, в перерыве в белой пачке возвращаюсь в гримёрную и вижу, что нет моей чёрной пачки, а вместо неё лежит чужая. Моя пачка была вся отделана перьями и стразами – люблю стразы и на сцене, и в жизни, а эта – скромная пачка кордебалетного лебедя. Но тут на лифе увидела свою фамилию и поняла, что, пока была на сцене, кто-то нарочно срезал с моего костюма все украшения и отделку! Я так рыдала в антракте… И мама, которая меня успокаивала, сказала: «Главное – не костюм, а твой талант. Надевай перо (головной убор) и иди на сцену!» Я надела чёрную ободранную пачку и перо Майи Плисецкой и пошла танцевать.

– А откуда у вас перо Майи Плисецкой?
– О том, что оно существует, я узнала от Николая Гришко, известного в балетном мире бизнесмена. Он дал мне его, и я в нём в 1996 году выиграла Международный балетный конкурс имени Сержа Лифаря. А затем это перо уже лично мне подарила Майя Плисецкая. Потом она подарила мне и балет – «Кармен-сюиту».

– У вас немало поклонников. Я читала о чилийском миллионере доне Мигеле, который хотел подарить вам уникального коня. Это правда?
– Да. У меня был гастрольный тур по Южной Америке, и в Сантьяго, столице Чили, после концерта у выхода из театра меня ждали зрители, которым я раздавала автографы. Увидела мужчину в возрасте в чёрном кожаном плаще и сомбреро, который терпеливо ждал, когда толпа поклонников рассосётся. Он подошёл ко мне последним, сказал, что был на спектакле, впечатлён и хотел бы пригласить меня и моих коллег на ужин. Мы согласились. Дон Мигель оказался очень приятным, интеллигентным человеком, даже предложил нам помощь в гастрольных переездах.

– А на каком языке вы разговаривали?
– На английском, конечно. (Тут же переходит на английский.) Я учу этот язык с семи лет! (Смеётся.) Но продолжу. И вот мы приезжаем в аэропорт, где стоит частный самолёт дона Мигеля, и думаем: наверное, ждёт нас в салоне на диване с бокалом белого чилийского вина. Никто не предполагал, что дон Мигель окажется за штурвалом и станет сам управлять самолётом!
Потом мы были у него на большом ранчо, где живут около двухсот лошадей. Я люблю лошадей и езжу верхом двумя аллюрами – галопом и рысью. Но, конечно, мчаться на коне по прерии – особенное удовольствие! И дон Мигель сделал мне два подарка. Один – бело-золотое платье; он сказал, что купил его по случаю, но некому было подарить, поэтому ждал появления женщины, которой бы оно подошло. А вторым подарком оказался белый породистый конь по кличке Бриз. Дон Мигель был готов даже оплатить его перелёт в Москву, но я отказалась – подумала, что после раздольной жизни на ранчо Бризу придётся нелегко в наших краях, да и содержать такого коня довольно дорого.

– Вам часто дарят животных?
– Случается. В прошлом году Бари Алибасов, зная, что люблю всё белое, подарил мне на день рождения маленького белого козлика, который родился в один день со мной, 20 января. Сначала я даже побоялась взять его на руки, его взяла моя дочь Ариша. Помню, кто-то спросил маму, как она относится к такому подарку, и она ответила: «Это самый прекрасный козёл, который встретился на пути моей дочери!» Потом белый козлик поселился у нас в доме, спал на диване на подушке и был ласковым, словно котик. Но вскоре он стал расти, и моя хозяюшка Раечка замучилась за ним убирать. В общем, мы отдали нашего козлика в частный зоопарк при конном клубе, где он счастливо проводит время.

– Вас называют королевой «Инстаграма» (сайт для распространения фото- и видеоматериалов в интернете). На вашей странице нередко появляются довольно откровенные снимки, где вы полуобнажённая на мальдивских пляжах, или босая на льду, или распаренная после русской бани. Зачем вам это?
– Я освещаю свою жизнь как она есть. А разве люди загорают на пляже в костюмах или парятся в бане, будучи в пальто? Если эти фотографии не выложу я, за меня это сделают другие – папарацци, профессионалы или любители. И потом, я сейчас в прекрасной форме и горжусь своим телосложением, хотя, возможно, не всем нравится моя фигура. Но уверена, что не каждая женщина в моём возрасте – а мне сорок лет – имеет такую фигуру и может позволить себе надеть на пляже подобные трусики. И далеко не каждая может похвастать такой растяжкой и сесть на прямой шпагат.

Признаюсь, мне всегда хотелось и хочется привлекать к себе внимание, и, пока есть чем, я буду это делать! Пускай кто-то восхищается Волочковой в купальнике, а кто-то от зависти кусает себе локти. Не вижу в этих фотографиях ничего пошлого, на мой взгляд, в них всё гармонично. А тем, кто меня осуждает, советую заняться собой и своей фигурой – оторвать от дивана попу и сходить в спортивный зал или на беговую дорожку. Только не пробуйте так же высоко поднять ногу, как я, – вам это не удастся.

alt

– Прочла в вашей книге «Записки русской балерины», что человек, который вручал вам награду, звание заслуженной артистки России, и хвалил за достижения в области балетного искусства, спустя год сказал, что место Волочковой – «последний лебедь в четвёртом ряду». Как вы выдерживаете многолетний прессинг негатива и лицемерия?
– Я прекрасно понимаю, что люди не прощают красоты и успеха. На какие-то вещи стараюсь не обращать внимания: собака лает – караван идёт. К каким-то отношусь с юмором, я умею посмеяться над собой. Но считаю, что при любых обстоятельствах важно быть человеком и уметь прощать промахи, обиды и принимать друг друга такими, какие мы есть.

– Анастасия, о чём вы сожалеете?
– О том, что я слишком доверчивый и открытый человек и порой зря распахиваю душу. Что же, пусть это будет самым большим моим недостатком.

Расспрашивала
Наталия ГРИГОРЬЕВА
Фото: Игорь Пискарёв

Опубликовано в №14, апрель 2016 года