Старичьё приносит пользу
16.04.2016 00:00
И вот тогда я наконец уйду на пенсию

Старичьё«Старичьё» – так называют нас, ветеранов труда, пользующихся льготным проездом. Называют немногие, но всё равно обидно. Да, мы старичьё, но мы не дармоеды. Конечно, в природе существуют старички и старушки, ладненько сидящие на шее государства и своих детей, но лично я таких не встречала. Только в передаче Андрея Малахова видела, как одна такая шустрая старушенция подала в суд на детей, чтобы те платили ей алименты: дескать, ей своего нового дружка надо вкусненько кормить. Я же хочу рассказать о тех старушках, которых большинство.

В пять утра стоим на автобусной остановке. Кто такие? Зачем? Мы уже все перезнакомились, ждём свой номер, волнуемся – не опоздать бы. Куда же так спешим?

Одни – на работу, чтобы успеть вымыть полы до начала трудового дня в офисах, бутиках, кафе; это небольшая, но спасительная прибавка к пенсии в 6–7 тысяч рублей. Помогает выжить.

Другие едут уже к взрослым детям, чтобы отпустить их на работу, а самим заняться внуками: проводить в школу, детский сад или посидеть с ними дома. А попутно наварить щей, купить хлеба, убрать в доме, погладить бельё. Другими словами, порадовать своих кровинушек, измотанных ранним подъёмом, недосыпанием, работой, проблемами.

Есть ещё одна категория старичья: эти отдали свои квартиры детям, а себе купили малогабаритное жильё, на которое взяли десятилетние кредиты. На выплату кредита уходит ровно вся пенсия, вот и едут они вкалывать за гроши, чтобы купить себе немудрёных продуктов.

Я же каждое утро на перекладных езжу из города в деревню, где нет учителя иностранного языка, – ну не хочет молодёжь работать в селе за копейки. А мне ребятишек жалко, они дельные, хотят учиться, выбиться в люди, а как сегодня это сделаешь без иностранного языка?

Хотя немного лукавлю: как только найдётся молодой учитель, я наконец уйду на пенсию. Но пока его нет, наслаждаюсь любимой работой, каждый день улыбаюсь милым мордашкам моих учеников, вместе с ними преодолеваю барьеры басурманской грамоты, про себя иронизирую над юношеским максимализмом и детской снисходительностью ко мне. И, кстати, никакого «старичья» – вижу предельно корректное и бережное отношение коллег и руководства.

Ну а с наступлением весны у нас начинается праздник: оживают наши любимые дачи, дарами с которых мы гордо делимся с детьми, внуками, племянниками. Овощи, фрукты, ягоды, зелень – всё это, выращенное с любовью, волочём на своих тележках, чтобы подкормить родных и любимых. Не просим заехать за нами на машине, а кряхтим сами, мы же так боимся создавать неудобства!

Так что мы приносим реальную пользу, мы необходимы, значимы – и это даёт нам силы, наполняет жизнь смыслом, мы от этого не стареем. Пожилые, а вовсе не старенькие люди, мы нужны, мы любим и любимы. И дети ценят наши усилия, они с нами ласковы, нежны и заботливы.

А теперь, не совсем в тему, хочу немного побузить. Наш город делится на Старый и Соцгород. Чтобы из Соцгорода добраться до Старого или попасть на автовокзал, откуда я каждый день езжу на работу, надо дождаться единственного маршрута – №2.

Мало того что этот автобус ходит нечасто, так в последнее время вообще стал хулиганить: сегодня он есть, а завтра – нет: или решит идти по другому маршруту, или вообще где-нибудь простаивает. Вот мы и стоим, ждём первого рейса в 5.30 утра. Собирается много народу: волнуемся, нервничаем, опаздываем на работу и на автовокзал, из-за чего я, например, пропускаю свой сельский автобус и не успеваю на уроки. Кому только ни жаловались на этот маршрут, но воз и ныне там.

Стоит толпа, заводится, и злятся молодые на нас, «бездельников», которые вместе с ними берут штурмом несчастный «ПАЗик». Может, будь всё по-другому – тогда бы мы, старичьё, реже получали от молодёжи порцию неприязни и высокомерия?

Из письма Инессы Климовой,
г. Димитровград, Ульяновская область
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru


Опубликовано в №15, апрель 2016 года