Дешёвая лапта оптом
14.05.2016 00:00
Когда они слышат что-нибудь хорошее о нашей жизни, то исходят жёлчью

Дешёвая лапта оптомЗдравствуйте, уважаемая редакция! Читаю «Мою Семью» уже много лет, каждый номер от корки до корки. И вот сама решила написать. Вы нередко печатаете письма с рассказами о расчётливых и бережливых людях, экономящих на всём, которые не только сами так живут, но и других учат. А мне сразу пришла на ум одна семья. Только если у авторов опубликованных вами заметок в качестве «экономных» выступают друзья-приятели, то у нас это близкие родственники: моя тётя с мужем и две их дочери.

Мы живём в разных городах. Наша семья в 2003-м переехала в Санкт-Петербург, а тётя с родными живёт в Читинской области, там же, где мои бабушка и дедушка. Поэтому мы виделись всего раз в год, летом.

Их экономность не сразу бросалась в глаза. 13 лет назад они купили четырёхкомнатную квартиру в посёлке, сделали в ней ремонт своими руками, со временем приобрели машину. Но чем старше я становилась, тем яснее понимала, как на самом деле они живут.
Наши родственники всегда отоваривались только в оптовых магазинах и с большим запасом, причём брали лишь самое необходимое. Когда мы с мамой приезжали из Петербурга, то останавливались у бабушки с дедушкой. Продукты покупали сами, в том числе для меня, тогда ещё ребёнка, – лимонад, чипсы, сладости. Но когда в гости приезжала семья тёти, всё это очень быстро исчезало.

Конечно, было обидно, но мама всегда учила меня не жадничать. Мои двоюродные сёстры не видели того, что в своё время получала я, поэтому тётя постоянно говорила, что родители меня сильно балуют.

В детстве мы очень дружили с сёстрами, разница в возрасте у нас небольшая: Катя старше меня на четыре года, а Вика – младше на два. Но даже тогда они часто вдвоём вставали против меня. Ведь они всё-таки родные, а я им – двоюродная. С возрастом мы всё больше отдалялись друг от друга,  особенно когда мы с родителями  переехали в Петербург. После этого они, как мне кажется, стали нам завидовать.

Целый год бабушка с дедушкой пополняли мою копилку и, когда я летом приезжала, дарили мне небольшую сумму. Сёстры считали это несправедливым: почему им не заводят такие копилки? А дело в том, что в течение года они получали от дедушки и бабушки много карманных денег, да вдобавок на дни рождения и праздники. Но это, по их мнению, не считалось.

Когда у всех стали появляться дивиди-плееры, я привезла много дисков с фильмами и мультиками; в посёлке они продавались, но не было такого разнообразия. Сёстры попросили у меня диски посмотреть. Естественно, дала им, не жалко. В итоге, когда собралась уезжать и попросила вернуть фильмы-мультики, они каким-то магическим образом бесследно исчезли из их квартиры, и больше я их не видела. Было обидно. Я и так могла бы оставить им диски. О пропаже таких мелочей, как резинки для волос или бижутерия, уже и не говорю.

Когда мне исполнилось 14 лет, родители не смогли поехать в Читу из-за работы, а семья тёти как раз собралась к нам в гости. Решили, что туда я отправлюсь одна на самолёте, а обратно уже вернусь на поезде под тётиным присмотром. Оттуда на поезде четверо суток до Москвы, а потом ещё восемь часов до Санкт-Петербурга. Дорога меня не пугала, так как мы с мамой не раз проделывали этот путь. Но сказать, что это была моя худшая поездка, – ничего не сказать.

В дорогу они купили только дешёвую лапшу, оптом, много. У меня был отдельный бюджет, и что-то я покупала сама. Ехали в плацкарте, но так как их оказалось четверо, то они заняли места в одном купе, а меня отправили в конец вагона. Это притом что мне было всего 14, а старшей, Кате, – 18. Воду мои родственники не покупали. Наливали в пустые бутылки кипяток и ждали, когда остынет. И меня заставляли делать так же. Но я покупала на станциях лимонад или квас, после чего ко мне прибегала Вика и просила попить, забирала бутылку и не возвращала. То же происходило и с продуктами: если я, например, брала клубнику, то успевала съесть лишь несколько ягод. Они же ничего не покупали. Так за поездку я истратила почти все деньги, подаренные бабушкой и дедушкой.

Помню, когда мы уже были в Москве, я зашла в «Макдональдс». Вика увязалась за мной. Я купила себе какой-то бургер, а она, глянув на цены, заказала себе только соус и ела его просто так.

В Питере они также ничего не покупали и питались только тем, что готовили мои родители. Как-то раз мы гуляли по городу и проходили мимо нашего с мамой любимого кафе, где готовили наивкуснейшие кавказские пироги – хычины. Я выпросила у мамы денежку, купила один, вышла на улицу. Не поверите, не успела его вытащить из пакета, как они налетели, словно вороны, и разодрали на четверых этот несчастный пирог. Мы с мамой переглянулись, но тактично промолчали.

Пару дней спустя, гуляя по центру города, снова наткнулись на злосчастный «Макдональдс». Мама сказала тёте:
– Пойдём детей покормим.
– Нет, – ответила та, – мои дети такое есть не станут!

Недолго думая мама купила для нас с ней, и снова повторилась та же история: Вика с Катей накинулись на этот фастфуд, который они «не едят», – одной рукой засовывали в рот, другой хватали со стола. И смешно, и грустно.

Дома у меня был свой косметический стол, и Вика ехидно спрашивала:
– И зачем тебе столько духов? А кремы и косметика? Мы вот с Катей не красимся, потому что и так красивые!

Да, но вот только после их отъезда я заметила пропажу пары флаконов духов, и теней, и помады. Видимо, не такие уж и бесполезные это вещи, особенно если за них не платить. То, что Вика подворовывала, я замечала всегда, и её гадкую и лицемерную сущность – тоже. На этой почве мы часто ссорились с мамой, считавшей, что я вру и наговариваю на кузину.

Окончив школу, я поступила на заочное отделение на бюджетной основе. Катя училась в Чите на платном. И, вероятно, из зависти они начали надо мной смеяться и говорить, что поступить на заочку может любой дурак, якобы высшее заочное образование бесполезно. А я была рада, так как начала официально работать в хорошем месте и стала сама себя обеспечивать. Кате же учёбу оплачивали родители, и сама она висела на их шее. Хотя в школе была круглой отличницей, а у меня водились тройки, и её ставили мне в пример.

Несколько лет назад мама ездила без меня в отпуск в Читу, у неё произошла крупная ссора со всей семьёй. Не буду вдаваться в подробности, скажу лишь, что тётя провернула некую аферу с домом дедушки и бабушки, а их самих отправила жить в родной посёлок.

Сёстры орали на мою маму, обвиняя её в том, что уехала далеко от родителей. Меня назвали расточительной, якобы бросаю деньги на ветер, на минуточку, заработанные мною в 18 лет. Мне воспитание никогда бы не позволило орать на тётю, на человека старше по возрасту, а случись такое, мама бы сразу прикрыла мне рот. Но тётя сидела, слушала и прямо сияла от счастья, что дети за неё пасть порвут.

Потом мама сказала, что я была права на их счёт, и долго удивлялась, почему сама этого никогда не замечала.

Со временем обида прошла, мама поддерживает с ними контакт, иногда созванивается, переписывается, но такой тесной связи, как раньше, уже не будет. Теперь семья тёти живёт далеко от бабушки и дедушки, и я не видела их уже несколько лет. Иногда тётя звонит мне, поздравляет с днём рождения, но не более.

Катя недавно вышла замуж, и от второй своей тёти, с которой мы в хороших отношениях, я немного знаю о её жизни. Сказывается родительское воспитание: продукты она закупает по принципу «если на другом конце города масло дешевле на 5 рублей, то надо покупать его именно там». Сестра всегда в курсе всех акций и скидок, никаких излишеств не позволяет, всё только самое необходимое. Узнав однажды, что тётины туфли стоят 4 тысячи рублей, Катя чуть в обморок не упала.

– Да я, – говорит, – на такие деньги себе десять пар обуви куплю!

Естественно, когда кто-нибудь из этой семейки узнаёт что-то хорошее о нашей жизни, то они все исходят жёлчью. Я сдала сессию на отлично? «Подумаешь, заочка». Парень подарил мне шубу? «Скорее всего, китайская, на один сезон». Родители купили дорогой телефон? «Фу! Такой только ради понтов и покупают. Шестой айфон? А чего сразу не десятый?» Получила водительские права, накопила на машину? «Пф! Наверное, права купила и машину сразу разобьёт». И так далее, и тому подобное.

Печально, конечно, особенно когда так себя ведут родственники, семья. Но их уже не исправишь, лучше просто не обращать внимания, ведь каждый сам решает, как ему жить.

Из письма Алины
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №19, май 2016 года