СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля Ты же неверующая, станешь смеяться
Ты же неверующая, станешь смеяться
21.06.2016 12:44
«Я пошлю к тебе помощника в красной рубашке»

Ты же неверующая, станешь смеятьсяЗдравствуйте! Эту историю поведала мне попутчица в поезде. Не буду рассказывать о том, как мы в ходе приятной беседы пришли к теме веры, но именно она послужила началом откровенной исповеди. Для удобства пишу от лица рассказчицы.

«Выросла я в семье ярых атеистов. Всё, что касалось Бога, веры и церкви, пресекалось или высмеивалось. Не могу сказать, что была такой же нетерпимой к вере, как мои родители, скорее вяло с ними соглашалась. Вот так и выросла. Окончила университет, вышла замуж, сына с дочкой родила. Правда, по настоянию смертельно больной бабушки детей крестила, но больше для того, чтобы уважить тяжелобольную. Дальше крещения у них дело не пошло. Муж не настаивал, а я как-то и не думала об этом.

Когда моему сыну было 23 года, он погиб в аварии. Всегда молодая не по годам, я поседела за одну ночь – хоронила первенца. Больнее всего было от мысли, что его уже нет. Вообще нет. Совсем нет. Абсолютно нигде нет. То есть человек умер, его закопали, он сгнил, и всё. Потому что в учение церкви о загробной жизни я не верила.

Сына не отпевали, я не видела в этом смысла. Похоронила, как-то жила дальше, дочка и муж поддерживали.

Примерно через полгода после этого несчастья мне приснился сон, в котором сын просил никуда назавтра не ехать. А если всё-таки поеду – чтобы аккуратно вела автомобиль Я действительно собиралась в соседний город к больной сестре, а на обратном пути думала к дочке заскочить на часок. В конце нашей встречи сын сказал: «Я попрошу послать за тобой помощника в красной одежде, он спасёт. А Ольке привет передай и скажи, что они с Каринкой молодчины. Спасибо им большое. И помни: я всегда с тобой».

Проснувшись, я очень удивилась, потому что до этого сын ко мне во сне ни разу не приходил. А тут приснился, да ещё и о своей сестре Оле вспомнил. Сразу стало тоскливо, оттого что это всего лишь сон, игра разума, а мальчика моего никогда не вернуть. Но одёрнула себя – предстояла недолгая поездка в соседний город, я за рулём, так что нужно быть собранной и спокойной. Слова сына всерьёз не восприняла, списала на работу утомлённого мозга.

Выехала из дома. И где-то на половине пути меня подрезала фура. Я резко затормозила и съехала на обочину. Благо кювета не было, кувырком не пошла, только машину немного развернуло, и всё. Остановилась, сердце бешено колотилось. Посидела. Вроде успокоилась. Стала заводить машину, а она не заводится. И так и сяк пробую – ну не заводится, хоть плачь! И на дороге больше ни души.

Сижу за рулём, откинулась на сиденье, глаза закрыла, пытаюсь успокоиться. И тут слышу робкий стук в стекло. Открываю глаза и вижу – стоит парень, улыбается. Открываю дверку, он говорит:
– Ну, слава богу, вы живы! Я испугался. А что у вас случилось? Авария или просто заглохли?

Рассказала ему, как было дело. Он попросил поднять капот, что-то там поковырял. Потом попросил ещё разок крутануть ключ зажигания. Машина, к счастью, завелась. Говорю: мол, спасибо вам, денежку возьмите за помощь. Отказался со словами: «Не возьму. Если за каждую мелочь брать плату, то что это будет на свете». Сел в машину и уехал.

Тронулась и я. Еду и думаю: что же меня так зацепило в парне? Вроде нормальная ситуация – один человек помог другому, попавшему в беду. А всё равно что-то не даёт мне покоя.

И вдруг осенило. Паренёк-то в красной футболке был! Сразу вспомнила, что сын во сне просил воздержаться от поездки. Меня как кипятком ошпарило, а потом ледяной водой окатило. Аж дышать стало больно, и одновременно сделалось легко на сердце. Получается, сын и вправду предупредил об опасности. И помог – кого-то там попросил послать мне помощника в красной одежде. Значит, за гранью смерти что-то есть. И никуда человек не исчезает. Оболочка сгнивает, а душа, или что там, остаётся и продолжает жить. И сын мой жив. Невидим, но на духовном уровне жив. И находится рядом со мной, даже помогать мне умудряется.

Остановилась. Сидела часа два, ревела. Уже из города назначения позвонили – куда, мол, запропастилась?

К сестре я приехала другим человеком. После больницы заехала к дочке Оле и рассказала о сне, о происшествии. Поплакали уже вместе с ней. Тут дочка и говорит:
– А я давно знала, что смертью ничего не заканчивается, просто тебе не говорила. Ты же неверующая, засмеяла бы. А так-то я давно уже в высшую силу верю, в церковь хожу. На той неделе как раз была.

Тут я вспомнила слова сына о благодарности сестре и некой Карине. Рассказала дочке. Она аж онемела. А потом со слезами сказала, что, дескать, да, есть такая. Она была девушкой сына примерно с месяц, вплоть до его смерти. А теперь Олька с нею сдружилась и даже вот в церковь пару раз водила. В последний раз они были там вместе. И именно на той неделе они получили разрешение батюшки на отпевание моего мальчика (батюшке нужно было выяснить причины смерти человека и почему его не отпевали во время похорон). Ну и свозили священника на кладбище отпеть усопшего. Получается, сынок благодарил девчонок за это!

С тех пор я стала ходить в церковь, начала понемногу наполнять себя верой и Богом. И стало легче на душе. Почему? Не знаю. Вот просто легче, и всё».

Из письма Инны,
Белоруссия
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №24, июнь 2016 года