СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля Так поют на торжественном богослужении
Так поют на торжественном богослужении
15.07.2016 19:11
Кто-то включил акустическую систему

Так поют на торжественном богослуженииЗдравствуйте! Поделюсь с вами историей о чуде, свидетелем которого была лично я.

В прошлом году летом мы гостили под Суздалем, у бабушки мужа. В очередной раз решили посетить этот замечательный город, а по пути свернули в одну деревню. Накануне поездки по телевизору видели репортаж о храме, который построил великий полководец Суворов. Эта церковь сейчас активно восстанавливается, жаль только, что лишь силами энтузиастов.

День был чудесный, солнечный, только немного ветреный. Мы с мужем и тогда ещё двухлетним сыном Максим Максимычем подъехали поближе к церкви, оставили машину метрах в ста от храма и тихонько пошли к нему. Увидели, что вставлены новые красивые окна с решётками, вокруг лежат стройматериалы; порадовались, что ведутся реставрационные работы.

Когда подошли совсем близко, услышали пение. Очень радостное, красивое. Я не сильна в церковных песнопениях, не могу сказать, что же это было. Но именно так поют, когда по телевидению идёт прямая трансляция пасхального богослужения. Такой дивный многоголосый хор.
Мы обошли церковь и увидели, что дверь заперта. Решили, что внутри работают строители, которые для усиления ощущения важности их труда включили с помощью акустической системы запись православного праздника. У нас в Саввинской церкви в Балашихе так делают. Проходишь мимо храма и слышишь трансляцию богослужения.

Рядом был чудесный пруд, большой, прозрачный, заросший камышом. Как ни странно, в водоём спускались ступени из мраморных блоков. Солнечный день, небольшая светлая церковь с доносившимися высокими и чистыми голосами, ветер, который шевелил камыши и трепал волосы, наш Максим Максимыч в панаме и морском костюмчике – именно так выглядит счастье.

Сфотографировались на фоне пруда, сделали несколько снимков церкви и уже сажали ребёнка в машину, когда к нам подошла женщина. Невероятно располагающая к себе, не старая, лет под шестьдесят. Сказала, что помогает в храме, и предложила нам вернуться, посетить церковь. У неё есть ключ. Священник очень расстроится, если узнает, что приезжали люди на машине с московскими номерами, не застали его и не смогли войти в храм.

Мы сказали, что с удовольствием вернёмся, но будет ли удобно беспокоить строителей? Женщина посмотрела на нас с удивлением. Сказала, что храм пуст, строители приезжали две недели назад, поставили окна и уехали.

– Тогда кто включил в церкви акустическую систему? Ведь мы слышали песнопения, – спросил муж.

По женщине было видно, что об акустической системе она слышит впервые. Заинтригованные, мы пошли за ней в храм.

Внутри он оказался небольшим, уютным, реставрационные работы только начались. И щербатая старинная плитка на полу, и чудом уцелевшие поблёкшие лики святых на купольных сводах – всё настоящее, старинное, времён полководца Суворова, пожертвовавшего средства на этот храм.

И конечно, в храме не оказалось ничего похожего на музыкальные колонки. Строители не могли слушать православные песнопения через акустическую систему. Ни строителей, ни системы, ни даже электричества. В храме было светло и абсолютно тихо.

Мы оставили женщине небольшую сумму в качестве пожертвования на храм. Рассказали о том, как слышали чудесные песнопения и решили, что это трансляция в записи. Женщина очень разволновалась и всё сокрушалась, что отец Владимир как раз отлучился из деревни, не увидит нас и не услышит нашего рассказа.

Когда мы отъехали от церкви, увидели издалека, что уже знакомая нам женщина встретила недалеко от храма мужчину в рясе и показывала на нашу машину. Батюшка внимательно посмотрел в указанном направлении и не раздумывая спортивным шагом двинулся нам наперерез.
Между нами и батюшкой оставалось метров триста, но он был так поджар и резв, что мы не сомневались: легко нас догонит. Остановились, дождались священника, разговорились. И это того стоило.

Отец Владимир – из бывших военных. Мне показалось, что служил в каких-то непростых войсках, настолько он был убедителен и деловит. Окинул взглядом нашу машину и предположил, что мы любим «свою светлую собаку». Заметив наше удивление («Но как, Холмс?»), сообщил, что увидел несколько шерстинок на обивке сиденья. И ещё сделал несколько подобных замечаний. По ходу беседы батюшка с мужем обменивались изучающими взглядами.

И ещё отец Владимир был очень-очень искренен. Поблагодарил нас за пожертвование, а когда мы сказали, что такую сумму совестно называть пожертвованием, заметил, что для его храма всё важно. Рассказал, какая это раньше была чудесная церковь, но ещё до войны колхозники растащили хозяйственные постройки и даже кладбищенские надгробья для собственных нужд. Батюшке удалось застать старожилов, которые рассказывали, что надгробьями выстилали дворы. Мраморные ступеньки в пруду имеют то же самое происхождение. И есть несколько свидетельств того, как были наказаны целые семьи, осквернившие могилы и застелившие плитами пол в хлеву.

Отца Владимира очень заинтересовал рассказ его помощницы о том, что мы слышали дивные поющие голоса. Не поленились, достали видеокамеру, на которую снимали нашу прогулку вокруг храма и пруда. И знаете, сквозь сильный ветер в нескольких местах записи мы все слышали, как поёт хор.

В жизни я несколько раз сталкивалась с чудесами. Просила Бога о даровании жизни близким, и те, кто с точки зрения медицины выжить не мог, выжили. Это больше чем случайное стечение обстоятельств. Но с таким чудом, какое было явлено нам у храма, построенного Суворовым, я столкнулась впервые.

Из письма Татьяны,
г. Балашиха, Московская область
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №27, июль 2016 года