Я украл, но отработаю!
29.07.2016 23:35
Вырастили чудовище с вещизмом головного мозга

Я украл, но отработаю!Женщины, мамочки, помогите советом! У меня проблема, которую можно назвать так: «Дети вырастают и охреневают».

Нашему старшему приёмному сыну 19 лет. Муж усыновил его ещё до встречи со мной, я воспитываю парня с 13-летнего возраста. В силу этих причин всегда держалась немного в стороне от воспитания старшего. Вернее, имела совещательный голос, а решения принимал муж, потому что на момент моего появления у них уже сложились отношения, и я не хотела лезть со своим уставом.

Мальчик – полный сирота, причём остался им в сознательном возрасте. Из-за этого у моего мужа к нему особое, трепетное отношение – чувство жалости полностью перекрывает разум. Мне многое удалось скорректировать, да, видимо, не всё.

Ради сына муж готов расшибиться в лепёшку, боится его обидеть, что-то не то сказать бедному мальчику, которого и так обделила жизнь. Поэтому все непопулярные решения в семье принимаю я.

У сына есть всё, что только можно представить: отдельная комната, полностью обставленная хорошей мебелью и техникой, ноутбук – лучше, чем мой, смартфон, крутой плеер и так далее. Ежегодно вывозим его с другими нашими детьми на море за границу. Дошло до того, что в этом году на Болгарию он кривил физиономию, но милостиво соизволил согласиться. На 18-летие подарили ему тур в Египет, летал вдвоём с другом, отрывался малыш. Короче, дома ему живётся настолько хорошо, что он отказался от места в университетском общежитии, хотя ему положено как сироте.

Вообще он рос нормальным парнем. С отличием окончил школу, играл за школьную сборную по баскетболу, потом за городскую, ходит в «качалку». Сам поступил в строительный университет, легко прошёл по баллам. То есть голова на плечах есть. Я ещё удивлялась, как легко мы проскочили переходный возраст, да ещё при наших исходных условиях. Никогда не было проблем – видимо, всё ещё впереди.

Сыну начисляется приличная пенсия по потере кормильца, плюс человек, сбивший на машине его мать, до совершеннолетия платил на его содержание по судебному решению. Мы эти деньги никогда не трогали.

В 2014 году во время панического валютного кризиса мы вложили все средства, какие были, в строительство квартиры; получилось, что денег старшего сына там процентов 70, остальные 30 – наследственные деньги среднего сына. Мысль была такая: когда старший надумает жениться, нашим подарком будут эти 30 процентов стоимости квартиры, чтобы он имел своё жильё. А сами теперь копим на возмещение суммы среднему.

Когда старшему исполнилось 18, муж торжественно передал пенсионный счёт в его распоряжение с уговором, что тот имеет право брать оттуда только определённую фиксированную сумму – на проезд, питание в институте и на карманные расходы. При этом сын остался на нашем полном обеспечении: еда, проживание, одежда. Так как я уходила в декрет, мы эту сумму хотели скопить для него в качестве стартового капитала: например, если решит жить с девушкой или понадобится купить что-нибудь крупное, важное. Чтобы за спиной был финансовый парашют.

И вот недавно мы узнали, что он тихо, как крыса, снимал и тратил деньги с карты и потратил их все, а это приличная сумма, намного больше 100 тысяч. Как мы об этом узнали? Это я три месяца настаивала, чтобы муж взял выписку со счёта, – он же меня обвинял в недоверии к нашему порядочному мальчику, не по годам разумному. А к мысли проверить счёт меня подвигла одна история.

Сын копил деньги на айфон, мы ему добавили приличную сумму, и он его купил. А на следующий день «потерял». Историю рассказал настолько фантастическую, что мне сразу стало понятно: он нам по-крупному врёт. Не успели отойти от потери айфона, как он купил себе второй и объявил, что деньги взял в долг из пенсионных, а летом устроится на работу, заработает и вернёт всю сумму.

Начала долгую борьбу с мужем. Будь это мой сын, после такой истории он бы у меня долго писался от одного слова «айфон», а муж вроде как оправдывал его и рассказывал, что «он же отработает». Мои аргументы, что пока этот здоровый лоб ещё ни копейки не заработал, а уже профукал айфон и без спроса купил себе второй, а у меня такой телефон появился в 35 лет, хотя я работаю и зарабатываю, не были приняты. Муж уходил от разговора, и я начала настаивать на выписке со счёта.

Муж работает в строительной фирме и сына устроил туда на практику, да ещё договорился, чтобы тому платили как за рабочую единицу. Я не считаю, что «сын отрабатывает», это мы за него отрабатываем и переставляем ему ноги, чтобы не выходил из зоны комфорта. Если бы не папа, то сын устроился бы максимум расклейщиком объявлений и отрабатывал бы свой айфон целый год. А кроме айфона там потрачена ещё сотня тысяч.

Но оказалось, это ещё цветочки, и я не уверена, что период ягодок мы уже пережили. Когда всё открылось, сын занял интересную позицию: «Вы чего орёте? Вы должны меня поддерживать! Да, я украл, но я отработаю, и не ваше собачье дело, как!» Буквально такими словами, только ещё блажил, как истеричка, пока я не приказала ему заткнуть бессовестный рот.

Муж по-прежнему мягко предлагает ужать все расходы сына, чтобы тот вернул растраченную сумму, и считает «общественное порицание» достаточным уроком. Меня же эта реакция обнаглевшего юнца настолько взбесила, что я на такие «отработки» не согласна.

Вот что я предложила. Срочно уволить сына с работы – нечего нашими же руками позволять ему разгребать проблемы. По сути, это обычная студенческая практика, за которую деньги не получают, так что платят ему там только из уважения к отцу. Муж отказывается наотрез, считает, что мы «не должны давить по всем фронтам», а с сыном он перестал разговаривать. Ха, да за сотню тысяч юнец, зацелованный в зад до гланд, как-нибудь потерпит его молчание. Так мужу и говорю.

Сыну сказала, чтобы выставлял свой айфон и крутой ноутбук на продажу в интернете, деньги возвращал на карту, а все свои удовольствия теперь оплачивал сам. На это он заявил, что лучше уйдёт из дома. «На что жить будешь? – спросила я. – Ещё у кого-нибудь украдёшь?» Он обиделся и два дня не ночевал дома. К чести мужа, тот сыну даже не позвонил, хотя я ожидала, что будет бежать вслед с криками «вернись!».

Вчера сын явился и трогательно так положил мне в стирку свои вещи. То есть он вроде бы ушёл, но обстирывать его должна я. Спросила, как он собирается жить. Он с пафосом ответил, что у него есть друзья. «Нет, – сказала я. – Если ради айфона ты готов уйти из дома, наплевав на человека, который не сдал тебя в детский дом, воспитывал как своего, кормил с ложечки и исполнял любые капризы, то теперь у тебя один друг – айфон».

Больше мы не разговариваем, ни я с ним, ни он со мной. Сегодня снова ушёл, подозреваю, что на работу. Его грязные вещи я свалила в его комнате – не собираюсь обстирывать взрослого самостоятельного лба, который, блин, зарабатывает и без моих подачек. И вообще, уходя – уходи.

Я пребываю в полной прострации. Понимаю, что это чудовище с вещизмом головного мозга взрастили мы сами, но всё же такого плевка в душу не могла представить даже в страшном сне.

Если бы это был мой родной сын, я бы разбила тот айфон о его морду, а ещё бы собрала вещи и выставила за порог – давай, вперёд, к взрослой самостоятельной жизни! И квартиру продала бы, и отдала бы старшему ровно те деньги, которые у него были. Хочет – пусть сразу же все спустит, а хочет – пусть сам выгадывает себе жильё.

Но тут же муж! Он не просто переживает, он убит, раздавлен, хотя и многое держит в себе. Я прямо говорю ему, как бы поступила я, а он в основном молчит. И, конечно же, от дома сыну не откажет, думаю, что и дожимать не будет. Никаких вопросов ребром.

Всё ещё осложняется тем, что на мужа и детей куплены билеты на море, в Болгарию, улетать через неделю. Я остаюсь дома с малышом. Летит ли старшенький, теперь не знаю, но предлагать ему точно не буду. Как там себя поведёт муж, если они полетят вместе, тоже неизвестно.

Для меня «общественное порицание» не является достаточным наказанием за такое поведение. Но как всё разрулить, даже не представляю, особенно при наличии стольких «нет» в позиции мужа.

Мне с этим товарищем всё понятно, и боюсь, моё отношение к нему уже никогда не будет прежним.

Из письма С.
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №30, август 2016 года