Крепкий дед попался
05.08.2016 14:31
На поминках они радовались, как на свадьбе

Крепкий дед попалсяЗдравствуйте, уважаемая редакция! Хочу рассказать вам одну поучительную историю, которая случилась с моей семьёй. Видимо, в этом случае сработал закон бумеранга – по крайней мере, я склонна думать именно так. Ведь жизнь не раз доказывала, что этот закон работает.

Когда скончалась моя бабушка, дед остался совсем один. Мы уговаривали его переехать к нам, но он сказал, что хочет умереть в своём доме. Дед был ещё вполне бодреньким старичком, всего 69 лет, сам управлялся и по дому, и в огороде.

Но, понятное дело, мужику одному нелегко, тем более в таком возрасте. Через некоторое время наш дедуля стал жить с одной бабулей. Весёлая и энергичная старушка, нас всегда радостно привечала, когда мы заглядывали к ним в гости. Мама тогда радовалась, что её отец теперь не один, да и женщина рядом с ним вроде бы неплохая.

Позже мы узнали, что у этой бабушки никогда не было своего дома. Сына родила без мужа, а потом периодически жила с разными мужчинами, но всё как-то с ними не складывалось. С последним своим дедом бабуля прожила довольно долго, ухаживала за ним, когда тот смертельно заболел. А после его смерти взрослые дети того дедули выставили её за порог ни с чем. Тут как раз на горизонте и появился мой дед.

Они жили неплохо. Поговаривали, что когда-то в молодости у этой бабушки с моим дедом даже был роман.

Но в очередные наши приезды мы стали замечать, что наш дедуля крепко прикладывается к бутылке; на столе всегда стояла водка – на завтрак, обед и ужин. Соседи нам докладывали, что водку деду привозит сын этой бабули, причём чуть ли не ежедневно.

Со временем наш дед стал злым и раздражительным. Когда мы его навещали, он сначала радовался, а после нескольких стопок водочки, принятой по случаю приезда дорогих гостей, начинал припоминать какие-то наши промахи, свои обиды да всё сетовал, что, мол, опять приехали без бутылки. Бабулька в такие моменты просто расцветала, со стороны это было очень заметно. Так мы постепенно поняли, что с дедом ведут методичную и целенаправленную работу по очернению нашей семьи – его родной дочери и внуков.

Однажды мама попросила у деда икону, в память о своей матери, моей бабушке. Икон после неё осталось много, они висели в углу на кухне. Так вот, сразу после этой просьбы новую бабулю как будто в воздух подбросило. Она заголосила, что моя мама хочет навести на неё порчу и со свету сжить. Дед в пьяном угаре нас сразу выгнал.
Но недолго та бабушка радовалась.

Она умерла раньше деда. После её смерти мы снова попытались забрать дедушку к себе, но он опять отказался покидать родное гнездо. Бабкин сын пообещал нам, что будет за ним присматривать: мол, за те годы, что старики прожили вместе, наш дед стал ему родным. Ещё за ним приглядывала женщина – социальный работник. Мы тоже приезжали к нему так часто, как только могли.

В наши приезды все соседи как один говорили маме, что сын покойной бабушки каждый день привозит деду водку, а однажды даже проговорился: «Вот, блин, крепкий какой дед! Каждый день выпивает по бутылке, и хоть бы что!» Нам сразу стало понятно, что к чему.
Дедуля умер в одно мгновение от кровоизлияния в мозг. Упал со стула рядом со столом, на котором стояла очередная бутылка. Его обнаружила та самая женщина – соцработник.

На поминках бабулин сын и его жена выглядели радостными, словно на свадьбе. Представляете, сияли как начищенные пятаки и даже не скрывали своего удовольствия! Причина такого странного поведения выяснилась очень скоро. Оказалось, не зря они так упорно спаивали деда: он подписал дарственную на дом бабке, а та передарила его своему внуку. Как нам пояснил адвокат, отсудить имущество в этом случае практически невозможно. А дом тот, если уж начистоту, не был дедов, он ведь в нашу семью попал примаком, как тогда говорили, – пришёл в дом бабушкиных родителей.

Так в наше родовое гнездо въехал внук ушлой бабули со своей молодой женой. И стали они перестраивать и облагораживать старенький домик. Приезжая в гости к другим родственникам в село, я всегда ехала мимо дедушкиного дома и видела, как он хорошеет на глазах.

К людям, поселившимся в нём, я не испытывала негативных чувств: внук-то не виноват, это родители его постарались. А парнишка тот оказался вроде неплохим, да и жена его выглядела вполне милой и тихой девушкой.

Но через некоторое время с ними случилась беда. Поздно вечером молодые люди шли по обочине, и на них налетел пьяный водитель в легковушке, протащил девушку сто с лишним метров и скрылся.

Жена внука долго лежала в больнице, её буквально по кусочкам собирали. После этой аварии она стала очень худенькой и болезненной, даже в тёплое время куталась в платок. А вскоре выяснилось и ещё одно печальное последствие той аварии: врачи сообщили, что девушка никогда не сможет иметь детей. Ужас, да и только!

Несколько лет мы не приезжали в село, навещали только родных на местном кладбище, а в этом году на Пасху собрались. Проехали мимо дедова дома, и нам показалось, что он стал какой-то нежилой. Соседи рассказали, что молодая пара развелась, женщина уехала с каким-то мужчиной, чего от неё никто не ожидал – уж очень скромной была. Странное дело, ведь жили вроде бы хорошо.

Внук перебрался в город, а дом решил продать. Вот только почему-то до сих пор не нашёл покупателей, хотя там частное жильё разлетается как горячие пирожки, уж очень место хорошее: пригород, кругом зелень, а прямо за огородом – речка.

Все люди вокруг судачат: не принёс счастья дом, полученный нечестным путём. Не знаю, правда ли это – может, лишь совпадение? А для нас это не просто дом, это малая родина. Тут родилась моя мама, а я до сих пор помню, как дед катал меня, маленькую, на спине, как бабушка пекла мои любимые пирожки. И так горько делается оттого, что уже никогда не ступить нам на знакомое крыльцо. Пишу сейчас эти строки и вытираю слёзы.

Правда, посетила меня мысль: собрать денег и выкупить родной дом. Но стоит он дорого, нам эту сумму не потянуть. Там вообще всё жильё очень дорогое, да и вложились родственники покойной бабули в наше родовое гнездо хорошо: из старенького небольшого домика получилось добротное жилище.

Но, я думаю, его рано или поздно всё-таки продадут. Одно утешает: на наш прежний любимый он уже и не похож, стал какой-то совсем чужой.

Из письма Елены
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №30, август 2016 года