Дорвались до природы
06.08.2016 00:00
Надо бежать от этой кулачки, крепкой хозяйственницы

Дорвались до природыДень добрый, редакция! Мне 64 года, работающий пенсионер, с вашей газетой знаком давно и считаю, что именно на её страницах нужно заявить со всей определённостью: в последнее время прямо на наших глазах появился и крепнет класс новых эксплуататоров. Да, они пытаются маскироваться под благодетелей, но человека с классовым чутьём не проведёшь.

Такие личности попадаются и на страницах вашей газеты, особенно много их развелось в рубрике «Открытое письмо». Это, как я их называю, кулачки, приглашальщики пожить незнакомых граждан к себе на дачу или в деревню – не бескорыстно, конечно.

То есть обставляется это вроде бы благородно: мол, имеется земельный участок в райском краю, терем-теремок, вишнёвый сад, клубничное поле, огурцы-помидоры… Приезжайте, люди добрые, живите, дышите свежим воздухом, ходите на речку, в лес, сливайтесь с природой – денег ни копейки не возьмём. А что же взамен? Спасибо? Ну, не совсем. Вам всего лишь нужно будет немного помочь по хозяйству, так, самую малость: за водой сходить, грядочку прополоть, редисочки нарвать.

Вот тут-то и начинается самое интересное. Неподготовленный горожанин приезжает по указанному адресу, рассчитывая лёгкой физической культурой и экологией поправить здоровье, – и сразу попадает в цепкие лапы хозяина.

Ведь что такое кулак на своей земле? Жестокий, циничный хищник, готовый на всё ради наживы. Он сразу берёт в оборот неопытного городского жителя и превращает его в батрака.

Нет, поначалу гостя дорогого принимают с улыбкой, ставят перед ним горшок щей, тарелку рассыпчатой картошки и кружку парного молока, вечером предлагают баньку, укладывают спать на перину. Человек засыпает с улыбкой на устах: дорвался до природы и экологии.

А утром ни свет ни заря его будит кулак – и гонит полоть грядки. И это уже не вчерашний радушный хозяин, а расчётливый капиталист. И идёт вчерашний гость в огород, и стоит, как батрак, кверху задом под палящим солнцем, а кулак на него смотрит и думает: «Работай-работай, негр, солнце ещё высоко!»

Нет, самые смелые, конечно, сразу собирают вещички – и дёру, но ведь есть же мягкие, совестливые люди, которым неудобно, ведь в гости же позвали. Вот такие бедняги и дают кулаку-хозяину прибавочную стоимость, ведь труд-то их дёшев, платят им натурпродуктом.

Три года назад познакомился в гостях с женщиной, Ниной Васильевной, бывшей поварихой в школе, на пять лет моложе меня. Один раз сходили в музей, другой раз – в парк, где среди растений и разговорились. Вдруг она на мгновенье задумалась и сказала:
– Валерий Петрович, завтра суббота, выходной. Не хотите приехать ко мне на дачу? Отдохнёте, отведаете даров моего огорода. У нас лес, речка, можете порыбачить.

Надо сказать, после смерти жены я семь лет не был на природе. Нашу дачу продал (всё там напоминало о ней), деньги разделил между сыном и дочерью. В общем, эта идея мне понравилась, и я согласился. Встретиться договорились на железнодорожной станции в семь утра, когда ещё не жарко и народу немного.

Прихожу. Стоит Нина Васильевна, а рядом с ней – три большие сумки и  ведро с садовым инструментом.

– Меня, – говорит, – сын подвёз до станции, а дальше, мать, сама.

И так смотрит на меня: мол, сам не видишь, что надо помочь? Пришла электричка, я взял весь этот скарб – не знаю, как рук хватило, – занёс в тамбур. Через двадцать минут приехали на место, снова беру сумки, ведро – и вперёд. А в них будто кирпичи (оказалось, там мороженые куры, мясо, консервы).

– Далеко идти? – спрашиваю.
– Тут рядом.

«Рядом» оказалось два километра. Пока дошёл с багажом Нины Васильевны до её дома, думал, удар хватит.

Дом как дом, деревенский, одноэтажный, забор в одном месте покосился. Не успел занести вещи на терраску и отдышаться, хозяйка мне говорит:
– Валерий Петрович, вы говорили, что свою дачу сами построили. (Это правда.) Не посмотрите забор? А то завалилась секция.
– Можно, – отвечаю, а сам смотрю, как хозяйка набивает холодильник курами и консервами. Она повернулась ко мне: мол, ты ещё здесь? Объяснила, что инструменты в сарае.

Мне это не очень понравилось. Ну, взял инструменты, час провозился, поправил ей забор. Пришла хозяйка, всплеснула руками.

– Да вы мастер! У меня в сарае замок сломался. Не поглядите?

Поглядел, там пружина соскочила, поставил на место. Стою, вытираю пот – спешит Нина Васильевна.

– Уже справились? Ну надо же, какой мужчина! Наверное, ваша жена была за вами как за каменной стеной, – и сразу же: – жара-то стоит какая, посохнет всё. Огород поливать надо, а у меня насос сломался…

И смотрит на меня так жалобно. «Ох, непростая ты баба, Нина», – думаю, а сам говорю:
– Ладно, давайте сюда свой насос.
– А его сын увёз в город чинить. Но бочку можно натаскать и вручную, колодец за сараем. А как натаскаете – у меня и обед поспеет.

Плюнул я мысленно, взял в руки вёдра и пошёл таскать воду. Таскаю, а сам думаю: неужели специально меня позвала как даровую рабсилу? Или совпадение? Ведь нас ещё в школе учили, что в человеке всё должно быть прекрасно, в том числе душа и мысли. Не могла же Нина Васильевна с холодной головой придумать такой план, не по-людски это.

Вообще я человек крепкий, но принести 20 вёдер воды даже для меня многовато. Но ладно, сделал. Тут хозяйка позвала к столу: обед готов.

Прихожу на террасу. На столе стоит пластиковый стакан – суп быстрого приготовления, рядом бутерброд с колбасой. Ай да повариха Нина Васильевна, коронное блюдо, поди, сварганила! Да, Валера, не наработал ты на щи с картошечкой. Она заметила, как смотрю на эту «волшебную кружку», и говорит:
– На скорую руку приготовила, сейчас времени нет. А завтра борщ сварю из своих овощей.

Завтра? Ну, думаю, нет, надо бежать от этой кулачки, крепкой хозяйственницы. Может, кто и готов вкалывать за чашку супа, только не я. Не так воспитан.

А поскольку я человек крепкий, а не мягкий, поблагодарил Нину Васильевну, снял с гвоздя ветровку и пошёл на выход мимо починенного забора. Так на лоно природы не приглашают. Она, конечно, растерялась, спросила: как же обед? Ответил, что плотно позавтракал.

Ехал в электричке домой и всё думал: боролся наш народ с эксплуататорами, а они, как тараканы, оказались живее всех живых.

А теперь представьте, что человек приехал к такому хозяину издалека, поверив в обещания воздуха-речки-грибочков, – и попал в кабалу. Может, и средств у него не хватает, чтобы сразу вернуться, вот и вынужден пахать всё лето за еду. И не нужна ему уже ни клубничка, которая хороша для сердца, ни огурцы для почек.

Через месяц после своего побега встретил приятеля, в гостях у которого и познакомился с Ниной Васильевной. Он рассказал мне, что с её дачи увезли на «скорой» соседа по участку: ушлая женщина попросила его помочь собрать урожай с огорода, и у того в процессе работы случился гипертонический криз.

Главное, родных своих она бережёт, сын вон и носа на участок не кажет, только за урожаем ездит, а других людей не жалко. Так что, если не хотите попасть в рабство или в крепостную зависимость, хорошенько подумайте, нужен ли вам такой «отдых» на природе.

И ещё. Повод насторожиться насчёт истинных намерений человека – когда тот спрашивает, есть ли у вас машина. Можете не сомневаться: перед вами точно эксплуататор. Он хочет, чтобы вы на него не только батрачили, но и были его шофёром и грузчиком – возили продукцию его родственникам или на продажу. А если удастся вас на себе женить, то и жилплощадь вашу к рукам приберёт.

Кстати, меня Нина Васильевна спросила о наличии автомобиля сразу после знакомства. Ответил, что я безлошадный крестьянин.

Из письма В.П. Цветкова,
г. Электроугли, Московская область
Фото: ТАСС

Опубликовано в №31, август 2016 года