СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Богема Андрей Бурковский: Неужели я такое вытворял?
Андрей Бурковский: Неужели я такое вытворял?
08.08.2016 15:31
Андрей БурковскийАндрей Бурковский был участником команды КВН «Максимум». Прежде чем выбрать творческую профессию, Андрей окончил юридический факультет Томского государственного университета; его родители занимаются ресторанным бизнесом, и, казалось, с будущим молодого человека всё ясно. Но в 25 лет Андрей кардинально изменил свою судьбу – поступил в Школу-студию МХАТ, снялся в сериалах «Даёшь молодёжь!», «Последний из Магикян», «Кухня» и других. Сегодня Андрей – один из ярких представителей своего поколения: высокий, обаятельный, с огненным цветом волос и добрыми глазами. Комедийный жанр остаётся главным в его биографии, но этот актёр органичен в любой ипостаси.

– Вы в школе были послушным мальчиком или, наоборот, проказничали?
– Такого, чтобы родителей вызывали к директору, не случалось. А вот когда я уже учился в Школе-студии МХАТ, у меня состоялся разговор с ректором. Дело в том, что из Школы-студии каждые полгода кого-нибудь отчисляют, и мы все учились в постоянном страхе, боялись вылететь. А в конце года так радовались, что нас не отчислили!

– Что, вас чуть не отчислили?
– Да! Просто мы не нашли общего языка с комендантом общежития, пытаясь в три часа утра доказать ему что-то очень важное. Ректором тогда был не Золотовицкий, а Анатолий Миронович Смелянский, он смотрел на нас и всё не мог поверить: «Это что же, Бурковский такое вытворял? Вы там не пьяные были?» – «Нет!» Хотя в общежитии я не жил, просто часто там бывал – репетировали, встречались.

– Что вам дала Школа-студия МХАТ?
– В шестнадцать лет решил поступать в театральный, но родители хотели, чтобы я получил юридическое образование, так что окончил юридический факультет и факультет иностранных языков. А вот в Школе-студии получил профессию.

– Но на юрфаке вам тоже дали профессию.
– Да, но ещё есть такое понятие, как призвание. Я не стал юристом, поскольку это не моё. Однако на юрфаке тоже занимался творчеством – у нас был студенческий театр миниатюр «Бонифас», с которым мы ездили по городам и весям. Потом мы создали небезызвестную команду КВН, это были творческие студенческие годы. Директор юридического факультета Томского университета очень хорошо относился к нашей деятельности и понимал нас. Мы с ним недавно виделись, вспомнили те годы, посмеялись. Это значительная часть моей жизни, и благодаря своему первому образованию я научился думать.

alt

– В Томске у ваших родителей ресторанный бизнес. Не хотели бы открыть в Москве нечто подобное?
– Я? Нет. Может быть, когда-нибудь потом.

– Ваша любимая команда КВН?
– Всегда нравились «Новые армяне». Помните, была такая команда с капитаном Гариком Мартиросяном? А сейчас никого не могу назвать.

– Когда впервые попали в КВН, думали, что сами будете сидеть в жюри высшей лиги?
– У меня есть здоровые амбиции, и я постоянно ставлю перед собой большие цели, но вообще наперёд стараюсь не загадывать, живу здесь и сейчас.

– Сталкивались ли с «голодом и холодом», когда приехали покорять столицу?
– Ну а как же, через это все проходят, это же Москва. Ты вдали от родного города, и хотя родители стараются помочь, говоришь им: «Не надо!» К тому же цены за аренду квартиры в Томске и Москве несоизмеримы. Жена где-то нашла недорогую квартиру, мы её снимали. Зарабатывали, как-то хватало на жизнь.

– Со своей женой вы познакомились в вагоне поезда. Каким было ваше первое впечатление?
– Красивая, приятная девушка… Никаких иллюзий я в тот момент не питал и не мог подумать, что мы поженимся и она родит мне двоих детей. Свадьба проходила в Томске, хотя мы тогда уже переехали в Москву. Но в Томске же родня, друзья-приятели, которых мы пригласили на празднество. Свадьба была большая, я бы даже сказал, огромная, порвали три баяна! (Смеётся.)

– Знаю, что вы оба раза присутствовали на родах у жены.
– Когда Ольга должна была родить, мы всё не знали, как бы так сделать, чтобы я об этом узнал заранее. Очень хотел присутствовать на родах. Мы в Школе-студии положили на подоконник старый мобильник, и все студенты и педагоги знали: если он зазвонит, значит, моя жена рожает, можно остановить любой этюд и меня отпустить. И всё время смеялись по этому поводу. Но вот он зазвонил прямо в день рождения жены – это были ложные схватки! И все начали кричать: «Давай, давай, Андрей! Папа, побежал!» Конечно, переживаешь… Ведь ребёнок – это что-то невероятное, неважно, девочка или мальчик.



– Как воспитываете своих детей?
– Есть такое выражение – «всё идёт из семьи». Я сейчас анализирую то, как отношусь к детям, что пытаюсь им дать. Мне родители прививали любовь к людям, доброту, порядочность, вот и я тоже стараюсь всё это дать сыну и дочке. Они самые близкие люди, понимают это и безгранично друг друга любят. Хотя, конечно, между ними всё время идёт спор: кто первый что взял, кто где будет спать… Зато во взрослой жизни, я надеюсь, они окажутся близкими друзьями.

– Вы бы хотели третьего ребёнка?
– Почему нет? Как Бог пошлёт. Два ребёнка – минимум, это я всегда говорю. Есть распространённое мнение, будто ребёнок должен быть постоянно занят: после садика обязательно тренировка, потом кружки, ещё что-нибудь… Как любят говорить представительницы вашего пола: «Я не хочу отдавать ребёнка ещё и на английский, чтобы он не уставал». Могу сказать одно: дети не устают! Устают только родители. Два, три ребёнка – большое счастье. А когда в семье один – это, мне кажется, не очень хорошо, может вырасти эгоист. Ведь ребёнок должен развиваться, расти в здоровой конкуренции, и чем больше детей, тем более подвижными они вырастают.

– На кого похожи ваши дети?
– Все говорят, что сын – моя копия. В дочке я тоже есть. И они оба рыжие.

– Вы отдали детей в элитный садик?
– Нет, в самый простой, обычный садик рядом с домом.

– Есть ли у вас семейные традиции?
– У нас был один обычай-сюрприз, который мы с женой теперь устраиваем и своим детям. Мои родители дожидались, когда я усну, входили на цыпочках в комнату и оставляли подарок. Утром просыпаешься, а под кроватью тебя ждёт долгожданный сюрприз. Какое было счастье дождаться этого подарка! Теперь уже наши дети каждый год накануне дня рождения засыпают пораньше, чтобы встать в шесть утра и найти под кроваткой долгожданный подарок. И под ёлку кладём подарки, это тоже традиция. Стараемся собираться по праздникам, обязательно на Новый год.



– В Томске или в Москве?
– В Томск я езжу раз в год дня на два. Мама приезжает к нам довольно часто, увидеться со мной, понянчить внуков. Я очень хочу перевезти родителей в Москву, но пока не знаю, когда эта мечта осуществится.

– Вы играете в хоккейной команде артистов «Комар». Когда у вас возникла любовь к этому виду спорта?
– С детства люблю хоккей. В Томске у нас существует Академгородок, и я там учился в академическом лицее. Весь Академгородок играл в хоккей, все ребята из моего класса, поэтому и я начал им заниматься! Потом приехал в Москву, было обидно, что не могу уделять должного внимания этому виду спорта, играл так-сяк, как придётся. Наша профессия связана с тяжёлым графиком, съёмки порой заканчиваются поздно вечером. Трудно найти команду, которая играет и тренируется в ночное время. Но команда «Комар» занимается в одиннадцать-двенадцать часов ночи, это очень удобное время для всех артистов. У нас замечательные отношения, все стали очень близкими друзьями. Команда с каждым днём профессионально растёт, и в этом году в нашей хоккейной лиге на самом крупном чемпионате мы заняли третье место и выиграли кубок силовых структур. Год удался!

– Кто ещё из известных актёров играет в «Комаре»?
– Команда состоит из пятидесяти человек, сейчас боюсь кого-нибудь не назвать: Марат Башаров, Денис Матросов, Сергей Кристовский, Андрей Мерзликин, Дмитрий Дюжев и многие-многие другие! Занимаюсь два-три раза в неделю, иногда и по пять раз.

– Жёны за вас болеют?
– Ещё как! Мы все вместе, семьями, ездим на фестиваль, который каждый год проходит в Сочи. В команде происходит очень интересный процесс: кто-то только начинает, как Кирилл Андреев из «Иванушек», а есть ребята из молодёжной сборной, которые занимаются хоккеем очень давно и серьёзно.

– Комедийное и драматическое амплуа для вас сильно отличаются?
– Нет, всё абсолютно то же самое. Взять нашу любимую троицу артистов – Никулин, Моргунов и Вицин. Последний всю жизнь мечтал о драматическом амплуа, играл Гоголя в фильме Козинцева и множество других драматических ролей в театре, но в памяти зрителя остался комедийным актёром. Я тоже переболел желанием получить драматическую роль. Мне такая досталась – в нашем спектакле «На дне» сыграл Сатина. В своё время эту знаменитую роль играл сам Станиславский. Хочу сказать: за два года, что существовал этот спектакль, я насытился драмой вдоволь. Стремление играть лишь драматические роли прошло. Во-первых, комедия – самый сложный жанр, а во-вторых, в любой трагедийной роли нужно искать комедию. Проблема нынешних артистов в том, что они просто грустят в наших бесконечных сериалах. А человек в экстренных ситуациях ни в коем случае не грустит, он борется, старается не показывать своих страданий и даже, наоборот, пытается закрыться. В трагические моменты, например, когда кто-нибудь умер, человек всё переживает внутри себя и ничем не показывает своего горя. А эмоциональный выплеск произойдёт через пять часов! Надо хотя бы две минуты подумать о роли, прежде чем сниматься. А у нас же всё пытаются играть по первому плану, то есть лишь обозначая роль, а не играя её полноценно.

– Получается, у вас одинаковый подход к роли – неважно, комедийная она или драматическая?
– Да, я их не различаю. Есть теория, что у кого-то развито трагедийное начало, а у кого-то – комедийное. Причём первые актёры, когда начинают играть комедию, сваливаются в драму, а вот комики способны сыграть правдоподобно и трагедию, и комедию. Как говорил мой мастер Игорь Золотовицкий, юмор – это показатель интеллекта.

Андрей Бурковский– На вас влияют ваши персонажи? В жизненный обиход что-нибудь берёте от героев?
– Нет, я очень быстро переключаюсь и отделяю сцену от жизни. Но все артисты разные, кто-то долго входит в роль и долго после спектакля из неё выходит.

– Вы производите очень положительное впечатление. Кажется, что состоите из одних достоинств. Есть ли минусы у Андрея Бурковского?
– Их много! Я максималист, очень требователен к себе и поэтому требователен к людям, может, иногда на них давлю. Но всегда извиняюсь.

– Вы называли себя ревнивым человеком. А что думает ваша жена?
– Она тоже ревнива. Мы же живые люди, иногда возникают конфликты. Я давно понял, самый действенный способ – это оставить ситуацию и вернуться к ней через два часа.

– Какую музыку вы любите?
– Я не меломан, но, когда слышу старую любимую песню, сразу вспоминаю свою молодость, ведь песня ассоциируется с жизненными моментами. Люблю классику, рок, попсу, старые песни. Иногда слушаю нечто настолько дикое, что мне от этого даже хорошо.

– А любимая книга есть?
– Их очень много, трудно выбрать что-то одно. Всегда поражался, как написан «Ревизор». Мне посчастливилось сыграть Городничего – насколько яркий, богатый и образный язык!

– В детстве вас наверняка дразнили Рыжим. А сейчас у вас есть прозвища?
– Меня все называют Бурик. Так повелось – Бурковский, Бурик. Дрюня, Дюша – это от Андрея. А в детстве – да, звали Рыжим.

– Каков ваш психологический возраст?
– По паспорту мне тридцать два, а в душе всегда пятнадцать.

– Занимаетесь ли вы благотворительностью?
– Стараюсь участвовать в мероприятиях фондов Константина Хабенского, Чулпан Хаматовой. Когда есть время, всегда приезжаю.

– Иногда, особенно после тяжёлых трудовых будней, наверняка не хочется снова идти в театр или на съёмки. Откуда берутся силы?
– Есть два типа людей и две мотивации. Отрицательная: если я не пойду на работу, меня уволят, жена отругает и так далее. Я отношусь ко второй категории, положительной, – это когда человек занимается тем, что ему нравится, и его мотивирует дело, которое он любит.

– Где вы проводите отпуск?
– Отпуск? Что это? Не знаю такого слова.

– Как же вы тогда снимаете стресс?
– Очень люблю ходить в баню. Это кроме хоккея. (Смеётся.) Очень помогает переключиться.

– Вы сова или жаворонок?
– Я всё сразу, зависит от ситуации. Если надо вставать рано – буду вставать рано, если поздно – значит поздно.

– Ваши дети понимают, что вы знаменитость?
– Дети понимают, что папа – актёр. У меня есть спектакль «Примадонна», мы там с Димой Дюжевым половину действия играем женщин. Сын отсидел весь спектакль с бабушкой, моей мамой. И вот Макс делится впечатлениями, говорит, как ему всё понравилось, а в конце добавляет: «Пап, только в женщин не надо больше переодеваться!» Иногда я беру его в театр, а дочка Алиса ещё маленькая.

alt

– Расскажите о новых проектах с вашим участием.
– В ноябре выйдет сериал «Адаптация», это новый шестнадцатисерийный проект. Репетируем два спектакля в МХТ. Начинаются съёмки нового проекта.

– Как у вас складывались отношения с однокурсниками? Всё-таки вы пришли в Школу-студию известным артистом.
– Я никогда этого не показывал. У нас сложились очень хорошие отношения с ребятами, наш курс дружный. Я вставал в шесть утра, ложился в три-четыре – а что оставалось делать? Слава богу, в наше время уже существовали компьютеры и нам не требовалось ходить в зоопарк, чтобы наблюдать за животными для этюдов на первом курсе. Все падали без сил в аудитории. Боже мой, сейчас вспоминаю, как мы спали прямо в аудиториях! МХАТ – главный театр нашей страны. Кто бы что ни говорил, это факт. Педагоги всегда относятся к студентам как к детям, хотя, конечно, случались и разногласия, и сложности.

– У вас есть любимый афоризм?
– Мне нравится, как говорит Олег Павлович Табаков: «Актёрство – это весёленькое дело». Не нужно относиться к этому серьёзно. Ответственно – да, но при этом весело!

Расспрашивала
Дарья ПАРЧИНСКАЯ

Опубликовано в №31, август 2016 года