Меня ему подарили
19.08.2016 00:00
Стоишь посреди улицы грязная и не можешь отмыться

Меня ему подарилиЗдравствуйте, уважаемая редакция! Много лет всей семьёй читаем ваши публикации, разгадываем кроссворды и сканворды, обсуждаем наиболее интересные моменты. В молодости со мной произошла поучительная и довольно необычная история, которая сейчас вдруг получила продолжение.

Я пыталась устроиться на работу в крупную шведскую компанию, головной офис которой находится в Петербурге. С одним из её директоров познакомилась весной на симпозиуме, ещё работая на маленькой подмосковной фабрике, он сразу проявил ко мне максимум внимания, провёл экскурсию по городу на личной машине, отвёз на Финский залив, держал за руку, когда я ходила босиком по воде на фоне красивейшего заката. И даже поцеловал.

А потом звонил и приезжал в Москву, чтобы пригласить на прогулку, поддерживал морально в поисках работы и всё пытался затащить в койку. Женатые мужики не входили в мои планы, поэтому я окончательно отшила его дождливой осенью, прямо в день его рождения. Он интересный человек, говорить с ним – наслаждение: кандидат химических наук, очень умный и продвинутый. Вот только другом он быть не хотел.

По прошествии времени, когда я уже и думать о нём забыла, он отследил моё резюме в интернете и устроил так, что меня от имени генерального директора пригласили к ним на собеседование.

Сначала я отнеслась к этому предложению с иронией, но почтенный коммерческий директор их московского филиала сумел развеять мои подозрения. Состоялась тёплая и весьма профессиональная беседа. Скорее всего, «интересный человек» уже знал, как нужно говорить, чтобы заинтересовать меня и заставить дать согласие на поездку в «логово зверя», в Питер, за счёт компании, для заключительного собеседования с генеральным. Всё включено! Я на миг потеряла бдительность, подумав: ну встречу его там, поздороваюсь и пройду мимо – мы ведь даже не были друзьями, я ничего ему не обещала.

Я действительно решила, что это заманчивое предложение касается только работы и есть шанс перейти в крупную компанию международного уровня; это гораздо важнее для меня, чем притязания какого-то женатого мужика. Ведь я шла совершенно на другое направление, не на то, где он работал, – к тому же в московский офис. Я и не знала, что он уже является правой рукой генерального и, чтобы заманить меня, четыре месяца готовил почву.

Когда приехала, оказалось, что меня готовы взять его личным помощником, хотя в резюме были указаны совсем другие навыки. И собеседование там со мной проводил не генеральный директор, а он сам. Меня ему просто «подарили». В голове не укладывалось, что все эти респектабельные мужчины почтенного возраста, занимающиеся серьёзным бизнесом, просто поочерёдно играли в игру, по его указанию рисуя мне заманчивые перспективы.

В своём кабинете он четыре часа обещал мне золотые горы, надёжное покровительство, стремительную карьеру, целовал руки… Я и представить не могла, что такой человек способен устроить целое представление, лишь бы я принадлежала ему полностью – телом, душой и даже профессиональными обязанностями. И он не желал понять, что я его не люблю и не хочу. Меня поставили в мерзкую ситуацию, ведь все эти люди заранее определили мне роль игрушки, поощрительного приза. Да если бы я дала хоть какой-нибудь повод!

И каково бы мне было с такой репутацией приходить каждый день на работу и сидеть у него в приёмной в качестве девочки на побегушках? Противно, словно твою новую белоснежную блузку обрызгала проехавшая машина, лихач за рулём свистнул и показал язык, а ты стоишь посреди улицы грязная и не можешь отмыться.

Я вдруг ощутила дикую усталость, тупо выслушала его, гладя ясными глазами. Давать ответ, возмущаться, выяснять подробности не стала, это бесполезно. Просто встала и пошла, а он побежал за мной из своего офиса, как потерявшийся щенок, в разгар рабочего дня, на глазах у всех. Взрослый человек, неспособный понять, что насильно мил не будешь.

В тот же день я уехала из Питера.

Прошло восемь лет. Гуляя по московской выставке, увидела стенд той компании-мечты, где мне в юности так хотелось работать; я иногда захожу на их сайт по работе. Компания выросла, филиалы есть практически во всех странах, а тот человек возглавляет весь их химический бизнес. Супербизнесмен, отличный специалист, с блеском выступает на конференциях. Всегда немного жалела, что не получилось остаться просто друзьями, потому что как химик химику он бы мне здорово помог в своё время. Я радовалась, что его дела идут в гору, и мои коллеги делали большие глаза, когда упоминала, что лично с ним знакома.

Стенд компании занимал огромную площадь, народу вокруг толкалось очень много. И вдруг среди мужчин в стильных деловых костюмах я увидела его. Первая реакция – убежать! Обернулась через плечо и заметила, что он тоже обернулся. Мистика! Я была очень скромно одета: брючки, жилетка – ничем не привлекала внимания. Пошла на выход и вдруг вспомнила, как тогда, у себя в кабинете, он держал мою руку в своих трясущихся потных ладонях и говорил, что лучшего предложения мне никто никогда не сделает, что я так и буду работать за копейки на какой-нибудь фабрике-развалюхе, а он меня озолотит, покажет весь мир, я стану сопровождать его во всех командировках. В кроватке, насколько я поняла.

Найдя большое зеркало в холле, причесалась, подкрасилась, втянула живот, вдохнула воздух. В каком-то смысле это было моё «блюдо, которое подают холодным».

Сначала направилась к соседнему стенду и минут двадцать обсуждала с немцами возможности поставки сырья для моей компании. Потом медленно подошла к его стенду, стала беседовать с девочками, представлявшими фирму, о химии полимеров. Вскоре почувствовала, что он смотрит на меня, не мигая.

Восемь лет – это много, может быть, узнал голос. Он не сводил с меня глаз и, кажется, забыл обо всём на свете, а я и бровью не повела. Я не сильна в той узкой специальности, где он работает, поэтому пришлось напрячь остатки мозга, чтобы суметь задать девочке-менеджеру такие сложные вопросы, на которые она определённо не смогла бы ответить. Девочка разволновалась и стала озираться в поисках подмоги.

Он вмешался в наш разговор через минуту. Все сотрудники сразу отошли на почтительное расстояние, и мы остались один на один, глядя друг другу в глаза. Наверное, это старость – ни один мускул не дрогнул на моём лице. Я не назвала его по имени и не улыбнулась, словно и не целовалась с ним, сидя у него на коленках в скверике возле Дома правительства восемь лет назад. Говорила официально и на «вы», как с незнакомым коллегой. Он то ли сомневался, я ли это, то ли тоже включился в игру. Я была готова рассмеяться.

Мы беседовали минут пятнадцать, и всё это время он смотрел мне прямо в глаза, не отвлекаясь на прочих посетителей, которые тоже хотели с ним что-то обсудить. Отвечал им на разных языках «встретимся позже или созвонимся», и те уходили.

Мы оба несли околесицу. Не помню, о чём конкретно говорили, но я пыталась вставлять какие-то умные слова, а его речь была безупречна. Можно не понимать смысла, но его умение вести беседу вызывает наслаждение.

Наконец наши переговоры завершились, я стала вежливо прощаться, он протянул мне визитку и спросил:
– Вы можете обращаться ко мне в любое время. А у вас есть визитка?

И когда я, принимая визитку, коснулась его ладони, мой визави задрожал.

Достала свою карточку, и он прочёл имя и должность вслух.

– Ничего себе, да ты молодец! Ты ещё лучше и красивее, чем тогда. Намного!

Не могу описать выражения его глаз, никогда раньше такого не видела. Не сержусь на него, он замечательный, я вовсе не хотела его уязвить и действительно была рада увидеться. Уже как друзья поговорили ещё минут пять, посмеялись. Сотрудники «нервно курили в сторонке», наблюдая нашу милую беседу. Надеюсь, он тоже не в обиде и мне никогда не придётся к нему обращаться за помощью.

Не дав ему оправиться от шока, я с искренней улыбкой сказала:
– Очень рада, что у тебя всё хорошо. Пока!

Из письма Юлии Стрекаловой,
Москва
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №32, август 2016 года