СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Богема Павел Буре: Не вздумайте мне ничего дарить!
Павел Буре: Не вздумайте мне ничего дарить!
29.08.2016 14:33
БуреОн сделал головокружительную карьеру: многомиллионные контракты, мировая слава, обожание поклонников. За скорость и быстроту реакции его прозвали «Русской ракетой». Однако в 34 года легенда мирового хоккея Павел Буре неожиданно покинул большой спорт: серьёзная травма колена заставила выйти из игры. Но привычка побеждать осталась. Павлу 45 лет, с женой Алиной он воспитывает двоих детей, занимается благотворительностью и время от времени выходит с друзьями на лёд, чтобы вновь ощутить состояние полёта.

– Павел, вы хорошо знаете свою родословную? Как вам кажется, предки с их судьбами как-то влияют на нашу сегодняшнюю жизнь?
– Думаю, мы все очень сильно связаны. Свою родословную знаю достаточно хорошо, среди наших предков много знаменитостей. Например, мой прапрадед, петербургский купец Павел Карлович Буре, часовых дел мастер, основал известную торговую марку и фирму «Павел Буре». И, конечно, горжусь тем, что я – продолжатель династии. Но в большей степени на нашу сегодняшнюю жизнь влияют не судьбы, а гены прошлых поколений, с ними передаются таланты. А если ты талантлив, то можешь выбрать любой вид деятельности, везде добьёшься успеха, будь то часовое дело или спорт. Мой дедушка был вратарём в водном поло, а потом стал известным тренером по плаванию. Отец – знаменитый пловец, четырёхкратный призёр Олимпийских игр и семнадцатикратный чемпион СССР. Я избрал хоккей. Чем решит заниматься мой сын, пока не знаю.

– Если выберет хоккей, одобрите?
– Я приму любые решения своих детей. Сейчас сын, Пал Палыч, два раза в неделю ходит со мной на хоккей, занимается плаванием. Я не перестаю ему повторять: если хочешь чего-то добиться, нужно приложить очень много усилий, просто так ничего не даётся. Последние двадцать-тридцать лет я общаюсь с людьми, показывающими выдающиеся результаты в разных сферах деятельности, и могу отметить, что ради успеха каждый из них очень многим пожертвовал. Ставя перед собой какие-то цели, нужно отчётливо понимать, что победы добивается только сильнейший, и не имеет значения, спорт это или бизнес, искусство или что-то ещё. Везде требуются колоссальные усилия и жертвы.

Буре– Но спорт – это в первую очередь всё-таки жертвы физические. Выходя на лёд, ты каждую секунду рискуешь получить серьёзную травму и навсегда завершить карьеру. А занимаясь живописью, например, можешь написать неудачную картину, но это же не страшно, напишешь ещё сотню.
– Там другие нюансы. Живопись отнимает много времени, и, чтобы стать лучшим в этом деле, нужно ой как попотеть! Кто-то бегает во дворе и играет в футбол, а ты должен заниматься рисованием не поднимая головы. И это жертва. То же самое в музыке: люди каждый день играют по восемь-десять часов, чтобы научиться делать это хорошо. Да, может быть, здесь не получишь физических травм, но могут быть моральные, а их, как правило, залечиваешь дольше.

– То есть, несмотря на серьёзные повреждения, заставившие вас уйти из спорта, вы всё равно одобрите выбор сына, если он захочет стать хоккеистом?
– Да, конечно. А травмы… Профессиональный спорт подразумевает риск для здоровья, и лишь вопрос времени, когда ты их получишь. Это совершенно нормально, спорт вам – не физкультура.

– А в вашем случае родители оказали влияние на выбор профессии? Мне кажется, в семье, где отец – олимпийский призёр, а дед – выдающийся тренер, дорога для мальчиков заранее предопределена: спорт без вариантов. Вот и ваш брат Валерий тоже стал знаменитым хоккеистом.
– Нет, я считаю, что всё-таки сам выбрал спорт. Сколько себя помню, мне всегда нравился хоккей, а родители просто направили. Точно так же я сейчас веду себя со своими детьми – могу что-то подсказать, но ребёнок сам должен решать, нравится ему или нет. Отец указал мне путь, я занимался и плаванием, и хоккеем, и в футбол играл, а дальше уже сам решил, что мне по душе.

– Когда поняли, что вам по душе хоккей, совсем забросили учёбу в школе?
– Нет, я старался совмещать, и у меня неплохо получалось – хорошо учился в школе, очень любил историю. Просто я понимал: если с хоккеем не выйдет, значит, нужно будет заниматься чем-то другим, а для этого надо всесторонне развиваться. Но лет с двенадцати окончательно определился, понял, где точно смогу добиться успеха, и полностью сконцентрировался на хоккее. Когда мне исполнилось четырнадцать, стал официально зарабатывать. Как сейчас помню, первая получка была тридцать девять рублей. Все деньги, конечно же, отдавал родителям. К шестнадцати годам уже был профессионалом, играл за команду мастеров ЦСКА, а в восемнадцать стал заслуженным мастером спорта СССР со многими титулами и регалиями. Но параллельно учился в институте: ведь любой нормальный человек задумается над тем, что он будет делать, если вдруг получит травму. На этот случай у меня есть два высших образования.



– А были какие-нибудь специальные ритуалы, которые вы совершали перед выходом на лёд? Может, есть амулет, способный уберечь от травм и повреждений?
– Нет, я стараюсь быть несуеверным человеком. Просто к каждой конкретной игре ты серьёзно готовишься, настраиваешься. А уберечь от травмы может только спортивная удача – без этого невозможно хорошо выступить. Конечно, есть и высшие силы, которые тебе помогают или нет. Но когда на поле выходят два сильных соперника, чтобы победить, всё-таки нужен элемент везения.

– А числа могут принести удачу? Вот ваш номер «десять» иначе как счастливым не назовёшь.
– Мне повезло: когда я в восемнадцать лет попал в сборную СССР, Виктор Васильевич Тихонов, наш самый великий хоккейный тренер, распределял номера. Тогда он решил, что я буду играть под десятым номером. С тех самых пор это число моё, и дошло до того, что я стал первым в истории отечественного спорта, чей игровой номер вывели из обращения НХЛ, когда я ушёл из хоккея. Это беспрецедентный случай. Поэтому, конечно, к числу 10 я отношусь особенно.



– И дату свадьбы с Алиной вы назначили на десятое октября?
– Ну да, так у нас сложилось. Это число для меня много значит, потому что мне его присвоил величайший тренер нашей страны.

– А сегодня вы продолжаете тренироваться, несмотря на свой уход из большого спорта?
– Не могу сказать, что сейчас тренируюсь Скорее, занимаюсь физкультурой. Пару раз в неделю мы с друзьями собираемся и играем в хоккей, это доставляет огромное удовольствие. Вообще я считаю, что хоккей – спорт номер один в нашей стране, даже круче, чем футбол. Я вижу, сколько людей стало играть за последние лет десять, создано очень много лиг. Есть даже Ночная хоккейная лига, её придумал наш президент и сам в ней участвует. Он начал кататься в достаточно зрелом возрасте, но играет уже прилично. А сколько обычных людей этим сегодня увлечены, собираются и играют после работы! Это как два в одном – и общение, и физкультура.

Павел Буре– Вы много внимания уделяете благотворительности. Зарабатываете баллы для души?
– Ни о каких баллах и речи быть не может. Просто я вырос далеко не в царской семье, когда у тебя всё лежит на блюдечке с голубой каёмочкой. Многое приходилось зарабатывать самому, поэтому хорошо знаю всему цену. Помощь, которую мне кто-то оказывал в детстве или юности, запомнил на всю жизнь. И когда у самого появилась возможность помогать, я с удовольствием начал это делать, от чистого сердца. Речь не обязательно о сумасшедших деньгах, это может быть и просто внимание, которое запоминается на всю жизнь. Например, произошёл такой случай, когда я ещё играл в НХЛ. В одной из больниц мальчик умирал от рака, а в Америке это не принято скрывать от ребёнка. Ему сказали: «Жить тебе осталось совсем немного. Назови своё последнее желание, мы его исполним». Оказалось, самой большой мечтой мальчика было познакомиться со мной. Его привезли на игру, мы с ним долго болтали, и вот ребёнок в конце мне говорит: «Ты знаешь, я, скорее всего, скоро уйду. Но моя жизнь прошла не зря, я познакомился с тобой!» Этот случай я запомнил навсегда.

– Наряду с победами у вас бывали и поражения. Как находите в себе силы, чтобы выйти из депрессии?
– Самое сложное – это перебороть себя и настроиться на хорошее. Только с годами я понял, что жизнь не может состоять из одних плюсов, она чёрно-белая. Сегодня всё замечательно, а завтра может сложиться плохо. Но к этому нужно относиться спокойно, одинаково воспринимать и победы, и поражения.

– А как относиться к тому, что произошло с российскими спортсменами на Олимпиаде в Рио? Разве спорт и политика – вещи совместимые?
– На мой взгляд, нет. Спорт должен быть вне политики, он всегда объединял людей. Сейчас всё происходит наоборот, и всюду замешана политика. Я, конечно, против, очень неприятно и обидно видеть, что некоторые люди используют спорт в своих интересах. Такого не должно быть.

– Вы тринадцать лет прожили в Америке. Эта страна не стала для вас второй родиной?
– Нет, мой дом здесь, а дома комфортнее всего. Я родился и вырос в Москве, это мой родной город, знаю в нём каждый переулок. У меня глубокая связь с этим местом. Но я вынужденно провёл много времени за границей, а человек – такое существо, которое ко всему приспосабливается. Я, конечно, приучился жить и там, но дом есть дом. В Москве свои плюсы и минусы, идеально нигде не бывает.

– Интересно, можно ли Павла Буре чем-нибудь удивить? Вот, например, позвали бы вы меня в гости на день рождения. Представляю, как бы я ломала голову, думая, что вам подарить!
– Удивить меня вряд ли чем-то можно. Когда приглашаю людей на какое-нибудь мероприятие, для меня самое главное – общение, это бесценный подарок. А в материальном плане я ничего и не жду, честно вам скажу. Всегда предупреждаю гостей: придёшь ко мне – не вздумай ничего дарить!

alt

– Хорошо быть вашим гостем! Но всё-таки без подарков, наверное, мало кто приходит. Что в основном несут?
– Кто-то может подарить часы «Павел Буре», так как знает, что я их коллекционирую. К сожалению, по наследству мне практически ничего не досталось от дедов и прадедов. Но я покупаю часы и собрал уже приличную коллекцию, которую оставлю своим детям.

Расспрашивала
Нина МИЛОВИДОВА
Фото: PhotoXPress.ru

Опубликовано в №34, август 2016 года