СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Богема Дина Корзун: Семена наших несчастий были посажены гораздо раньше
Дина Корзун: Семена наших несчастий были посажены гораздо раньше
17.10.2016 12:02
41korzynОна очень редко даёт интервью. Не потому, что живёт в Лондоне, скрывает личную жизнь или избегает лишнего внимания. Просто говорит только тогда, когда чувствует, что в этом есть необходимость. Так же Дина относится к предложениям сняться в кино. Берётся лишь за те роли, в которых заложен смысл, близкий ей по духу, и внутреннее послание к каждому зрителю. В России Дину Корзун запомнили и полюбили после фильма Валерия Тодоровского «Страна глухих», а затем страна вместе с ней плакала над судьбой девочки Куки. За границей успех актрисе принесла главная женская роль в психологической драме голливудского режиссёра Айры Сакса «Сорок оттенков грусти». Но главным делом жизни Дина считает благотворительность. Причём не только в масштабах фонда «Подари жизнь», соучредителем которого она уже много лет является.

– Дина, уже несколько лет снимается документальный фильм «Слепота». Речь идёт о слепоте духовной. Как вам кажется, почему у человека открываются глаза, только когда с ним или его близкими случается несчастье? Горе делает людей неравнодушными. Почему мы не рождаемся «зрячими»?
– Я не соглашусь. Есть примеры, когда люди рождаются духовно зрячими. Но, как правило, это очень высокоразвитые личности. Они быстро понимают, что хотят служить людям, поэтому становятся монахами, учителями, врачами и все силы направляют на то, чтобы нести людям знания о любви, добре.

Наверное, нужно начать с того, что я верю в бессмертие души и не верю в то, что мы рождаемся лишь один раз. Убеждена, что наша душа может приходить в материальное тело сотни тысяч раз и всякий раз получает разные уроки. И от рождения к рождению увеличивается уровень нашего духовного развития. Только так я могу объяснить самой себе, почему все приходят на этот свет с разной степенью подготовки. Этот вопрос волновал меня с детства. Неравенство и несправедливость сильно расстраивали.

– А в какой момент стали «видеть» вы? Или вы из числа тех, кто рождается «зрячим»?
– Нет, ну что вы! Я родилась в 1971 году в городе Смоленске, в семье атеистов. У нас в семье не было принято говорить о Боге. Ведь религией тогда служила советская идеология – «мы наш, мы новый мир построим». Моя бабушка Клавдия Алексеевна в восемнадцать лет попала на фронт и прошла до конца – тянула телефонный шнур до Берлина. Война её сильно обожгла, она стала очень твёрдым человеком. Всем сердцем верила в партию. Каждый вечер раскладывала газету и конспектировала стенограммы съездов партии.

КорзунЯ – в некотором смысле продолжение своей семьи, потому что мне всегда нравилась идея служения людям, жизни во благо других. Но я училась различать служение жёсткое, прямолинейное – «я вам всем сделаю хорошо», этакое «причинение добра», – от истинной любви.

И хотя все мои близкие были депутатами и коммунистами, старались своей деятельностью на уровне района или города сделать много полезного, – я всегда чувствовала связь с Богом, Творцом, с источником, откуда пришла моя душа. Конечно, никому об этом сказать не могла, но интуитивно это знание во мне всегда присутствовало. Я не понимала, что с этим делать. Чувствовала себя каким-то странным человеком. И как же хорошо, что теперь у меня огромное количество единомышленников!

Хотя есть и заядлые атеисты, которые говорят: «Ты просто боишься хаоса, поэтому тебе нужна эта концепция Бога». Я обычно отвечаю: «Нет, ничего не боюсь. Не от страха Божьего я соблюдаю Его законы, «не укради», «не осуждай», «не убивай» и так далее, но от любви». У меня совсем другие отношения с Ним. И они наверняка тянутся из прошлых жизней. Я уверена, что это суммарный опыт страданий, не только моих, но, вероятно, и моей семьи, всего нашего рода. Ведь страдания очищают и поднимают дух. Мне приходится наблюдать, как меняются люди, которые сильно болеют или теряют любимых. Если они умеют подняться над страданием, не боготворят его, а отпускают с благодарностью за опыт, они просто начинают светиться и творят много доброго вокруг себя.

Вообще мне кажется, что всё в этом мире работает по строгому закону: что посеешь, то и пожнёшь. Каждый раз, когда в моей жизни случается что-нибудь неприятное, я себе напоминаю, что семена этих несчастий были посажены раньше, может, даже не в этой жизни. Так я могу объяснить несправедливость, когда ты никому ничего плохого не сделал, не пожелал, а к тебе очень жестоко отнеслись. Может быть, в этой жизни у тебя ещё не было случая кому-то насолить, а в прошлой, вероятно, нечто подобное произошло. Я принимаю это и нахожу силы быть душевно щедрой и прощать. Так что понимание системы перерождения душ делает меня лучше, свободнее и смиреннее.

– Но православие не признаёт реинкарнацию. Жизнь даётся человеку только один раз, и прожить её нужно достойно.
– Я с уважением отношусь ко всем религиям, если они учат любви, прощению, приятию и благодарности. Но не ограничиваю себя православием. Я читала, что в первые века в христианстве существовала концепция реинкарнации и возвращения души. Но в какой-то момент людям стало неудобно управлять другими людьми, поэтому необходимо было убедить всех, что существует только один шанс – здесь и сейчас. Я признаю, что в этом заложен здравый смысл. Если у кого-то получается в этой жизни полностью принять ответственность за собственную судьбу – прекрасно. А если нет, то, на мой взгляд, эта концепция ведёт к ожесточению и отчаянию. Есть законы Божьи, а есть законы людские. Религия – всего лишь инструмент.

– Но многие именно с помощью этого инструмента создают себе лестницу в небо. Вот ваша бабушка-атеистка так и не пришла к вере?
– Пришла. Когда развалился Советский Союз и коммунистическая партия перестала править, это стало для бабушки невероятным ударом. Идеология была её религией, смыслом жизни. На какое-то время она потерялась, но затем нашла себя в учениях свидетелей Иеговы, которые ей рассказали о Боге. И надо сказать, что это очень хорошо на неё повлияло. Она стала более человечной, внимательной. Суровая и холодная леди превратилась в маму и бабушку. Конспекты никуда не исчезли, только теперь в тетрадь переписывались не съезды партий, а Библия. А вообще я думаю, что на пути к Богу нам не нужны никакие посредники. Можно и на необитаемом острове иметь в своём сердце мощную связь со Всевышним напрямую.

– А в Непал вы отправились как на необитаемый остров, чтобы укрепить свою связь с Творцом?
– Можно и так сказать. По гороскопу я огненный знак, и, будучи подростком, думала, будто жить можно только до тридцати лет – пролететь кометой. Всё! Дольше тут делать нечего. И когда мне исполнилось тридцать три года, жизнь вдруг стала невыносимой. При этом я очень много работала, только вернулась из Америки, где снялась в главной роли в голливудском фильме, который получил приз на фестивале «Сандэнс». Ко мне было много внимания. Посыпались интересные предложения от других западных продюсеров. При этом у меня прекрасная семья, сыну только исполнилось пятнадцать. В общем, всё хорошо! Но я вдруг поняла, что у меня нет цели, незачем жить дальше, впереди – одна пустота. То есть к этому моменту я накопила критическую массу понимания того, что во внешнем материальном мире нет никакого смысла. А как тогда двигаться дальше? Наступило отчаяние в некотором смысле.

alt

У меня есть замечательная подруга из Ливана – Дана. Её детство прошло во время войны, когда Израиль бомбил их страну и весь Ливан лежал в руинах. Такое детство накладывает неизгладимый отпечаток на душу человека. Дана – невероятно светлый, позитивный, добродетельный, открытый человек, ангел с мечом в руках. У неё дети и муж, но ей хватает времени помогать людям помимо родных. Так вот она мне сказала: «Дина, как тебе не стыдно? Ты посмотри, какая у тебя семья, замечательный дом. Откуда такая вселенская грусть? У тебя что-нибудь болит? Ага, душа болит. Знаешь что, поезжай-ка ты куда-нибудь и поработай волонтёром там, где людям действительно плохо. И вот потом расскажешь мне, полегчает тебе или нет». Я сказала: «Хорошо, давай». Дана открыла свой компьютер, нашла волонтёрскую организацию в Непале и написала туда. Ответ из Катманду мы получили через два часа. И я поехала в один из детских домов Непала. Сделала все прививки, долго собирала чемоданы – везла туда разные материалы, с которыми можно работать. Думала, что буду учить детей английскому, рисованию, другим видам творчества.

alt

В аэропорту меня никто не встретил. Спустя какое-то время всё-таки прибыла разбитая дребезжащая машина, на которой мы поехали по грязному городу, где повсюду на дорогах лежали нищие, голодные, больные люди, тут же ходили худые коровы. Мне показалось, что это, ну… если не ад, то чистилище для души точно. В голове то и дело крутились мысли: «Ну зачем мне всё это? На что я променяла комфортный Лондон?» Но другой голос внутри упрямо твердил: «Ты на правильном пути. Всё у тебя получится». Достаточно было всего одной недели, чтобы этот второй голос обрёл силу, важность и первенство. Это был голос моего сердца, который я всегда заглушала какой-то гламурной актёрской жизнью, потому что он мне был не нужен, неудобен. И вдруг я его отчётливо услышала в детском доме, где сорок детей мал мала меньше – от грудничков до шестнадцатилетних. На мне буквально висели гроздьями, дёргали за руки, за нос, за уши, кричали: «Дина-систер, Дина-систер!» Я забыла о себе. И как только это произошло, первый голос, который вечно был чем-то недоволен, замолчал. Я просто стала его игнорировать, начала думать о других. В этот момент я полностью исцелилась.

alt

Помню, как шла однажды вечером, пылила сандалиями по дороге и вдруг сказала себе: «А ведь я изменилась! Вот же оно – счастье!» Оказывается, для него не нужно никаких условий. Оно либо есть, либо нет. Да, ты спишь на полу, ешь грубую пищу, у тебя совершенно нет времени на себя, но при этом ты абсолютно счастлива. И я поняла самый главный закон жизни: счастье – это осознанный выбор. Никто ничего мне не должен. Даже в самой критической ситуации, когда ребёнок болен, нет денег, холодно и нечем укрыться, счастье может быть внутри тебя, и этим счастьем можно укрыть всех вокруг. Кроме того, радость жизни – это ещё и секрет здоровья, потому что все болезни связаны с психосоматикой. Я убедилась на своём примере: весь негатив запускается от отрицательных эмоций, разрушительной жалости к себе или недовольства миром. Важно просто захотеть быть счастливой и начать делиться этим состоянием с другими. Только не подумайте, будто у меня это отлично получается. Иногда лучше, иногда – совсем никак. Но это стало радостным смыслом жизни. Я просто учусь быть счастливой.

Дина Корзун– Вы сказали, что очень много страдали в жизни. Что причиняло вам боль?
– Я родилась невероятно чувствительным человеком. Было такое ощущение, что у меня нет кожи. Иду по улице, стоит одинокая дряхлая бабушка, продаёт какие-то жидкие букетики из незабудок и ромашек. Все проходят мимо, никому нет дела, а я готова разрыдаться, умереть на месте. Я очень долго не могла принять несправедливость этого мира. Поэтому всё время страдала. Было ощущение, что я как та русалка, которой вместо хвоста дали ноги, и ей очень больно. Но мир детей и мир взрослых сильно отличаются. Когда ты маленький, то всё чувствуешь острее и видишь глубже. Поэтому я сейчас всё время стараюсь показывать маленьким дочкам мою любовь. Эта любовь должна быть понятна ребёнку. В стрессе, в суете, когда у тебя тысяча дел, важно остановиться, сесть и поговорить. Или опуститься на корточки на уровень ребёнка, чтобы глаза в глаза, а не кричать с высоты своего роста, как он должен себя вести. Это такая уникальная, филигранная, ювелирная работа. И это тоже благотворительность. Так что я теперь занимаюсь благотворительностью на микроуровне. И это меня очень вдохновляет.

– Ваш муж, музыкант Луи Франк, во всём разделяет вашу точку зрения, полностью поддерживает в вопросах духовности?
– Да, абсолютно. Мы вместе уже двадцать один год. Мне кажется, что за это время стали одним целым существом. А когда только познакомились, были очень разными. Я со своим советским детством, и он – мальчик из очень состоятельной швейцарской семьи. Он родился в Цюрихе. Мы с ним звёзды с противоположных галактик. И все эти годы нам хватало душевных сил идти навстречу друг другу, учиться, становиться мудрее. Я глубоко убеждена, что в семье не нужно никого менять. ВсёÂ Â   и так произойдёт, если есть любовь и уважение. Нужно измениться в первую очередь самой. И тогда откроются невероятные духовные сокровища, которые потом трансформируются в реальность. Как только мы приобретаем духовное богатство, оно сразу материализуется. Вот я родилась в семье с небольшим достатком и была окружена такими же не очень состоятельными людьми. Часто замечала, как много у них негативных мыслей и чувств – зависть, раздражение на жизнь, страхи. Весь этот отрицательный набор, на мой взгляд, и есть корень всех бед. Я всегда старалась ценить то, что у меня есть, и чувствовать благодарность за это. Себя нужно сравнивать не с другими, а только с самим собой – вчерашним. И тогда жизнь становится увлекательным процессом.

– А есть предложения сняться в кино, которые вас заинтересовали?
– Предложения есть, но не те, которые по-настоящему вдохновляют. Поэтому вы меня и не видите на экране. Мне бы хотелось, чтобы фильм или сериал, в котором участвую, имел какую-то более высокую вертикальную задачу – говорил о чём-то важном.

– Вам кажется, что духовные фильмы сейчас не снимаются?
– Может быть, мне всего лишь не предлагают роли в таких фильмах. Не знаю. Тема духовности не в моде, с ней не всегда получается делать массовое кино. Просто сейчас другое время, когда материальные ценности гораздо важнее. Век рекламы, обогащения, глобализации. Другие боги у людей в голове и, соответственно, их обслуживает совершенно другое искусство. И тут всё логично. Вероятно, семена этого были посеяны человеческим сообществом где-то в прошлом – войны, агрессия, Средневековье с его темнотой и казнями. Да и революции, репрессии сделали своё дело. Может быть, поэтому мы сейчас духовно незрячи. Мы забыли, что сами являемся творцами нашей жизни, и перекладываем ответственность на государство, политиков, полицию, врачей. На кого угодно, только не на себя. Я себе всё время напоминаю, что нужно быть благодарной за то, что я просто живу и могу получать этот опыт. Вот путь, который ведёт к прозрению.

Расспрашивала
Нина МИЛОВИДОВА
Фото: PhotoXPress.ru

Опубликовано в №41, октябрь 2016 года