СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Любовь, измена «Хочу, чтобы от тебя пахло мужиком»
«Хочу, чтобы от тебя пахло мужиком»
04.11.2016 20:45
Шаг в сторону будет считаться побегом

«Хочу, чтобы от тебя пахло мужиком»Добрый день, уважаемая редакция газеты «Моя Семья». Тема этого письма непростая, события – неоднозначные. Но, к счастью, прошло уже достаточно времени, так что могу рассказать.

В современном мире обесценены и чувства, и слова. Ничего не стоит дать слово и не сдержать. Очень обидно, когда так поступает близкий человек. Особенно – если это любимый мужчина. Постигает горькое разочарование, бриллиант оказывается стекляшкой. Сложность в том, что невозможно сразу диагностировать, кто перед тобой – настоящий мужчина или удачно маскирующийся под него хамелеон.

Случалось и мне пострадать от таких празднословов. Ничего фатального, просто поверила тому, чему верить не следовало. Живу дальше. Но до сих пор не понимаю, как можно дать слово и не сдержать.

К чему я это? Дело было более десяти лет назад, зимой. Мне как раз исполнилось 25. Работала танцовщицей в ночном клубе, и в моей жизни всё было отлично: работа – супер, денег – достаточно, подруга стояла за меня горой, как и я за неё. Мои независимость и креативность проявлялись во внешности, увлечениях и так далее.

В жизни не хватало только мужчины. Поклонники были, претендентов на вакансию бойфренда хватало, но как-то не складывалось. Сейчас я понимаю, что за своей модной и независимой внешностью скрывала суть – верность, ранимость, традиционность взглядов. Мужики же думали, что я стерва и баламутка, поэтому ко мне клеились те, кто предпочитал подчиняться женщине. Я могла бы их строить и дрессировать, но не хотелось. Впрочем, речь не об этом.

Однажды в декабре у нас в клубе появилась компания – моя хорошая знакомая Анна с мужем и его другом, которого я раньше не встречала. Я села к ним за столик и в перерывах между танцами общалась. Их друга, моего нового знакомого, звали Александр. Это был изящный молодой человек, стройный как кипарис, похоже, что спортсмен. Хрипотца в его голосе наводила на мысль о криминальном опыте – знаете, такими голосами ещё шансон иногда поют. Меня это не пугало, потому что публика у нас в клубе встречалась разная, охрана была хорошая и вообще место приличное, здесь не буянят.

К большому моему удивлению, общение с этим парнем не напрягало, как это обычно случается с малознакомым человеком. Было весело и легко. В конце вечера Александр попросил меня оставить телефончик, на что я ответила, что он наверняка как-нибудь сам справится с его поисками. Они вышли из клуба, и через две минуты он позвонил – выпросил мой телефон у Анны.

Не вдаваясь в подробности, скажу: мы стали встречаться. Он поражал меня всем – ответственностью за слова и поступки, чувством юмора и небывалой нежностью по отношению ко мне. Но самое главное – он не повёлся на мою внешность девушки-звезды и быстро взял ситуацию в свои руки. Я и оглянуться не успела, как поняла, что согласовываю с ним свои планы и действия, а иногда и точку зрения.

Мы встречались не очень долго, но что это было за время! Он всегда находился со мной, поддерживал, встречал с ночной работы. С ним всегда было о чём поговорить, но оказалось комфортно и просто молчать. Любимым нашим развлечением стали прогулки на его машине в соседний город в «Макдональдс», так как в нашем городке этих кафе тогда не было. Я не ведала горя и ничего не боялась.

В процессе общения узнала о его криминальном прошлом и настоящем. Это был человек, имевший вес в определённых кругах, причём его слово перевешивало многое. Не знаю, хватило ли бы мне сейчас смелости столь безоглядно влюбиться в такого человека, но тогда… Кружилась голова, и все мысли были о нём. Я поняла, с кем имею дело, и хорошо осознавала, что шаг в сторону будет считаться побегом, а возможно, и караться. Но я привыкла ко всему. И внимательно смотреть в зеркало заднего вида в его машине, и чутко спать с ним в обнимку, и периодически записывать его изменившийся номер телефона.

Он знал обо мне абсолютно всё. Где я, с кем, какого цвета сегодня на мне одежда, когда кончились, простите, критические дни. Но это не напрягало. Никуда не хотелось уходить. Это мой человек. Не знаю, можно ли так называть людей из того мира, но это был мой волк – дикий и страшный на воле, но ручной и нежный дома.

А потом его подставили. Определённым людям доложили, где мы с ним находимся. Налетела толпа, его выволокли на улицу, и несколько человек стали бить. Помню прут арматуры, кастеты… Его повалили на землю и жестоко пинали ногами. Но при первой же возможности он вскочил. Не знаю, какие силы даёт человеку злость, но он один раскидал всех! Я стояла рядом, всё видела и до сих пор предпочитаю не доставать это со дна своей памяти. Удивляюсь и благодарю Бога, что они не стреляли. После его победы вся толпа нападавших потащилась прочь, матерясь и угрожая. А мы остались – он в кровище и я в вечернем платье.

Мы смывали ему кровь в мужском туалете развлекательного комплекса, где нас нашли. Он пытался отстранить меня, чтобы не смотрела на следы побоев, но я убирала его руки и промывала водой жуткие раны. Несмотря ни на что, он держался на ногах и ещё размышлял вслух.

Путём несложных вычислений выяснили, кто сообщил о нашем местонахождении. Той же ночью состоялся разговор между Сашей и тем человеком. Меня на время разговора выставили из квартиры, в итоге они молча разошлись и больше не общались.

А через пару дней после того побоища я на полторы недели уезжала в далёкие края. Саша с разбитым носом и чудовищными синяками под глазами по собственной инициативе отвёз меня в аэропорт, хотя ему нельзя было появляться на трассе – любой гаишник мог остановить, что весьма осложнило бы ему жизнь.

В какой-то момент по пути он достал из бардачка свою туалетную воду и обрызгал меня с ног до головы.

– Пусть от тебя мужиком пахнет, чтоб никто не подходил.

А я и не хотела, чтобы подходили. Знаете это ощущение, когда больше не хочется ничего искать? Я вот знаю.

Скажу больше – он меня ещё и из аэропорта встретил. Потому что у меня в поездке кончились деньги и не на что было купить билет до дома. Он опять решил все мои проблемы, рискуя собой.

В тот день мы так и не доехали из аэропорта до родного города. Остались в какой-то милой пригородной гостинице, потому что не имели сил держаться на расстоянии. Валялись под одеялом, крепко обнявшись. Он лежал на моей руке, я гладила его волосы. Я очень любила его, и, думаю, он меня тоже. Во всяком случае, много раз говорил об этом и всегда подтверждал делами. Милый мой, ты навсегда испортил мне жизнь! Никто и никогда больше не стал для меня настоящим мужчиной. И не уверена, что станет.

Время шло, а наше общение не становилось привычнее. Каждая встреча, да что там, каждый его звонок становились для меня событием. Мой «волк» ограждал меня от трудностей и не впутывал в свои дела. Хотя я понимала, что в его историю я уже вплетена и неизвестно, чем это может обернуться. Но я ничего не боялась.

Однажды шла по улице от зубного врача. Мне удалили зуб, и я направлялась к подруге отметить это дело. К слову, Сашка очень не любил, когда я пила. Не то чтобы я злоупотребляла, но он просто на дух не переносил алкоголь ни в каком проявлении. Надо сказать, я тоже обычно не отмечаю каждый вырванный зуб. Просто шла в гости с шампанским. А с Сашей мы должны были встретиться лишь на следующий день.

Раздался звонок.
– Ты где?

Хотя он, как всегда, прекрасно знал, где я и что собираюсь делать. Я ответила немного удивлённо, что иду к Юле. Что тут началось! Из трубки посыпалось:
– Что же ты за овца?! Тебе зуб вырвали, какая Юля?! Да иди ты (указал куда) и больше не показывайся!

Прежде он никогда не ругался при мне матом и уж тем более не рычал на меня. Я почему-то даже не обиделась и не удивилась. Настолько была уверена в его отношении ко мне, что не обратила особого внимания.

Заволновалась на следующий день часов в пять вечера, когда от него не поступило никаких известий. Полная тишина. Всё думала: он что, меня и правда бросил таким образом? Ничего себе! Где же я так накосячила-то? Мою подругу он знал, я его никак не подставила, в чём дело?

На работе хлюпала носом. Сидела в гримёрке, а девчонки гладили меня по голове и говорили, что всё обязательно прояснится. И что он не мог так поступить со мной.

На следующий день я не знала, куда себя девать. Бродила по городу и трепала нервы подруге. Пока ходили, я не слышала, как пришла эсэмэска. Лишь спустя минут двадцать взяла в руки телефон и увидела на дисплее конвертик. Открыла и прочла: «Никому не говори, что ты меня знала». Отправила в ответ пустое сообщение, но абонент был уже недоступен. С того дня никто не знает или не говорит, где он и что с ним.

Я повторюсь: неизвестно, как бы сложилось наше общение и смогла бы я оставаться такой же смелой, как тогда. Но вижу, что он был единственным мужчиной, знавшим, что такое настоящая ответственность за свои слова и поступки. И что это расставание по иронии судьбы оказалось самым понятным и цивилизованным из всех расставаний в моей жизни.

Это письмо я посвящаю тебе, дорогой мой человек. Хотя ты, наверное, меня уже не помнишь. Кое-что в рассказе, конечно, изменено, но, возможно, ты прочитаешь это письмо и узнаешь нас в этой истории.

Без подписи
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №43, октябрь 2016 года