СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля Смотри, это твоя прежняя жизнь
Смотри, это твоя прежняя жизнь
18.11.2016 15:11
Я должна была что-то изменить, но оставила всё как есть

Смотри, это твоя прежняя жизньО своих переживаниях и воспоминаниях о прошлой жизни я иногда рассказываю окружающим. Кто-то верит, кто-то удивляется, кто-то пожимает плечами и проходит мимо.

На днях подошла ко мне на работе наша нянечка. Женщина она пожилая, давно на пенсии, но работает. Всю свою взрослую жизнь была то уборщицей, то вахтёром, теперь вот в нашем детском саду – нянечкой.

– Наталья Владимировна, – нерешительно обратилась ко мне Семёновна, – я спросить хочу. Что такое «мальта»? Есть такое слово?
– Есть, – отвечаю, – это островное государство. А с какой целью интересуетесь?

Семёновна охнула, села на стул и начала рассказывать.

– Тут со мной такое приключилось, боюсь кому рассказать. Легла я недавно спать, а сон всё не идёт. Лежала, в потолок смотрела, думала, как распорядиться предстоящими отпускными, чтобы на всё хватило. Как вдруг потолок зашевелился и стал туманным. Я подумала – что-то в глаз попало. Потёрла глаза, но туманность не исчезла, а я будто в этот туман сама провалилась.

И вижу, что не лежу в кровати, а стою на дороге. Осень, трава уже подёрнулась инеем, грязь вокруг подмёрзла, и я могу идти, не проваливаясь в неё. На ногах моих обмотки из кусков выделанной кожи, из одежды – тоже какие-то шкуры. Пояс, а на плече лук, и ещё есть стрелы. И такой тяжёлый этот лук, что при ходьбе я его придерживаю рукой, и одно моё плечо выше другого.

Мне надо подняться в гору, там есть селение. Домов в обычном понимании не вижу, жилища больше похожи на какие-то землянки – вырыты в земле, накрыты хворостом, соломой, где-то шкурами.

И тут я услышала голос. Он не мужской, не женский, а как будто металлический. Голос сказал: «Смотри, это твоя прежняя жизнь. Ты была охотницей и добывала зверя. Вспоминай! Место это – Мальта».

Как же тяжело подниматься в гору! Она хоть и не каменистая и больше походила на земляной холм, но взойти непросто. Тяжело тащить лук, тяжело нести добычу. Но я во что бы то ни стало должна была дойти.
Споткнулась и пришла в себя дома на кровати. Встала, сердце колотится, пошла на кухню, попила воды.

Утром подумала, что мне всё это приснилось. При солнечном свете все ночные страхи кажутся не такими уж страшными.

Но через две ночи, на третью, видения повторились. Я снова была в том же виде, только теперь охотилась. Выслеживала какого-то небольшого зверя, стараясь ступать так, чтобы он меня не почуял, не услышал. Я знаю, как натягивать тетиву, как звенит стрела, когда летит, как бьётся в агонии зверь и какой запах у смерти.

Но до чего мне было тяжело. И холодно.

Я снова поднималась на этот холм после охоты, с добычей. Несла лук, временами поправляя его на плече, и мне казалось, что эти тяготы никогда не кончатся. И снова голос повторил, что место называется Мальта.

– Спасибо вам, – вдруг сказала Семёновна.
– За что? – удивилась я.
– За то, что вы рассказывали о своих воспоминаниях. Если бы я не слышала этого, то подумала бы, что сошла с ума. Я сначала испугалась, потом вспомнила, что не ко мне одной такие воспоминания приходят. Значит, так бывает! Потом я плакала, что никогда моя жизнь не была лёгкой и радостной, но успокоилась – стало понятно, почему так болит плечо, почему я дёргаю шеей, будто поправляю тяжёлую ношу.

Даже сейчас у меня одно плечо выше другого, я не задумывалась, что в этой жизни моё тело просто приняло уже знакомую позу, хотя ничего тяжёлого на плече я не носила. Интернета у меня нет, по телевизору про Мальту я не слышала, вот решила у вас спросить, где это.
У меня ощущение, что должна была что-то изменить в этой своей жизни, чтобы она была другой. Но я прожила её почти так же – сама добывала хлеб насущный, сама поднимала детей, всё время работаю, даже на пенсии. Знать бы, что и когда нужно изменить, чтоб снова в такой ситуации не оказаться, – вздохнула Семёновна и пошла дальше работать.

Днём она попросила показать ей виды Мальты. Я подключила ноутбук, забила в поисковике запрос, открыла фотографии.

Семёновна смотрела какое-то время, потом вздохнула и сказала, что ей очень тоскливо от этих картинок. Больше мы к этому разговору не возвращались.

Из письма Натальи Каблуковой,
Свердловская область
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №45, ноябрь 2016 года