Мне нужна особенная любовь
25.11.2016 22:45
Вас требует заместитель губернатора

Мне нужна особенная любовьПоцелуй, который принято называть первым, как правило, таковым не является. Обычно человек ещё в детстве получает свою долю ласки от матерей, отцов, дедушек, бабушек и прочих любящих людей.

Родители Викторины не целовали её никогда. Девочка родилась настоящей уродиной: природа наградила её глубоко посаженными тёмными глазами и большим кривым носом. Непосвящённый мог подумать, будто его сломали в драке, но он был таким от рождения. Впалые щёки сходились на пухлых, но катастрофически несимметричных губах. Волосы, каштановые, густые и волнистые, могли бы спасти положение, но не спасали: так или иначе, нос зловеще торчал из-под специально выращенной длинной чёлки.

Мать откопала в старой книге необычное имя, полагая, что оно хоть как-нибудь компенсирует недостатки внешнего вида дочери. Как водится, родительское стремление к оригинальности сослужило девочке дурную службу, когда ей пришлось вливаться в жестокие детские коллективы.

Возможно, если бы ребёнку с младых ногтей твердили о её уникальной внешности, достойной кисти Модильяни, а над кроватью повесили портрет Ахматовой, всё было бы по-другому. Но отец с матерью решили, что лучший выход – сделать вид, будто всё нормально, и как бы не замечать ни дочкино уродство, ни её существование вообще.

Всё свободное время Викторина просиживала дома среди книг и пустых мечтаний под аккомпанемент классической музыки. И в её голове сложилась довольно причудливая картина мира. Романтические представления перемешивались с чёрным пессимизмом, а максимализм зашкаливал. Так девочка, не вырастившая ни одного цветка на подоконнике, окончив школу с золотой медалью, надумала поступать в сельскохозяйственный вуз. Она решила улучшать этот мир, облагораживая землю.

В родном городе такого учебного заведения не было, так что Викторине пришлось покинуть родительское гнездо, о чём она ничуть не жалела. Жизнь в общежитии мало отличалась от прежней: Викторину окружали книги, изменилось только их содержание.

Она не стремилась стать частью студенческой тусовки, но на посвящение в студенты всё же была вынуждена пойти. После обычного на таких мероприятиях капустника началась дискотека. Толпа заполнила зал, перекрыв Викторине дорогу к выходу. Она забилась в угол, надеясь ускользнуть, когда начнутся медляки. Однако путь ей перегородил красавчик-однокурсник Миша Корчагин.

– Девушка, вы танцуете?

Викторина была хорошо знакома с классикой советского кинематографа, поэтому ответила грубо и внятно:
– Нет, пою! – и, быстро оттолкнув потенциального обидчика, убежала.

Но однажды он увязался за Викториной после занятий. Сначала просто провожал, несмотря на её смущение и явное нежелание общаться. Потом стал вваливаться в девичью комнату с творожными сырками, булочками, книжками по занимательной биологии и кассетами с Бетховеном и Вивальди.

Викторина недоумевала: что он задумал? Перебирала в уме самые безумные варианты. Может быть, поспорил на неё, как в фильме «Девчата»? Она сохраняла строгий вид и спешила выпроводить гостя. Но Миша становился всё настойчивее, а однажды, когда в комнате они остались вдвоём, неожиданно поцеловал. И, конечно, Викторина оттолкнула его, и, конечно, ударила по лицу, и, конечно, сказала, чтобы он больше никогда-никогда… Но всю ночь не спала, мусоля мельчайшие подробности эпизода. Это был первый поцелуй в её жизни, действительно первый. Ведь её не только не целовал ни один мужчина – её вообще никто не целовал.

На следующий день Миша всё так же ждал её после института. Она говорила о своём уродстве и просила оставить в покое, но он был настойчив и объяснил, что сыт по горло пустыми смазливыми барышнями, ему нужна такая, как Викторина, – «особенная и настоящая». Викторина недоверчиво слушала, боясь поверить и желая этого всей душой.

– Ладно, – наконец сказала она. – Я особенная. Только ты учти, мне и любовь нужна особенная, без изъяна.

Они с Мишей поженились после зимней сессии. Молодожёнам выделили отдельную комнату. Викторина с удивлением обнаружила, что один человек может заполнить всю жизнь, почти не оставляя места ни для чего другого.

Начало второго курса молодая жена встретила уже с огромным животом. В роддоме, издав финальный крик, сразу потребовала показать ребёнка и с облегчением выдохнула: мальчик был похож на мужа.

Ещё одним сюрпризом стало то, что из Миши получился прекрасный отец, ей даже не пришлось брать академический отпуск. Молодые родители с успехом совмещали воспитание младенца и учёбу. А когда подошло время писать дипломы, трёхлетнего Костика отправили к родителям Викторины.

Она обложилась литературой. Миша решил, что заниматься вместе – только всё портить, и с раннего утра отправлялся в библиотеку.

Как-то к Викторине ни с того ни с сего забежала соседка Милка. Подружками они не были, Милка числилась среди Мишиных бывших. Она попросила отсыпать чаю, поинтересовалась, где пропадает муж, а потом скептически заметила:
– Ты бы его не отпускала одного-то, – и убежала.

Викторина пришла в смятение. Диплом намертво застрял на пятнадцатой странице.

«Да зачем я себя терзаю? Куда проще одеться и проверить», – промаявшись полдня, решила Викторина и уже через полчаса бодро шагала к библиотеке.

Она увидела Мишу ещё издали, в сквере, под окнами читального зала. Поспешила к нему, но, заметив рядом блондинку, укрылась за кустами. Они стояли близко, слишком близко, а потом Миша наклонился и поцеловал блондинку в щёку.
Вернувшись домой, он не обнаружил ни привычной сковородки с жареной картошкой на столе, ни молодой жены. Она уехала к родителям, не попрощавшись.

Все попытки примирения разбивались о неприступную стену её праведной уверенности. Викторина отмалчивалась и лишь однажды бросила:
– Я тебя предупреждала, мне нужна особенная любовь, без изъяна.

Миша с бараньим упрямством стучался в закрытую дверь, а Викторина после защиты тихо собралась и уехала вместе с сыном, не оставив адрес даже родителям.

Устроившись в забытый богом совхоз, куда агронома заманивали уже много лет, Викторина рьяно взялась за работу. Местные поначалу насторожённо восприняли странную девушку, но затем зауважали – за твёрдый характер, за умение работать не по-женски и за справедливость. Она с удивлением обнаружила, что её внешность никого здесь не шокирует. Мужики даже пытались приударить за ней, но она твёрдо пресекла все попытки, и её зауважали ещё больше.

Красавицам тяжело стареть. Вместо свежего сияющего лица из зеркала на них глядит неизвестная дама с потухшими глазами. Викторине было легко. Годы не испортили её, а даже смягчили черты, уродливая девушка превратилась в женщину с изюминкой. Смягчился и характер.

Вся теплота Викторины доставалась Костику, при этом она сумела не испортить его своей горячей любовью. С пятнадцати лет сын подрабатывал в хозяйстве, которое мать уже возглавляла.

В работе ей всё нравилось, надоедали только проверяющие из города. В тот день тоже ожидался приезд какой-то шишки. Викторина сбилась с ног, пытаясь совместить будничные заботы с подготовкой банкета для городских, – телефон трезвонил не умолкая. Медсестра из районной больницы еле пробилась, чтобы сообщить: Костика прямо с фермы доставили с подозрением на менингит. Викторина села за руль и помчалась к сыну.

Вечером позвонила секретарь.

– Викторина Сергеевна, замгубернатора замучил нас. Не уезжает, вас требует.
– Да и чёрт с ним! – оборвала Викторина и бросила трубку. Какой на хрен зам, когда у Костика температура под сорок!

Всю ночь она просидела в палате рядом с сыном. Наутро кризис миновал, и Викторина задремала. Внезапно кто-то тронул её за плечо, она вскочила спросонья.

Конечно, Миша сильно постарел, но не узнать его было невозможно, родное лицо.

– Ты как меня нашёл?
– Приехал проверить твои коровники, – усмехнулся Миша. – Как живёшь, Викторинка, без меня? Замуж вышла?
– Я не могу.
– Почему?
– Я же замужем, – Викторина обняла мужа и спрятала лицо.
– Прости меня.
– Нет, это ты меня прости.

В это время Костик открыл глаза. Сначала ему показалось, что ночной бред продолжается.

– Мам, что случилось? Почему ты плачешь? Кто это?

Викторина повернулась к сыну:
– Всё хорошо, сынок. Это твой отец.

Записала Ирина ЗАВАЦКАЯ,
г. Липецк
Все имена изменены
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №46, ноябрь 2016 года