СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля Выходи, я знаю, что ты здесь!
Выходи, я знаю, что ты здесь!
29.11.2016 12:52
Как-то не верится, что у этого ребёнка паранормальные способности

ВыходиЕсли бы кто-нибудь из моих знакомых поведал об этом, то я сомневалась бы, нет ли здесь выдумки. Поэтому мне всё равно, поверите ли вы в то, о чём я сейчас расскажу. Понимаю, насколько невероятным это выглядит.

Это был очередной набор детей в детский сад. Мы выпустили предыдущую группу в школу, набрали малышей.

Игорь был одним из вновь прибывших. Шустрый, непоседливый, но не конфликтный, очень любил играть с конструктором – у нас много наборов лего. Я не буду описывать весь букет его диагнозов, скажу только, что речи у ребёнка абсолютно не было, но он обходился мимикой и жестами, контактировал с детьми и взрослыми.

Примерно через полгода его родители решились на операцию, которая проводится на коре головного мозга. Хотя никто не давал гарантии, что операция как-то исправит состояние ребёнка, родители отвезли его в клинику, подписали все бумаги, и операция была проведена.

Когда через несколько месяцев Игорь вернулся в детский сад, мы его не узнали. Это был совершенно другой мальчик. Вялый, поникший, он смотрел исподлобья. Взгляд блуждающий, не фиксированный. На контакт ни с детьми, ни со взрослыми он не шёл.

Мы списали это на психологическую травму, послеоперационный стресс, надеялись, что ребёнок обязательно придёт в себя. Но прошло достаточно времени после операции, а состояние Игоря оставалось на одном уровне. На занятиях он сидел безучастно, уходил в себя, смотрел в одну точку стеклянным взглядом. За это время ребёнок растерял все навыки, которыми овладел до операции.

А потом и вовсе начались странности. За столом во время принятия пищи ребёнок мог застыть с ложкой в руке, внимательно следя взглядом за кем-то невидимым. Потом клал ложку на стол, указательным и большим пальцами обеих рук будто ловил кого-то или что-то. Похоже, иногда ему удавалось поймать это невидимое нечто, потому что мальчик подносил руку к глазам, рассматривал, и «оно» сбегало снова.

Дальше – больше. Ребёнок начал беседовать с кем-то невидимым. Он замирал, смотрел в пустоту, всё так же поворачивал голову, явно наблюдая за двигавшимся предметом. Потом кивал головой, как бы соглашаясь с собеседником, или качал головой, как бы говоря «нет».

Вызвали маму, отправили на консультацию к детскому психиатру. У мальчика явные проблемы с психикой, регресс, и с этим надо что-то делать.

Как водится, психиатр выписал кучу лекарственных препаратов, но состояние ребёнка оставалось на прежнем уровне. Он время от времени «ловил гусей», смеялся, глядя в пустоту. Детский сад посещал непостоянно – родители, заметив эти странности, начали возить мальчика по клиникам.

Я пишу подробно, чтобы была ясна картина.

Одно лечение сменялось другим, психиатр дополнил карту ребёнка ещё одним диагнозом. Речь так и не появилась, понимание обиходного общения оставалось почти на нулевом уровне.

Мы искали пути выхода из ситуации. Единственное, что нам удалось, – Игорь вновь вернулся к дидактическим играм, начал играть в них с интересом, взялся за конструктор, с удовольствием рисовал, клеил, лепил.

В тот день он строил на ковре башню из кубиков. Это было перед обедом, в такое время дети свободно играют в группе, готовясь к прогулке.

Я вышла из кабинета, решив понаблюдать за мальчиком, за отношением детей к нему, – может, удастся включить в его игру кого-нибудь ещё. Игорь на «свою» территорию никого не пускал.

Всё произошло за доли секунды. Игорь повернул голову, отвлёкся от своего занятия, резко побледнел, истошно закричал, ноги его подкосились. Ребёнок не мог стоять на ногах, он рухнул, метнулся по полу до ближайшего шкафа, забился в угол и закрыл лицо руками.

Я проследила за его взглядом – в дверях никого не было.

Игоря успокоили, он вышел из дверей группы в раздевалку, крепко сжимая руку воспитателя, второй рукой закрыв глаза.

После этого случая мальчик снова долго не приходил в детский сад. Родители пояснили, что пришло время провериться в клинике, в которой ему делали операцию, потом он месяц был в реабилитационном центре.

Такие же ситуации, когда на ровном месте ребёнок выдавал истерику, связанную с непонятным страхом, повторялись примерно раз в два месяца. Мама со слезами рассказывала, что подобная реакция случается у сына и дома, поэтому в кабинете психиатра Игорь частый посетитель. Но, к сожалению, лечение не помогает. Непонятно, с чем связаны страх и паническая атака, отчего у ребёнка подкашиваются ноги и почему он закрывает глаза руками.

Естественно, психиатр лишь удостоверился в правильности своего диагноза. Возможно, во время операции что-то пошло не так, и у ребёнка теперь галлюцинации.

И мы тоже так думали. При всей своей чувствительности и богатом опыте общения с «тем миром», я прежде всего дефектолог и в первую очередь ищу логическое объяснение ситуации. Когда работаешь в тесной связке с невропатологом и психиатром, то меньше всего думаешь о наличии в твоей группе ребёнка с паранормальными способностями. Особенно когда каждый второй воспитанник – ребёнок со сложной структурой дефекта.

Но тут произошёл ещё один случай.

В группу поступил мальчик из другого детского сада. Обычно в середине учебного года никого не переводят, но комиссия настояла на том, что ему срочно требуется помощь узких специалистов.

Игоря в тот день в группе не было. Гриша, вновь прибывший воспитанник, стоял на том же самом месте, где обычно строит башни Игорь, и делал то же самое – строил высокую пирамиду из кубиков.

Он повернул голову в сторону двери и вдруг затопал ногами, плача и приговаривая:
– Я испугался, я испугался, я испугался!

Гришу умыли, успокоили.

Я в тот момент находилась в группе и готова поклясться, что в дверях никого не было. На всякий случай вышла из группы, спустилась вниз. Никого.

Дети ушли с воспитателем на прогулку, а у меня закрались сомнения. Не может у разных детей быть одинаковая реакция. Включила на телефоне видеокамеру, направила на дверь и сказала сердито вслух:
– Выходи, я знаю, что ты здесь.

А дальше… Я просто непедагогично взвизгнула. Потому что увидела на дисплее телефона то, что испугало мальчиков. Не знаю, что это и зачем оно пугало детей. Разговаривать со мной непонятное существо отказалось. Те самые круглые незримые штуки, которых ловил пальцами Игорь, тоже присутствовали. Возникло ощущение, что они обладают разумом, потому что перемещались по группе не хаотично, а в каком-то порядке. Они чётко просматривались только через камеру телефона. И я точно знаю, что это не частицы пыли и не блики.

Я показала видеозапись начальству. Был вызван батюшка из местного храма, детский сад освятили.

Больше таких реакций дети не выдавали. Через некоторое время они выпустились из детского сада и теперь учатся в школе. А я периодически делаю видеозапись на телефон, отслеживая наличие «непонятностей» в группе, чтобы никто не испугал моих подопечных.

Без подписи
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №47, ноябрь 2016 года