СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля Он тебе больше не принадлежит
Он тебе больше не принадлежит
02.12.2016 15:18
Никто не уносит из леса чужие ножи

Он тебе больше не принадлежитВ кои-то веки прибыл на малую родину в отпуск. Решили мы с другом Серёгой на излёте тёплой осени сходить за грибами. А так как Серёга человек неторопливый, привыкший по жизни никуда не спешить, мне пришлось подбивать его на поход в лесное царство целую неделю. Уже и теплынь уходит, вот-вот начнутся дожди и первые холода, а у Серёги то работа, то семья, то шабашка срочная. Я уж было решил идти за грибами один, но грибные места знал только Серый.

И тут мне повезло. Поздно вечером затрезвонил мобильник.

– Не спишь ещё? – спросил бодрый Серёгин голос.
– Нет.
– Не передумал за грибами сходить?

«Ну и жук!» – хмыкнул я про себя.

– Как раз люди сказали, что за Васильевским опята пошли. И лисичек море. Поехали завтра?
– Лёгок ты на подъём, – проворчал я, уже мысленно перечёркивая все планы на завтра. – А пораньше не смог позвонить?
– Ладно, не бурчи. Ты же знаешь – я занят был. Но сейчас самый сок! Если и ехать, только завтра. Потом поздно. Я там как раз знаю опятное местечко.

Любопытство сгубило кота! Завёлся Серёга, теперь его уже не остановить. Вот и хорошо. Сезон заканчивается, прощальным костром догорает эпоха. Всё остальное может и подождать.

Мы выдвинулись в девять утра. Серёга остановил машину у берёзовой чащи. Народу вокруг не было ни души.

– Сначала сделаем вылазку в этот лесок для разминки, – пояснил друг. – Здесь лисички должны быть.

Уж сколько я видел лисичкиных мест, но в этот раз было что-то невероятное. Около старых елей и вдоль трухлявых поваленных стволов горели ярко-жёлтые гроздья, расстелились коврами по полянам. Срезать их моим кованым ножиком, сделанным на заказ, одно удовольствие.

– О, зацени! – позвал меня Серёга. – Вчера-позавчера тут, наверное, толпы ходили, а никто и не заметил.

Я подошёл к другу. Прямо на грунтовой дороге на краю леса торчал большой и крепенький подберёзовик. Действительно, просто чудеса людской невнимательности.

Мы собрали почти полные корзинки лисичек, но тут Серёга дал отбой.

– А теперь ещё в одно место съездим. Как раз то, о котором говорил. Опятное.

Новый лес оказался гораздо темнее и глуше. Здесь и я бывал много раз, но не так часто, как Серёга. Машину приятель поставил у еле заметной тропинки, ведущей к лесу. В этом и заключалась интрига. Отъедешь дальше от «своего» места метров на двести – и всё уже не то, грибов нет. Хотя вроде лес не такой большой.

Опят мы нашли гораздо меньше, чем лисичек, – всё-таки выбрались под занавес грибного сезона. И тут, и там виднелись свежие срезы.

– Не надо было из лисичкиного леса уходить, – пожалел я вслух, – там как-то поприятнее.

Но Серёга был непреклонен.

– Кто не рискует, тот не пьёт шампанского, – отрезал он. – Пройдём немного подальше. Тут за оврагом должны быть ещё места.

Путь вёл в темноту леса по почти заросшей лесной тропинке. Впереди виднелся какой-то бурелом.

– А вот и то, что доктор прописал! – обрадовался Серёга, подсекая огромную бежевую гроздь.

Мы обчистили пни и деревья от опят. Но этот маленький клондайк был, видимо, лишь приятным исключением из общих правил.

– Пойдём дальше! – предложил Серёга.

Дальше нам встретилось немного опят, чернух и лисичек. И вдруг я увидел не совсем обычный гриб. Фиолетовый, на стройной ножке – явно из Красной книги. Во всяком случае, не частый.

Я воткнул нож в землю рядом, достал фотоаппарат-мыльницу, чтобы запечатлеть необычную находку для дочери. Потом поднялся и поспешил за товарищем.

Дошли мы до края оврага. Грибов уже встречалось мало, да нам, собственно, их и так хватало – разве что добрать до красивой горки на корзинках. А вот как раз здоровая чернуха попалась, на хорошей крепкой ножке!

Я машинально потянулся за ножом, который висел на ремне в крепком нейлоновом чехле, но руки нащупали лишь пустоту. Ножа не было! Неужели потерял?

– Серёга, стой! – я остановил приятеля. – Кажется, ножик потерял.
– Выронил? – посочувствовал Серый.
– Нет, он у меня на поясе всегда был… Хотя погоди. Я фотографировал тот фиолетовый гриб и воткнул нож рядом. Он где-то позади должен быть, метров шестьдесят прошли, не больше.
– Забудь, – посоветовал спутник.– Не найдёшь. Дохлый номер.
– Хотя бы попытаюсь. Подожди минут десять.

Я отправился назад и стал исследовать место, где предположительно мог видеть фиолетовый гриб. Но всё напрасно. Только зря кружил мимо старых пней и замшелых стволов.

– Ты как, идёшь? – я услышал эхо Серёгиного крика. Он был прав – надо прекращать бессмысленные поиски и выходить из леса. Только напрасно убил лишних полчаса.

Я пошёл на голос. Обидно было до слёз. Нож не ахти какой дорогой – он стоил пару тысяч рублей, – но дорог как память. А теперь от него остался лишь ненужный чехол. А ведь говорили мне родные: «Зачем берёшь в лес свой нож? Возьми кухонный, а то потеряешь». Как в воду глядели. Я корил себя последними словами. Ведь мужика хлебом не корми, обязательно дай попонтоваться, пусть даже и в лесу! Ладно хоть домой возвращаюсь не с пустыми руками – грибов мы собрали достаточно.

Через пару часов уже должны были сгущаться сумерки, но мы особо не спешили. Я срывал упитанные лисички руками, но этот процесс мне глубоко неприятен. Обратно возвращались примерно тем же путём.

«А, пусть! – успокаивал сам себя. – С глаз долой, из сердца вон. С потерями, даже такими чувствительными, надо смиряться легко и по-мужски».

– Ладно! – повторил я свою мысль вслух. – Пусть кому-нибудь другому мой ножик пригодится, раз такое дело. Дарю свой нож лесу! – и попытался улыбнуться.

Серёга на меня оглянулся, но ничего не сказал.

Настроение моё было на нуле. Собрал, называется, грибков. Даже ребёнок, побежав за бабочкой, и то сачок из рук не выпустит, а я…

Но тут заметил в листве что-то знакомое. Ёлки-палки! Вот он, фиолетовый гриб. А рядом с ним – мой ножик! Блестит в траве.

– Серёга, я ножик нашёл!
– Блин, повезло тебе, – покачал головой друг-грибник. – Можно сказать, один шанс на миллион.

Я сразу упаковал ножик обратно в чехол. Потом передумал, встал, снял его с ремня и убрал во внутренний карман куртки. Чтобы уж наверняка больше не терять. Удачная концовка неплохого дня!

Мы ускорили шаг. Возвращаться теперь стало значительно веселее, и даже тяжёлая корзина больше не оттягивала пальцы. Но минут через сорок Серёга остановился.

– Ничего не понимаю. Овраг остался справа. Мы пошли чуть левее – тут должна быть тропинка. А её нет.
– Ну, заплутал немного, с кем не бывает, – успокоил я друга. – Давай вернёмся к оврагу.
– Нет, это же целый час идти, – помотал головой приятель и взглянул на часы. – Времени в обрез. Скоро темнеть начнёт. Так, мы забрали чуток налево, но сильно вглубь не уходили. Значит, сейчас возьмём немного правее и выйдем на дорогу.

Мы повернули направо, протопали несколько километров, однако дорога так и не показалась впереди. Как назло, ни у меня, ни у друга не было с собой ни компаса, ни воды, ни даже спичек или зажигалки. Грибники!

– Серёг, похоже, мы заблудились. Давай возвращаться назад, пока не потеряли последние ориентиры.

Вернулись примерно до той развилки, когда Серёга понял, что мы идём не туда. Он несколько раз нажимал на брелок с автосигнализацией, надеясь, что его «ласточка» отзовётся и мы выйдем на её зов, но всё без толку.

– Пошли назад и правее – так мы рано или поздно снова выйдем к оврагу, а по нему уже вернёмся без проблем, – подытожил друг.

Прошла, наверное, целая вечность, но никакого оврага мы так и не встретили. Куда теперь идти, совершенно неясно. Уже сгущались сумерки. А вдруг не найдём дороги и ночевать придётся прямо в лесу?
Я слегка запаниковал.

– Серый, послушай меня: давай просто выберем одно направление и пойдём по нему, никуда не сворачивая. Куда-нибудь да выйдем.

Серёга молча кивнул. Мы развернулись и отправились в сторону, где, как нам показалось, виднелся просвет. Но этот просвет оказался лишь небольшой полянкой, за которой снова начиналась сплошная чащоба.

Ноги в броднях стали тяжёлыми и ватными. Мы пересекли какую-то болотину и совершенно выбились из сил.

– А ведь это потому, что ты ножик свой нашёл, – вдруг нарушил молчание Серёга. – А обратно не отдал. Вот лес нас и не выпускает.

Я искренне удивился словам приятеля.

– Не понял, а кому я его должен отдать?
– Лесу, как и обещал, – спокойно пояснил Серёга. – Так принято. Раз подарил лесу – отдай.
– Я пока с ума не сошёл, – покачал я головой. – Это мой нож. Я потерял, я и нашёл.
– Как хочешь, – отвернулся Серёга. – Только к добру это не приведёт.

Через час стало окончательно понятно, что засветло мы из этих джунглей не выберемся. Замерзать в лесу не хотелось. Телефоны не работали.

Сам не знаю почему, но я полез во внутренний карман куртки. Наверное, просто испугался.

– Возвращаю нож! – сказал я и воткнул клинок в землю.

Как мы снова оказались на дороге, даже не поняли. Нет, это случилось не сразу, мы шли ещё минут пятнадцать-двадцать. А потом – раз! – и сразу вышли на шоссе, вдалеке которого виднелись огоньки соседних посёлков. Самое удивительное, что и сигнализация скоро отозвалась – мы выбрались всего на пару сотен метров дальше точки, где оставили машину.

Спустя несколько часов, когда Серёга поставил «ласточку» в гараж и выслушал всё, что думала его жена о наших приключениях, мы решили согреться перцовкой.

– Не знаю, зачем я оставил в лесу нож, – сказал я Серёге. – Послушал тебя, потому что страшно стало. А может, мы уже были на правильном пути и не стоило этого делать?
– А ты меньше думай и меньше сожалей, – отрезал приятель. – Сказано – сделано. Всё!
– Жаль ножик.
– Ножик был хороший, – согласился Серёга. – Только вот что я тебе скажу. Сколько ножей в лесу народ теряет в сезон, сколько находит – уйма! Но никто ножи из леса не уносит. Так не полагается. Нашёл, попользовался – будь добр, оставь нож в лесу, воткни куда-нибудь в заметное место. Так принято. Мне ещё бабушка об этом говорила. Помню, она рассказывала, что ножи, которые люди выносили из леса, потом всё равно терялись. Так что не переживай. Как ты там любишь говорить? С глаз долой – из сердца вон.

Мы выпили с Серёгой ещё немного, а потом разошлись по домам. Больше я не испытывал острой горечи от потери, ощущал лишь лёгкую пустоту.
На следующий день мой приятель опять позвонил.

– Прикинь, я видел на карте места, где мы вчера с тобой заблудились, – сообщил слегка взбудораженный Серёга. – И овраг нашёл, и болотину. Самому смешно – сто раз в этом лесу бывал, ни разу не блуждал, а с тобой… Не знаю, как тебе объяснить, но я специально несколько раз посмотрел карту, но всё равно ничего не понял. Нам вчера с тобой попросту негде было блуждать. Мы крутились на крохотном пятачке, совсем рядом с оврагом и тропинкой. Ходили кругами, сто раз должны были выйти из леса – точно. Не пойму, как вообще такое может быть. Так что хочешь верь, хочешь нет, а мне думается, что очень вовремя ты со своим ножиком распрощался.

Дмитрий БОЛОТНИКОВ
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №47, ноябрь 2016 года