Всюду во мне грех
06.12.2016 12:59
Мы же не хотим никого ввести в искушение

Всюду во мне грехДобрый день! Давно являюсь вашей постоянной читательницей. А теперь хочу спросить совета у замечательного психолога Галины Ивановны, если это возможно.

Меня зовут Алёна, 37 лет, личная жизнь не сложилась – не замужем, детей нет. Понимаю, что причина во мне, всё чаще спрашиваю себя, что со мной не так и для чего я живу. Хочется жить осознанно, но я совсем запуталась. Считала себя верующей, но теперь читаю духовную литературу и понимаю, что верила поверхностно, избирательно.

Понимаю, что спрашивать у психолога о религии некорректно, и всё же мне хотелось бы понять: совместимы ли вера и психология?

Вера учит терпению и смирению, а, с точки зрения психологов, мне нужно поверить в себя и научиться отстаивать свои интересы, не ждать (в том числе в личной жизни), а действовать самой, ведь под лежачий камень вода не течёт. А батюшка сказал, что хотеть семью – дело хорошее, но не это главное. У меня, видимо, вера совсем слаба, потому что мне трудно это принять.

Всё время думаю о том, что ведь ещё не поздно родить, но я всегда мечтала о полной семье, да и не от кого – все друзья давно женаты, коллектив на работе женский, а по характеру я очень робкая. Да и не знакомится со мной никто в общественных местах. Пробовала знакомиться на разных сайтах, но и там ничего путного не вышло.

Пыталась принять ситуацию, утешала себя тем, что могу заботиться, к примеру, о детях подруг, раз уж мне непременно надо кого-то опекать, а семьи нет. Но всё равно грустно, чувствую себя пустоцветом. И мужчину любить тоже хочется, темперамент такой… А это и вовсе грех. Что же мне тогда делать? Ведь я ещё не старая. А если запретить себе даже думать обо всём таком, то не засохну ли я как женщина? Или не о том я должна думать, и это во мне говорит порок?

Прежде я не придавала большого значения фантазиям и снам. Я уже два года одинока, и мне казалось, что грех – это завести любовника «для здоровья». А теперь читаю духовную литературу и расстраиваюсь: всюду во мне грех. Не могу без сладкого. Списываю на особенности организма, но правильно ли это? Следует ли себе потакать?

Часто слышу, что слишком не уверена в себе, зажата, закомплексована. Что нужно себя любить. Но как? Я же совсем себе не нравлюсь. А сейчас к тому же узнала, что нравиться себе – грех своенравия, а это с христианской жизнью несовместимо. Но на чём же тогда стоит женская привлекательность? Не на забитости же! Ах да, не плетением кос должна украшать себя женщина… В общем, совершенно непонятно, в какую сторону идти.

Косметикой тоже пользоваться грех, а у меня невыразительная внешность, без туши и карандаша я совсем блёклая, просто моль, – кожа бледная, а бровки и реснички белые. Вот и дорисовывала всегда, а теперь раздваиваюсь: делать это – грех, а не делать – ещё хуже.

Долго не могла решиться на исповедь, а когда наконец пришла к батюшке, то сильно перенервничала, расплакалась. Потом не могла успокоиться, вместо облегчения чувствовала тяжесть, винила себя, что ничего толком объяснить не умею и батюшка не совсем меня понял.

Быть недовольной тем, что имеешь, – тоже грех, ведь каждый именно таков, каким его задумал Бог. Но и тут засада: у меня неправильный прикус, и сколько бы я себе ни говорила, что такой меня задумал Бог, всё равно, если бы родители этим вовремя озаботились, я не была бы такой тётей лошадью. Нет, я не совсем уж страшная, но всё же это видно.

Понимаю: то, о чём пишу, несколько поверхностно, истинная вера не в этом, наверное. И всё равно меня беспокоит нынешнее положение.

А ещё я очень боюсь наступить на старые грабли: мой первый гражданский муж оказался наркоманом. Пять лет потребовалось, чтобы он осознал необходимость лечения, и ещё пять лет он провёл в больницах и реабилитационных центрах. Выходил из них, и всё начиналось сначала. О том кошмаре я стараюсь не вспоминать, но тогда мне казалось, что уйти – это предать, и я верила, что ему можно помочь. Наверное, я выбираю не тех мужчин, потому что второй гражданский муж днями и ночами играл в компьютерные игры. Где должны заканчиваться смирение и терпение и не сделаю ли я себе ещё хуже, воспитывая в себе эти качества? Вера, безусловно, не учит саморазрушению, но если я не понимаю, что от Бога, а что нет, то как не обратить терпение себе во вред?

Галина Ивановна, не сердитесь, ведь я понимаю, что моё письмо – не что иное, как попытка оправдать себя или даже выпросить у вас разрешение грешить «на привилегированных условиях». А вы не Господь Бог, и такие вопросы каждый должен решать для себя сам. Но, пожалуйста, помогите разобраться: возможен ли тут компромисс? Или я пытаюсь усидеть на двух стульях, вместо того чтобы сделать выбор?

Из письма Алёны

Комментарий психолога

Милая Алёна, вы наверняка слышали такое выражение: в чужой монастырь со своим уставом не ходят. Понятно, что это не только про «монастырь», скорее о правилах, которые следует соблюдать в обществе. Мы с вами живём в светском государстве, функционируем и общаемся в социуме, где религия – это скорее философия, а не следование поведенческим стандартам. Поэтому, будь вы православным или протестантом, мусульманином или иудеем, если вы хотите, чтобы вас принимали за своего, необходимо придерживаться общепринятых стандартов.

В первую очередь, Алёна, это касается внешнего вида. Недаром говорят, что по одёжке встречают, а некоторые даже уверены, что первое впечатление – самое верное. Народная мудрость отметила то, что подтверждается психологией. Наш внешний вид помогает или мешает в коммуникации. Организуя свой внешний вид, мы даём довольно-таки достоверную информацию партнёрам о своей личности. Так, например, если человек аккуратно одет, тщательно причёсан, то мы можем предположить, что он в меру педантичен, на него можно положиться, он обязателен и вряд ли подведёт. Если женщина умеренно пользуется косметикой, старается быть привлекательной для людей любого возраста и пола, то я, например, могу ей сказать за это спасибо, потому что она своим внешним видом не портит «пэйзаж». Подкрашивая белёсые реснички и бровки, вы никому не приносите вреда. Наоборот, на слегка приукрашенное личико приятнее смотреть. Не только мужчинам, но и женщинам, и детям.

Использование косметики, вероятно, может рассматриваться как грех, если она используется для того, чтобы ввести кого-то в искушение, соблазнить. Но если мы понимаем, что своим внешним видом можем порадовать глаз, ну, например, как красивое деревце или здание, – то почему бы нет? Так что, милая сударыня, если вы хотите жить в светском обществе и ходить на работу, то вряд ли стоит наряжаться в тёмный платок и длинную чёрную юбку. Таким нарядом вы дадите сообщение своим партнёрам по общению, что принадлежите к ортодоксальным верующим. Такие люди, как правило, очень жёстко порицают слабости других, потому что и к себе предъявляют принципиальные требования. А у любого человека есть слабости, и мы понимаем разницу между слабостями и недостатками.

Человек, конечно, пытается совладать со своими слабостями, но осознаёт, что он всего лишь человек, а не ангел и не Бог, и не всегда ему это удаётся. А потому он снисходителен к слабостям других. Если, дорогая сударыня, ваши коллеги и подруги, а тем более мужчины, распознают в вас ортодокса – требовательного, не склонного прощать, – то вряд ли будут стремиться к общению с вами. Мы живём в том обществе, в котором живём, и в том времени, в котором живём. Успешнее всего – люди адаптабельные. И потом, что меня часто удивляет в позиции ортодоксальных верующих: почему-то ставить брекеты на зубки и исправлять прикус, чтобы стать посимпатичнее, – это и не грех вовсе. А подкрашивать реснички и бровки, опять же, только для того, чтобы людям было приятно на нас смотреть, – это грех. А вставные зубки – это как? Ведь они не только для того, чтобы есть, а и для красоты тоже.

Вам, Алёна, сейчас тяжело, вы запутались, вам хочется, как и каждому человеку, чтобы кто-то точно указал вам, что правильно, а что нет, как жить, идти к Богу или к людям. Сохранить в себе земную женщину с её потребностями или заглушить все эти желания, обозначив их как греховные? Принять решение, особенно такое судьбоносное, от которого зависит ваша судьба, конечно, трудно. Для принятия решения необходимо честно определить свои мотивы и готовность к тому или другому варианту своей земной жизни.

40 лет, дорогая моя, – для многих людей переломный возраст. Не все, но многие переживают кризис середины жизни, пытаются найти смысл существования, своё предназначение. Человеку просто необходимо быть кому-то нужным, кого-то любить, о ком-то заботиться. Особенно эта потребность, как вы понимаете, присуща женщинам, так как ведущий инстинкт у них – материнский. Но по разным причинам, чаще всего лежащим в отношениях родителей и ребёнка, у женщины не складываются близкие контакты с противоположным полом. Винить себя за это не следует, но признать как факт придётся. Так сложилось и у вас, Алёночка.

Робость ваша, зажатость – не случайны. Подозреваю, что есть и другие проблемы. Когда складываются отношения, в которых человек чувствует себя ненужным, одиноким, несчастным, то он идёт к Богу, в церковь. Это нам с вами очень важно понять: вы пришли в церковь в надежде обрести там покой для своей души. То есть мотивация не положительная, а отрицательная. Я иду туда не потому, что мне там хорошо, а потому, что мне здесь очень плохо. Но жизнь так устроена, что пока вы не решите проблемы, стоящие перед вами, вам от себя никуда не убежать. Ещё раз повторю: мы не ответственны за те проблемы, которые имеем и к возникновению которых не причастны (они родом из детства). Но каждому из нас придётся эти проблемы решать. Никто не закроет для вас путь к Богу, но он откроется только тогда, когда на душе у вас будет светло.

Алёна, как я понимаю, вы сейчас не готовы к изменению варианта своего существования. Вам придётся учиться налаживать отношения с людьми. Не думаю, что кому-то, имеющему такие проблемы, как у вас, удастся справиться с этим делом самостоятельно. Милая, дорогая моя, без психолога не обойтись. Причём работа предстоит длительная, но с каждым днём вам будет легче. Вам сейчас очень тяжело, вы чувствуете себя одинокой, ненужной, вы себе не нравитесь, и вам хочется, чтобы кто-нибудь, священник или психолог, принял за вас решение, объяснил, что такое хорошо и что такое плохо. В ситуации дистресса человек часто пользуется регрессивной психологической защитой, как бы впадает в детство, становится вновь маленьким беззащитным ребёнком. Пока побудьте в этом своём ребяческом состоянии, но ведь так всю жизнь не проживёшь! Всё равно придётся решать проблемы. Не огорчайтесь, а беритесь за работу, и удачи вам.

Галина БЕЛОЗУБ
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №48, декабрь 2016 года