Обмани меня
07.12.2016 16:26
ОБМАНИ МЕНЯПомнится, герою Аркадия Аверченко никак не удавалось найти идеальную возлюбленную, потому он завёл себе четырёх любовниц, которые вместе образовывали женский идеал. Одна была красива, вторая могла похвалиться чудесной фигурой, третья имела чарующий голос, у четвёртой ему нравился характер – настоящий сорванец.

Вот и мне для полноты жизни нужна не одна задушевная подруга, не две, а четыре.

Карина у нас отличная хозяйка и чемпион по полезным советам. Как консервировать без усилий, как сделать, чтобы шёлковые блузки не соскальзывали с плечиков, как изготовить оригинальные новогодние игрушки из яичной скорлупы, бутылочных пробок и деревянных прищепок – один звонок, и вы получаете такой неожиданный и такой простой совет, что потом долго шлёпаете себе ладонью по лбу: «Ну как же я сама не догадалась!»

Таня – умница и энциклопедистка. Хотите знать, кто устроил Бостонское чаепитие, сколько пассажиров может принять на борт чешский самолёт L-420, как отмечают Рождество на острове Рождества – это к Олейник.

Валечка Цаплина невероятно лёгкая на подъём. Это благодаря ей мы не пропускаем театральные премьеры, бываем на всех вернисажах, посетили все махонькие, но безумно интересные музеи нашего города, знаем, где лучший бассейн и где подают самую вкусную форель.

Я в нашей компании осуществляю связь с бюрократической общественностью. Переоформить загранпаспорт, не переплачивая лишнего, пристроить в хорошую больницу, разобраться с коммунальщиками, опять насчитавшими какие-то фантастические суммы долга, – девчонки в панике бегут ко мне. Сто раз им объясняла: не ищите логики в действиях чиновников и в то же время не думайте, будто они из вредности гоняют вас за документами: «Принесите мне справку, что вам нужна справка…» Отнеситесь к этому, как к квесту, компьютерной игре, проекту «Последний герой». Вас же не удивляет, что участники вынуждены ловить рыбу голыми руками, жить без мыла и шампуня и поглощать омерзительного вида личинки? Таковы условия игры. Вот и с чинушами так же. Нет, всё равно нервничают, ругаются не с теми, мелкие подношения в виде шоколадок или бутылки коньяка дают не тому, кому надо, всё перепутают, испортят, потом звонят: «Я погибла!» Конечно, выручаю.

Ну а Лёльку Солдатову мы всей компанией воспитываем, реализуя неисчерпаемые запасы педагогической мудрости, таящиеся в каждой женщине. Лёля идёт по жизни с гигантской табличкой, на которой большими чёткими буквами начертано: «Обмани меня». В тёмное время суток эта табличка подсвечивается светодиодами, чтобы уж точно ни один мошенник не прошёл мимо. Она верит, что в разнообразных реалити- и ток-шоу «всё по правде», и искренне переживает за героев, даже плачет. Вся её квартира забита товарами из телемагазинов: надувной мебелью, чудо-тёрками, «микрочастотными бабочками для похудения» и жуткого вида бижутерией.

– Как было не купить? Оставалось всего два комплекта с огненными опалами.
– С огненной пластмассой, хочешь сказать? За километр видно, что дешёвка!
– Правда? – лепечет Лёля. – А мне казалось, это натуральный камень.

К ней бесконечно липнут уличные гадалки, сборщики денег для больных детей с прозрачными ящичками, сектанты с брошюрками, раздатчики рекламных листовок. Телефонные мошенники наверняка до сих пор вспоминают ту идиотку, которая, услыхав в телефоне ноющий голос: «Мама, я попал в беду. Мне срочно нужны деньги», – ответила: «К сожалению, у меня нет сына. Но если вы не сможете связаться с родителями, перезвоните, что-нибудь придумаем». Естественно, ей перезвонили через полторы секунды, и она отправила прохиндею кругленькую сумму. А уж нищие всех мастей, похоже, досконально изучили её маршруты и выстраиваются вдоль них стройными рядами.

– Зачем ты дала ему деньги? – шипит Цаплина, окидывая брезгливым взглядом испитую личность с картонкой «Помогите на операцию». – Вот купит он на твои деньги фанфурик лосьона и треснет кого-нибудь спьяну по голове.
– Но ему же на операцию!
– Какая операция? Неужели не видно, что он просто алкаш?

Солдатова стыдливо опускает глаза, а уже через минуту лезет в кошелёк, чтобы дать несколько купюр тощему бомжу, который выходит на промысел со сворой дворняг и коробкой с надписью «На приют для бездомных животных».

– Он же не для себя, а на собачек!

От разорения и нищеты нашу подругу спасает лишь то, что она отлично зарабатывает. Лёля переводит с шести языков, в том числе синхронно. Окончив иняз, она времени зря не теряла. Добавила к английскому и немецкому сначала несложный польский, далее французский, испанский, а потом так разошлась, что освоила и весьма востребованный нынче китайский.

Репутация у нашей синхронистки отменная. Чему, кстати, способствует и её миловидное лицо с доверчиво распахнутыми глазами и по-детски пухлыми губами. И вот это чудное создание, которое могло бы составить достойную пару хоть отечественному бизнесмену, хоть зарубежному инвестору, уже много лет одинока. А всё Владислав – её школьная любовь и злой гений.

Владька Солдатов бросил Лёлю с годовалой дочкой на руках, причём самым безобразным образом. Не ссорился с ней, не признавался, что полюбил другую, а просто не пришёл с работы. Появился через полтора года как ни в чём не бывало, заявил, что любит только её, и даже не захотел объяснить, где его черти носили. Ей бы выставить его за порог, памятуя, как ездила на опознания мужских тел, или, как минимум, потребовать гарантий, что подобное не повторится, а она растаяла и всё простила.

Так с тех пор и повелось. Несколько месяцев Владислав живёт с семьёй, потом на пару лет пропадает. Вернувшись, срывает обои, сдирает кафель, чтобы «в новую жизнь со всем новым», и, закончив ремонт, улетучивается. Однажды Лёле пришло извещение, что она отныне в разводе. Как Солдатов это провернул, нетрудно догадаться.

Ни одна женщина не в силах устоять перед его отрицательным обаянием. Знаете, есть такие мужики: умом понимаешь, что сволочь, а веришь каждому его слову и лыбишься, как глуповатая пэтэушница. Солдатов даже из нас, её подруг, может вить верёвки. Что уж говорить о Лёле с Евой? Едва муж и отец на пороге – в семье праздник, а когда он пропадает, начинается предвкушение следующего появления.

Вдруг перед самым Новым годом позвала нас Лёлька в любимую кондитерскую и грустно сообщила:
– Владик сказал, чтобы я выходила замуж.
– Разрешил, значит, благодетель! – саркастически фыркнула Таня.
– Ну, он давно признал, что хорошего мужа из него не вышло. А теперь прямо сказал: «Ищи, Лёленька, свою вторую половинку. Я должен знать, что ты не одинока».
– Заботливый, – кивнула я, поджав губы.
– Не надо, не издевайся, – взмолилась Солдатова и вытащила из сумки глянцевый томик. – Вот, даже книжку мне подарил.

Мы скептически уставились на карамельно-розовую обложку с лиловым названием «Как легко и просто познакомиться с мужчиной вашей мечты и выйти за него замуж». Олейник, брезгливо поморщившись, взяла книгу двумя пальчиками и начала листать яркие странички с рисунками.

– Н-да, написано не просто для блондинок, а для блондинок с лёгкой степенью слабоумия.

Таня владеет навыками скорочтения, потому ей хватает нескольких минут, чтобы ухватить суть написанного.

– Нет, ну почитать, конечно, интересно, – возразила Лёля. – Там советуют искать кавалеров в тех местах, где они водятся и где женщинам проще всего проявить свою слабость и потребность в опеке, а мужчинам – свою компетентность, – старательно процитировала она.
– В травматологии, что ли? – недоумённо предположила Валентина. – Чего вы смеётесь? Травматологи чаще всего мужики, а кто требует большей опеки, чем дама с переломом или, к примеру, вывихом?
– Валь, попридержи фантазию, – посоветовала Олейник. – Автор предлагает посещать магазины вроде «Всё для охоты» или «Всё для рыбалки», – и, ахнув, повернулась к подруге. – Лёлька, признавайся, ходила?

Та порозовела и сконфуженно кивнула.

– Час у прилавка толкалась. Ни одного клиента моложе шестидесяти не увидела. А потом продавщица меня пожалела. Говорит: «У нас товар плёвый – сплошной Китай». Иди в «Шервудский лес», там покупатель поинтереснее будет. Ну, я и пошла. Знаете, девоньки, будто в сказку «Морозко» попала! Весь зал в серебряных ёлочках, а между ними такие Снегурочки ходят, что я даже расстроилась.
– С чего тебе расстраиваться? – не поняла я.
– Так им лет по двадцать всего. Куда мне в мои-то годы с ними конкурировать! Зашёл было один мужчина, так они его облепили, будто кинозвезду. «Ой, а не подскажете, как спиннинг папе выбрать? А то я в этом ничегошеньки не понимаю». Он говорит: «Я тоже». Другая начала расспрашивать, на какого зверя можно с арбалетом ходить. Он плечами пожимает: «Обратитесь к консультанту». Третья за рукав его дёргает: «А какой бинокль лучше выбрать?» Так он, бедный, патроны бегом купил, и дай бог ноги!
– Да, – задумчиво произнесла Карина, – перебор. Наверное, барышни тоже подобных советов начитались.
– Так, нужно идти другим путём: посмотреть, где именно советуют знакомиться мужикам, – решительно заявила наша умница Таня. – А то бред какой-то. Дамы в рыболовных магазинах тусят, а кавалеры, не знаю, может, на вернисажах толкутся. Как в песне: «Мы оба были. Я у аптеки. А я в кино искала вас».

Мы, смеясь, допели известную песенку. И только Лёлька молчала.

– Я уже посмотрела, – сказала она, пряча глаза. – Книжек специальных для мужчин не видела, а вот в интернете рекомендаций полно.
– И что пишут?
– Что знакомиться с девушками и женщинами можно где угодно.
– Лёлька, так тебе и карты в руки! – воскликнула Цаплина. – Это нам, обычным тёткам, которые из дому на работу, с работы домой, знакомиться негде. Да и незачем. Замужем давно и надёжно. А ты – то на выставках, то форумах, то на переговорах.
– Валечка, ты не очень хорошо представляешь мою работу, – вздохнула Солдатова. – Переводчик – это своего рода технический инвентарь. Если и положит на меня глаз какой-нибудь симпатичный гражданин, я с ним даже пококетничать не смогу, просто из-за нехватки времени.
– Не так-то много на это времени нужно, – хихикнула Карина.
– Дело не только во времени, но и в том, что голова не личной жизнью, а лингвистикой забита. Особенно если клиент остроумный попадётся – любитель пошутить или воспользоваться цветистой идиомой. Помню, был у меня такой мистер Сандерс. Через слово вставлял: «A piece of cake». Ну, слова «кусок» и «пирог» даже первоклашки знают. Потому все шёпотом интересуются: «Что это он всё про пироги говорит, голодный, что ли?» А я-то знаю, что это означает нечто простое, примитивное, а идиома «проще пареной репы» совсем из головы вон! Ну и ляпнула: «Элементарно, Ватсон!» Откуда мне было знать, что Ватсон – фамилия президента конкурирующей фирмы, с которой как раз в тот момент шла борьба не на жизнь, а на смерть!

– Так, отставить клиентов, – скомандовала я. – С ними романы крутить – себе дороже. Обязательно воспользуются, чтобы за работу не заплатить. Вспоминаем, у кого есть неженатые приятели, чтобы затащить их в новогоднюю ночь в нашу компанию.
– У меня, у меня! – радостно воскликнула Карина.
– Если ты имеешь в виду своего двоюродного братца Витальку, то забудь и думать.
– Ну почему? Он добрый, непьющий…
– Виталька – тридцать три несчастья, – отрезала я. – За что Лёле такое наказание?
– Ничего подобного!
– Да? А с чем он в последний раз в больницу попал?
– Со сломанным ребром. Но он же не виноват. Помогал выталкивать заглохший автобус с перекрёстка, кто-то сильно его прижал и…
– Причём он даже не был пассажиром автобуса, – поддержала меня рациональная Олейник. – А как он чуть не утопился, потому что принял корягу за тонувшую собачку? А чем закончилась его попытка уговорить бомжей не материться при дамах – таких же шалавах подзаборных? Нет, обойдёмся без доморощенных донкихотов.
– У моего мужа есть симпатичный одноклассник. Отличный мужик, стихи пишет, песни поёт. Разведён, – сообщила с воодушевлением Валя.
– А работает кем?
– Патологоанатом.

Мы повернулись к Солдатовой. Но та просто молча закрыла лицо обеими руками. Патологоанатом, поющий под ёлочкой, явно её напугал.

Рассмотрев ещё парочку кандидатур, бросили это безнадёжное дело. Мы так давно дружим, что знаем не только родню, но и приятелей друг друга. И среди них ни одного достойного нашей Лёли не просматривалось, иначе не ждали бы, пока Солдатов соизволит дать разрешение, а давно уже с кем-нибудь её познакомили бы.

Таня, выглянув в окно, горестно охнула:
– Вот гадство! Метель началась, а я без шапки! И в кошельке ни копья, забыла снять с карточки. Девчонки, одолжите на такси.
– Не надо на такси, – спокойно возразила Солдатова, – Александр Борисович всех развезёт.
– Что за Александр Борисович?
– С подшипникового завода.
– Токарь?
– Нет, замдиректора. Перевожу для них документы, ну и, если иностранцы приезжают, обеспечиваю синхрон.
– Тогда звони, – распорядилась Олейник.
– А он давно здесь, под кондитерской стоит.
– Лёлька, ну что это за свинство, заставлять занятого человека ждать! – рассердилась Карина.

Мы захлопотали, собираясь и одеваясь. А когда вышли, обомлели, увидев внедорожник, похожий из-за снега на сказочную карету, и его водителя. Покорно ждавший нашу дамскую компанию Александр Борисович был таким милым и обаятельным, что мы готовы были надрать Лёльке уши за её дурацкое поведение. С комфортом разместились, определились с маршрутом. Едва отъехали, как Валентина вкрадчиво спросила:
– Говорят, вы, Александр Борисович, давно с Лёлей знакомы.
– Ну, не так, чтобы очень, но полгода будет.
– А не ухаживаете ли вы за нашей Лёлечкой?
– Нет! – возмутилась Солдатова.
– Да, – твёрдо сказал Александр Борисович, одновременно с ней.
…Сзади возмущённо сигналили, потом взялись объезжать наш неподвижный автомобиль, а мы, замерев на заднем сиденье, видели, как возмущение нашей подруги сменилось изумлением, затем робкой надеждой и, наконец, растерянной улыбкой.
– Быстренько, бегом, – шептала умница Татьяна, вытаскивая нас с Цаплиной из машины.

Могла бы и не шептать. Лёля с Сашей всё равно ничего не заметили бы.

– Ох, не упустила бы Лёлька мужика, – озабоченно сказала Валя, когда мы удалились на безопасное расстояние, – так мне этот Саша понравился, передать не могу!
– Ты что, Лёлю первый день знаешь? – усмехнулась Олейник. – Если бы от неё хоть что-нибудь зависело, обязательно упустила бы. Только от неё уже ничего не зависит. Он уже сам всё решил.
– А почему же молчал? – удивилась Валентина.
– А почему ты, бывает, не можешь подготовленного пацана на соревнования выпихать? – вопросом на вопрос ответила Таня. – Облома боится. Все мужики боятся, что их грубо отошьют, это даже в книжке той розовенькой написано. Сейчас главное – Солдатова изолировать, чтобы не сбить Лёльку с панталыку.
– А как? – спросила я.
– Любым путём! Кто у тебя в прокуратуре?

И мы вернулись в подмигивавшее разноцветными огоньками гирлянд кафе, строя планы один кровожаднее другого. А чего он, в самом деле?

Виталина ЗИНЬКОВСКАЯ,
г. Харьков, Украина
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №47, ноябрь 2016 года