Удар в сердце
17.12.2016 00:00
Нас с мужем посещают грешные мысли

УдарЗдравствуйте, «Моя Семья»! Решила написать вам, прочитав со слезами на глазах в рубрике «Я, ты, он, она» заметку «Поделись зарплатою своей» (№42). Житель Магнитогорска, называющий себя Артём Конвертов, разбрасывает по городу конверты с большими суммами денег. Он делает это, потому что чувствует несправедливость, ведь его зарплата высокого начальника в десятки раз больше, чем у рабочих.

Читаю родную газету очень давно, не раз хотела написать о своей проблеме, но останавливал стыд. А стыдно потому, что нам с мужем уже за пятьдесят, он инвалид III группы, у меня 30-летний трудовой стаж, продолжаю работать в детском саду воспитателем, – и вот мы с ним стали лицами без определённого места жительства.

Началось всё так. В 1990 году мы с двумя детьми приехали жить в рабочий посёлок в Иркутской области. Муж устроился каменщиком-огнеупорщиком, это работа в горячих печах, я – воспитателем в детский сад.

Сначала жили в общежитии в одной комнате, затем нам выделили двухкомнатную квартиру в малосемейном общежитии.

В 2001 году мужу сообщили, что нам дают квартиру. Вечером мы пошли её смотреть – квартира на третьем этаже, солнечная, ухоженная. Нашей радости не было предела.

Но через день сказали, что мы поедем жить в другую квартиру, потому что некая Андреева закатила в профкоме скандал: мол, почему это моему мужу, который устроился на завод позже неё, дают хорошую квартиру, а она должна жить в аварийной? Нам бы сразу настоять на своём, но мы мягкохарактерные (видимо, за это Бог нас и наказывает), согласились на этот вариант.

Пришли в квартиру вместе с Андреевой и представителем ЖКХ, которая нам передала ключи, и испытали шок. Жилплощадь была в ужасном состоянии: входная дверь на одной петле, унитаз разбит, окна и стены выкрашены краской, на потолках и стенах грибок. Представитель ЖКХ попросила Андрееву дать нам хотя бы новый унитаз и краску. Долго мы к ней ходили, но ничего не добились.

Из документов на квартиру нам дали договор аренды от завода с последующим выкупом, мы в ней прописались. Через год завод закрылся.

16 лет живём в этой квартире, сделали хороший ремонт: установили пластиковые окна, межкомнатные двери, новую сантехнику, натяжные потолки. Копили деньги, брали кредиты, а ведь ещё и детей приходилось учить.

Недавно с мужем решили: пора квартиру приватизировать. Обратились к специалисту по приватизации – и вот удар в сердце. Она сообщила, что наша квартира приватизирована ещё в 2000 году той самой Андреевой! А дальше нет сил писать, слёзы душат…

Мы проиграли уже два суда, районный и областной. Руки опустились. У мужа ухудшилось здоровье, у меня постоянно высокое давление. Нигде не можем добиться правды. Нас поддерживают многие жители посёлка, ведь все в курсе, как мы переехали в эту квартиру, но в судах их показания в расчёт не берут.

А Андреева в 2013 году сумела приобрести в собственность и ту, первую, квартиру, которую сначала выделили нам; в 2016 году она продала её своей дочери, та расплатилась материнским капиталом. А теперь Андреева требует у нас 500 тысяч рублей, в противном случае грозит выселением. И суд удовлетворил эти требования. Кроме того, по её словам, мы должны оставить квартиру в таком состоянии, в каком она сейчас, то есть с ремонтом, сделанным нами.

Мы отчаялись! Мы унижены и не видим выхода из ситуации. Нас посещают грешные мысли. Согласитесь, ведь мы люди немолодые, не алкоголики – и вдруг бомжи!

Заметка «Поделись зарплатою своей» кажется нам не очень правдоподобной. И всё же хочется верить, что не всё так плохо в нашем жестоком мире, пока есть такие люди, как Артём Конвертов из Магнитогорска. Низкий ему поклон.

Не думаю, что напечатаете моё письмо, но всё равно большое спасибо, что ты есть, «Моя Семья». Даже в трудное для себя время я продолжаю тебя читать, хотя и с большим опозданием.

Из письма Юлии З.,
Иркутская область
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №50, декабрь 2016 года