СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Богема Дмитрий Колчин: Таков наш волжский романтизм
Дмитрий Колчин: Таков наш волжский романтизм
16.01.2017 00:00
КолчинПоклонники Клуба весёлых и находчивых давно знают и любят Дмитрия Колчина, капитана прославленной самарской команды СОК, а также участника когда-то гремевших проектов – «Оливье-шоу», «Естедей лайв», «Прожекторперисхилтон». Минувшей осенью Дмитрий был одним из ведущих сатирического «Салтыков-Щедрин шоу» на телеканале НТВ, а сейчас работает над созданием художественного фильма. Его неоднократно звали переехать в Москву, но Колчин предпочитает жить в родной Самаре, а в столицу наведываться исключительно по делам.

– Дмитрий, этой осенью вы были одним из ведущих «Салтыков-Щедрин шоу» на НТВ. Интересный опыт?
– Да, мы получали колоссальное удовлетворение от того, что делали нечто полезное. Например, у нас был выпуск, который посмотрели пять миллионов человек. Представляете? Пять миллионов!

– Программа была командной, рассчитанной на троих ведущих. Вы по характеру – человек команды или всё-таки лидер?
– Я командный игрок. Я воспитан КВН так, что нужно играть в подающего и пасующего, и меня это полностью устраивает.

– Многие члены Клуба весёлых и находчивых давным-давно переехали в Москву. Вы же, насколько я знаю, до сих пор живёте в Самаре.
– Всегда жил и сейчас живу. Горжусь тем, что я из Самары, это мой родной и любимый город.

– Но комплекс трёх сестёр никто не отменял.
– Я получил несколько неплохих предложений, связанных с переездом в Москву. Но я считаю, что в другой город переезжают те, кому чего-то не хватает в родном. А мне всего хватает. Я провёл в Москве много лет, играя в КВН. Поэтому Самара ассоциируется у меня с домом, семьёй, Волгой, а Москва – с работой, бессонными ночами и прочими подобными вещами. Мне хорошо дома, а в Москве и без меня людей достаточно.

– Где родился, там и пригодился?
– Совершенно верно. В Самаре живёт моя семья, там мой дом. У нас есть дача на Волге в очень красивом живописном месте, я сильно сомневаюсь, что в Москве есть такие условия. (Улыбается.) Каждый сантиметр этого дома сделан с любовью. У нас есть беседка с мангалом, в которой собираются наши многочисленные друзья, баня, куда мы ходим париться…

alt

– Среди ваших гостей много членов КВН?
– Конечно. Больше всего мы благодарны этой игре даже не за то, что она сделала нас теми, кто мы есть, а за то, что благодаря ей мы стали друзьями. Со многими идём вместе по жизни – и дружим, и работаем, и ездим на рыбалку, и общаемся семьями. Приезжая в другой город, первым делом думаем, есть ли у нас там знакомые. КВН научил нас гостеприимству, и это тоже большой плюс. Мы всегда знаем, что нам будут рады в другом городе, и сами любим принимать у себя гостей.

– Не многие москвичи любят приглашать к себе домой гостей. Можно сказать, что это отчасти провинциальная привычка?
– Да, конечно. В Москве уже никто не кладёт ключ от входной двери под коврик, а у нас такое ещё встречается. В нашем городе вообще очень много человечного. И дело не в том, что Москва плохая, а провинция хорошая, просто жизнь в столице и за тысячу километров от неё – это две разные жизни. Например, ночью Девятого мая мы спонтанно узнали, что наш друг спустил на воду лодку. Срочно оделись, схватили детей и поехали на реку. Это было невероятно круто – смотреть салют, сидя в лодке. Разве в Москве такое возможно? Я живу в городе, который мне дорог и близок, и чувствую себя абсолютно счастливым человеком.

Дмитрий Колчин– А что вы понимаете под счастьем? Ведь у каждого своё понимание этого слова.
– Не так давно я сформулировал для себя эту мысль. Размышлял, как бы я хотел прожить свою жизнь, и у меня получилось три составляющих. Во-первых, я бы хотел прожить её со своей семьёй. Во-вторых, прожить там, где живу, то есть на Волге. И в-третьих, сделать это в достатке. Этих трёх пунктов мне вполне достаточно для счастья. Власти я не хочу, огромных денег тоже. Мне не так много надо на самом-то деле. Я очень неприхотлив.

– На первое место в этом списке вы поставили семью. Расскажите пару слов о своих близких.
– Моя жена – талантливый дизайнер, у нас растёт дочка, ей четыре года. Она непосредственная, самостоятельная, своенравная, любит пошутить и понаблюдать за реакцией. А ещё она очень любит танцевать. Думаю, когда подрастёт, отдадим её на танцы.

– Из кого получился более строгий родитель, из вас или из жены?
– Мы оба строгие. Хотя, наверное, жена строже, потому что проводит с ребёнком больше времени. Мы придерживаемся принципа «делу время, потехе час», приучаем ребёнка к ответственности, дисциплине. В общем, у нас не забалуешь.

– Вы тоже росли в строгости?
– Тогда время было другое. Мы с мальчишками могли рано утром уйти из дома, днём забежать к соседям на обед, снова вернуться на улицу и прийти домой только вечером, когда сильно проголодались. (Улыбается.)

– Предположу, что в вашем детстве было много Волги.
– Да! Намного больше, чем сейчас. Мы всё лето проводили на пляже, каждый день ездили с папой на рыбалку, а мама потом готовила наш улов. И моя жена точно так же выросла – когда была маленькой, её родители любили ходить в походы с палатками и всегда брали дочку с собой. Мы с ней так и познакомились – на острове, в палаточном лагере. Теперь иногда приезжаем туда на лодке, но уже втроём, с нашей дочкой. Таков наш волжский романтизм. (Улыбается.)

– А что вы скажете о романтизме дорожном? Ведь дороги в вашей жизни тоже много.
– Да, дорога отнимает очень много времени. Никакой романтики в этом нет, просто необходимость. Бывает, утром прилетишь в Москву, снимешься на ТВ или встретишься с людьми и уже вечером возвращаешься домой. Но не могу сказать, что сильно устаю от полётов, хотя через пару лет планирую сократить их количество.

alt

– Съёмки «Салтыков-Щедрин шоу» закончились. Чем вы сейчас занимаетесь в Москве?
– Некоторое время назад мы с друзьями открыли небольшую кинокомпанию, которая будет заниматься съёмками. Говорить более конкретно пока не хочу, но если всё получится, то телезрители скоро смогут оценить нашу работу на телеканале НТВ.

– Какой потрясающий взлёт – от КВН до собственной кинокомпании!
– КВН был самым сложным из всего, что я когда-либо делал в жизни. Это школа. Все взлёты и падения, которые случаются с тобой в КВН, настолько мощные, что ты волей-неволей начинаешь что-то понимать в жизни. Нам сильно повезло, мы невероятно благодарны нашим руководителям и Александру Васильевичу Маслякову за то, что они направляли нас, учили и растили.

– Сейчас, когда вы стали взрослым и можете «растить» себя сами, не думаете о том, чтобы поучиться, например, на сценариста или режиссёра?
– Такое желание возникало неоднократно. Но ещё ни разу я не придумал, как сделать так, чтобы всё это успеть. У меня большое количество знакомых, которые уже выучились на актёров, режиссёров и продюсеров, и я тоже сейчас двигаюсь в этом направлении. Может быть, через пару лет и воплощу свою идею в жизнь. Понимаете, нельзя просто так взять камень и бросить его дальше всех. Да, можно бросить его неплохо, но чтобы сделать это как следует, чтобы попасть точно в цель, необходимо этому поучиться. Например, понять, что бросать камень следует, допустим, под углом сорок пять градусов. Подход «и так сойдёт» прокатывает только во дворе с мальчишками, а телевидение – вещь непростая.

Дмитрий Колчин– А в какой конкретно сфере вы хотели бы получить дополнительное образование?
– Ну, драматург из меня вряд ли получится. Режиссёром я бы становиться не хотел – переболел этой болезнью. Наверное, хотел бы либо выучиться на сценариста, либо попробовать себя в качестве актёра. Пока колеблюсь.

– Сценарному мастерству можно выучиться в любом возрасте. А актёрскому? В театральные вузы предпочитают брать совсем молодых людей, из которых можно вылепить что угодно.
– Думаю, учиться можно в любом возрасте. И потом, у меня нет амбиций, я не стремлюсь получить «Оскар». Я не мечтаю ходить в «Табакерку» на капустники и обсуждать последние работы модных режиссёров. Но я хочу повысить свой личный уровень, потому что понимаю: пока не дотягиваюсь до своей же планки. Вячеслав Полунин очень хорошо сказал: раз в три-четыре года нужно останавливаться, оглядываться и полностью менять сферу деятельности. Может быть, через какое-то время я решу, что не хочу учиться на актёра, а хочу выращивать в озере карпов. (Улыбается.)

– Амбиций получить «Оскар» у вас нет, а какие есть? Может быть, сделать собственное шоу?
– Нет. Я хочу делать то, что в первую очередь нравится мне. Это и есть мои амбиции. Придерживаюсь такого правила: если мне не нравится работа, которую предлагают, я от неё отказываюсь. Благодарю Бога за то, что у меня есть такая возможность.

– А как же финансовый фактор? Он совсем не играет для вас никакой роли?
– Как правило, за те работы, которые мне не нравятся, предлагают неплохие деньги. Но могу с чистой совестью признаться, что отказывался от всех работ, которые по каким-либо критериям мне не подходили. Я совсем не карьерист и не стремлюсь заработать все деньги на свете. Гораздо приятнее поколоть во дворе дрова, чем сходить на какой-нибудь очень важный показ. Я не хочу ничем усложнять свою жизнь.

Расспрашивала
Алиса МАКАРОВА
Фото: Из личного архива

Опубликовано в №02, январь 2017 года