СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля Вы знаете, как поступали с предателями на фронте
Вы знаете, как поступали с предателями на фронте
31.01.2017 15:50
Монахи как солдаты: куда пошлют, там и служат

Вы знаете, как поступали...В 90-е годы я работала в одной из газет Подмосковья, которые в прежние времена называли «районками». Главным образом приходилось освещать вопросы, связанные с состоянием сельского хозяйства и экологии нашего района. Но после реабилитации Русской православной церкви мне поручили вести ещё и тему религии, в ту пору мало знакомую журналистам. Ездила по приходам, разговаривала с батюшками и прихожанами, иногда посещала праздничные церковные службы в храмах, которые почти сплошь лежали в руинах по причине многолетнего запустения.

Есть на территории нашего района Свято-Троицкий Белопесоцкий монастырь. Он имеет многовековую историю и расположен в очень живописном месте, в пойме реки Оки. Однако к тому времени, когда было принято окончательное решение передать его в собственность Московской епархии, монастырь представлял собой печальное зрелище. Да и как могло быть иначе, если в зданиях бывшего культового комплекса в разные годы устраивали то рабочие общежития, то стекольную фабрику, то автобазу, то заготовительные конторы. Случалось, что держали даже скот. Главный монастырский Троицкий собор ещё в начале тридцатых годов разделили внутри перегородками, наставили в нём печек-буржуек, в окна вывели дымоходы, установили нары. Тут же, в храме, кололи и хранили дрова, жгли костры.

При таком положении дел от былого великолепия монастырских сооружений, имеющих к тому же и огромную культурно-историческую значимость, мало что могло сохраниться. Стены облупились и почернели, а некоторые даже обвалились. Вся территория была завалена грудами мусора, в котором нашли пристанище крысы. С трудом верилось, что когда-то этот монастырь называли жемчужиной на Белых Песках и он походил на райский уголок. Ведь до революции за монастырской оградой во множестве росли кусты персидской сирени и благоухали розы, а в саду давали богатый урожай яблони и груши. Всё здесь оказалось поругано, выкорчевано, вытоптано. Невозможно было представить, что когда-нибудь эта обитель обретёт прежнее величие.

Однако уже через год после начала реставрации в престольный праздник – День обретения святых мощей преподобного Сергия Радонежского – в Сергиевском храме Свято-Троицкого монастыря состоялось первое богослужение. Тогда же была пожертвована икона – большой образ преподобного Сергия. С тех пор храм начал действовать как приходской. Служили в нём и зимой по воскресным и праздничным дням, хотя он тогда не отапливался. А весной следующего года в монастырь назначили первую настоятельницу – матушку Марию.

Вместе с ней приехало ещё несколько монахинь. Все они были очень молодыми и до того, как обосноваться здесь, некоторое время подвизались в монастыре соседнего района. Тяжело расставаться с родной обителью, с матушкой игуменьей. Но монахи как солдаты: куда пошлют, там и служат.

Самые необходимые работы были уже проделаны, но в дальнейшем требовалось гораздо больше усилий. И весь этот тяжёлый груз тут же лёг на хрупкие плечи матушки Марии и других насельниц Свято-Троицкой обители. На первых порах приходилось очень нелегко, но они не роптали, а терпеливо и с молитвой переносили все тяготы монашеской жизни на новом месте.

Прежде чем приступить к реконструкции монастырских церквей и иных построек, матушке Марии с первых дней пришлось решать насущные бытовые вопросы, связанные с отоплением и водоснабжением. Ведь до того как на территории обители был восстановлен святой Сергиевский колодец, воду приходилось возить на тележке из близлежащего посёлка. Само собой разумеется, очень быстро тут возродилось и огородничество. С весны и до поздней осени монахини проводили время на капустных и картофельных грядках, выращивали другие овощи, делали заготовки.

Но все эти многочисленные трудовые послушания были лишь частью их повседневной жизни. Главное предназначение инокинь – выполнять молитвенные правила и участвовать в монастырских службах, на которые раз от раза собиралось всё больше и больше прихожан.

Когда матушка бывала в райцентре, то иногда заходила и к нам в редакцию, рассказывала, что уже сделано, а что – ещё предстоит. Однажды её визит совпал с приходом к нам одной старой журналистки. Она уже давно была на пенсии, но не забывала о коллегах. Матушкино повествование о возрождающейся обители буквально повергло её в шок. Трудно представить, как молодым монахиням, совсем ещё девочкам, удавалось преодолевать столько трудностей, а главное – для чего всё это нужно? Наша коллега-ветеран родилась, выросла и большую часть жизни прожила в эпоху атеизма, а потом судьба так и не привела её к вере в Бога.

– Матушка, – обратилась она к настоятельнице вкрадчивым голосом, – чем переносить такое, может, вам лучше уйти из монастыря и вернуться к обычной мирской жизни?

Эти слова словно громом поразили настоятельницу Марию, но вида она не подала. Ответ был такой:
– Вы – представитель старшего поколения и, конечно, знаете о войне не понаслышке. А также о том, что делали тогда с предателями, убегавшими с полей сражений. Так вот я не могу и не хочу уподобляться этим людям.

Как-то, беседуя с матушкой, я высказала предположение, что её семья, очевидно, была глубоко верующей.

– К сожалению, это не так, – сказала она. – И крестилась я уже взрослой. А когда в первый раз довелось посетить церковь и увидеть молящихся людей, я очень удивилась: мне тогда было невдомёк, зачем они это делают. Как я пришла к вере, однозначно сказать трудно. Наверное, настал черёд потрудиться на ниве Божией кому-то из нашей семьи. Ведь не только мы приходим к Господу, но и Господь выбирает нас. Всё делается по Его промыслу и благоволению. В миру соблазнов очень много, и жить по Богу труднее. Монашество – это призвание, – подытожила наш разговор матушка.

Однажды она поведала и о своей жизни с сёстрами в скиту.

– Там условия более суровые, – сказала матушка Мария, – но они благотворно влияют на душу человека, воспитывают более чуткое и внимательное отношение друг к другу, навык к строгому монастырскому распорядку.

Именно в скиту, к своей великой радости, сёстры случайно обнаружили старинные книги, где от руки записаны на церковно-славянском тексты служб. По этим большим книгам в кожаных мощных переплётах, с закапанными воском страницами, столетиями правилась Божественная литургия, поминались усопшие и ныне живущие.

…Через пять лет после прихода матушки Марии и сестёр в Свято-Троицкую обитель монастырь был восстановлен. Осенью 1998 года он торжественно, при огромном стечении народа, отмечал своё пятисотлетие.

Из письма Зои Бондарцевой,
Московская область
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №04, январь 2017 года