Папа не дремлет
25.02.2017 00:00
Зачем портить биографию таким ребёнком?

Папа не дремлетЗдравствуйте, уважаемая редакция. Меня зовут Юлия, живу я в Нижегородской области. Давно читаю вашу газету, всегда переживаю за героев. Любимые авторы: Надежда Нелидова, Владимир Гуд, Владимир Елистратов. Давно порывалась вам написать, только не решалась. И вот сегодня, после получения очередного официального письма, наконец-то решилась. Чтобы не было так больно, напишу от третьего лица.

Жили-были девочка Юля и мальчик Олег. Она хрупкая, взрывная, весёлая, он рассудительный и спокойный. Учились в одном техникуме, иногда пересекались на переменках да на дискотеках – в конце девяностых они ещё были популярны. Короче говоря, жили как все.

Но вот между нашими героями пробежала пресловутая искра, и поняли Юля и Олег, что не могут жить друг без друга, должны вместе встретить старость и умереть в один день. Сыграли скромную свадьбу и стали ждать в гости аиста. В положенный срок родилась дочурка, рыжая, как папа, и большеглазая, как мама. Лапочку назвали Карина, что значит – красивая, милая.

Только недолго радовались родители: у доченьки обнаружили заболевание, да такое, что ни один врач не смог поставить точный диагноз. Начались поездки по врачам, клиникам, институтам и бабкам-знахаркам. Вот только ездила одна мама Юля, а папа Олег «страдал» дома, да так сильно, что решил больше не жить с молодой женой и дочкой, а уйти в свободное плавание.

Поревела Юля в подушку и зажила дальше – ребёнок-то никуда не делся, и его лечение никто не отменял. А болезнь прогрессировала: маленькое тельце терзали злые судороги, резвые ножки ссохлись и скрючились, ясные глазки перестали видеть, а позвоночник стал похож на штопор. Вместо кукол и зайцев в детской появились дорогостоящие лекарства, шприцы и инвалидная коляска. Доченьке дали инвалидность и посоветовали отправить с глаз долой в интернат.

Но хрупкая Юля проявила стальной характер и назло всем окончила институт, вышла на работу, только бы её ягодка ни в чём не нуждалась. Ну а пока мама работала, за малышкой стала присматривать няня.

Папа, конечно, помнил, что у него есть дочка: платил алименты и приносил новогодние подарки, которые давали на производстве, но на этом всё. Зачем портить биографию таким ребёнком? Юля как мудрая женщина поддерживала с ним ровные отношения и даже поздравила, когда он сошёлся с Т. и у них родился мальчик.

Скоро сказка сказывается, а дело делается ещё быстрее. Т. очень не нравилось, что Олег платит алименты какой-то непонятной девочке, и она настояла, чтобы папа Олег ушёл с работы и устроился в шарашкину контору на оклад 4500 рублей, всё равно ведь шабашит нелегально. Ну и до кучи Т. подала на алименты в отношении их общего сына, хоть живут они вместе. И стала Юля вместо маленьких алиментов получать вовсе микроскопические.

А болезнь дочки прогрессирует, ей нужны всё новые и новые лекарства и процедуры. Где взять деньги? Юля позвонила Олегу – давай, говорит, встретимся, обсудим, как-никак это твоя дочь. Папа проблеял что-то невнятное – мол, он строит новый дом на красивом участке, да и машину недавно сменили. А потом трубку взяла Т. и не очень литературно послала Юлю по известному адресу.

Знающие люди посоветовали Юле подать в суд, чтобы папа оплачивал дополнительные расходы на лечение ребёнка. Олег сопротивлялся: тянул время, ложился в больницу, не являлся на заседания, а его сожительница даже заявила, что их сын тоже тяжело болен и чуть ли не инвалид. Только ничего им не помогло, и суд принял решение, чтобы папа ежемесячно платил своему больному ребёнку прожиточный минимум, и определил это как «алиментные платежи».

Если думаете, что это счастливый конец сказки, вы наивны, как пастушка из старофранцузской пасторали. Как не платил папа, так и не платит. Тогда Юля пошла к судебным приставам и попросила наложить арест на имущество должника. Но приставы развели руками: «Нет имущества. Папа Олег всё подарил своей сожительнице». Как так, удивилась Юля. Ведь возбуждены исполнительные производства. А вот так, развели руками приставы, непонятное природное явление.

И тут заканчивается сказка и начинается реализм. Стали расти и пухнуть папки переписки с прокуратурой и судебными приставами. Стали официальные люди отмахиваться от Юли, как от назойливой мухи. Да и папа не дремлет – тоннами строчит жалобы, апелляции, представления в суды, прокуратуру, следственный комитет и полицию на Юлю и Каринину няню. И ходят Юля с няней по кабинетам, пишут пояснения, дают показания.

А папа Олег работает нелегально, получает хорошие денежки, отдыхает в новом доме на красивом участке, ездит на курорты и спит сном праведника. Ведь он платит дочери целых 200 рублей в месяц, чтобы та ни в чём не нуждалась.
Вот и скажите, люди добрые: что делать матери с ребёнком-инвалидом на руках, куда обращаться, если наши власти слепы и глухи и слышат только тех, кто несёт им «барашка в бумажке»?

Не подумайте, что я очередная просительница материальной помощи, нет. Я просто хочу, чтобы государство на деле, а не на бумаге обратило внимание на таких, как я, и чтобы законы, которые оно принимает, наконец-то начали работать.

Спасибо, что выслушали, извините, что отняла ваше время.

Из письма Юлии
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №08, февраль 2017 года