Массовая галлюцинация
21.03.2017 18:14
Поднимите руку, мальчики, которым сделали обрезание

МассоваяВопросы веры – самые спорные и противоречивые. В детстве я знала, что есть христианство – Иисус. И мусульманство – Аллах и пророк Мухаммед. Благодаря папе мы ели куличи на Пасху. Благодаря маме на Наурыз на столе всегда был бешбармак. Детскую Библию я прочитала скорее как сборник притч и сказок, нежели как обучающую литературу. Родившись в многонациональной семье, была далека от религии. В десять лет самостоятельно пришла к выводу, что человек произошёл от обезьяны, но сподвигнуть млекопитающее взять в руки палку могли только Высшие силы.

Время шло. Первое покушение на мою религиозную невинность совершила учительница математики. В то время школы загибались от нехватки кадров, и вместо ушедшей на продолжительный больничный Софии Анатольевны к нам пришла некая Наталья.

С той поры уроки ненавистной алгебры стали моими любимыми. Вместо иксов и игреков, деления, умножения и выносов за скобки учительница рассказывала нам о потусторонних мирах, выходах в астрал и являющихся к ней ангелах-хранителях. На детское представление о Боге она умело накладывала учение Хаббарда (американский писатель-фантаст, основатель секты саентологов. – Ред.). Наталья быстро организовала субботний кружок по очищению ауры, в который дети приходили с родителями, причём не бесплатно. Директор школы имела с этого процент, поэтому не препятствовала почти открытому сектантству.

Всё это я поняла гораздо позже, а тогда апофеозом для меня стала массовая галлюцинация, случившаяся с нашим классом. Во время яростной проповеди о том, что умершие люди ходят среди нас, наблюдают за нами и мы можем всегда обратиться к ним за помощью, Наталья сказала:
– Я знаю, что мой ангел-хранитель всегда за спиной, причём в образе молодого парня.

В этот момент на фоне доски с нерешённым уравнением я явственно увидела жёлтый силуэт мужчины.

Вывалившись из класса, мы принялись обсуждать произошедшее, и выяснилось, что почти все видели этого мужчину. В результате половина ребят отказалась посещать занятия Натальи, и её вскоре уволили. На память у меня остались мурашки по спине и полное незнание дробей.

Второй раз вопрос о моей религиозной принадлежности подняла бабушка, живущая в Туле. Мне было 14 лет, и мы приехали к ней погостить.

– Тебе надо срочно креститься, – сказала папина мама.
– Зачем? – недоумённо спросила я.
– Чтобы не выйти замуж за парня другой веры.
– Бабуль, я в Казахстане живу, в Алма-Ате. Там столько наций и религий, что невозможно представить, к какой из них относится мой будущий муж. И вообще почему я должна стать именно православной? Может, я хочу быть католичкой, – ляпнула я, возмущаясь.

К слову, мама в этот разговор не вмешивалась, хотя именно религиозное расхождение в своё время стало причиной её натянутых отношений со свекровью.

Сейчас ситуация изменилась кардинально. Деток приобщают к религии с пелёнок: крестят, просвещают, отдают в воскресные школы. Среди мусульман стало популярно отдавать девочек в специальные медресе, мальчиков – готовить к служению в качестве имамов. Но, к сожалению, до сих пор многие родители относятся к религиозному воспитанию однобоко. Кто-то учит молитвам, кто-то ограничивается многочасовым стоянием в очереди к привезённым святым мощам.

Нам с мужем довелось побывать в Иерусалиме. Во время экскурсии по святым местам гид много рассказывала об иконах. В том числе о единственной иконе, на которой Иисус изображён подростком. Или об иконе, где Богородица улыбается. Возвращаясь домой, я услышала на таможенном контроле разговор двух женщин славянской внешности и, судя по их поведению в храме Рождества, довольно набожных.

– Вот набрала иконок в подарок. Только вот от чего они, запамятовала, – говорила одна из них соседке, показывая ту самую редкую икону с улыбающейся Богородицей.
– Да скажи, что для семьи, и всё. Они все для семьи хороши, – ответила ей соседка, и они принялись обсуждать израильских женщин-пограничников.

Родители и не подозревают, какую опасность несут непросвещённость и нежелание поддерживать духовность, в первую очередь для их детей.

На одном из форумов обсуждался пост возмущённой родительницы. Трёхлетний ребёнок с недавних пор начал ходить в обычный городской сад. Через неделю мать заметила, что перед приёмом пищи мальчик стал производить характерный для мусульман жест. Это же наблюдалось и у других деток из группы. Мама мальчика – русская, папа – кореец. Когда они пришли в сад за объяснениями, воспитательница, типичная азиатка, ответила:
– А чего вы возмущаетесь, хуже не будет. Аллах всех видит.

Также выяснилось, что на уроках литературы детям читают Коран.

Мой знакомый искал сад для внука. Главным критерием являлась невысокая плата. На третий день поисков они с невесткой нашли именно такой – частный, уютный, аккуратный. Все воспитательницы – славянской внешности, опрятные, вежливые. Решили оформляться. В кабинете директора мужчина обратил внимание на внушительную библиотеку, а затем на то, что большинство книг – по саентологии. Под предлогом, что ему хочется ещё раз обойти здание, он нашёл подобные книги в каждой группе. То есть промывание мозгов начиналось ещё в яслях.

Ещё одна история. Подруга Аня перевела пятилетнего сына из сада в подготовительную школу, потому что программа садика была мальчику уже неинтересна. Через некоторое время сын пришёл домой задумчивый и подавленный.

– Мам, а почему я не обрезанный?

Согласитесь, это последний вопрос, который ожидаешь услышать от ребёнка во время приготовления ужина. Оторопевшая подруга отложила сковородку, села на диван и принялась выяснять, в чём дело. Оказывается, учительница во время урока казахского языка спросила, кому из мальчиков делали операцию. Тех, кто поднял руки, она похвалила и сказала, что они молодцы. Остальные мальчики остались не у дел. Темой урока были казахские обряды и обычаи, но ведь интимный момент можно было оставить за кадром.

Вчера мы с дочкой гуляли в парке. Пока она неутомимо бегала по детской площадке, я сидела на скамейке возле группы детей, которые разрисовывали разные фигурки. Одна девочка лет десяти самозабвенно разукрашивала клоуна и периодически отвлекалась, чтобы глотнуть колы.

– А я колу не пью, – внезапно сказала девушка, которая была приставлена к группе, чтобы следить за процессом.
– Почему?
– Потому что, если перевернуть бутылку вверх дном, на ней по-арабски написано, что пророка Мухаммеда нет, что Аллаха нет, есть только Бог. Вот ты веришь в Аллаха?

Девочка пробубнила что-то неопределённое и пересела подальше. А ведь так мог завязаться «просветительский» разговор, и неизвестно, с каким вопросом ребёнок пришёл бы к родителям.

Как же оградить наших детей от неумелой и опасной пропаганды? Ведь неправильная, грубая трактовка вопросов вероисповедания, которой пользуются учителя, воспитатели, а также вербовщики и прочие сектанты, могут если не искалечить их сознание, то отвратить от веры навсегда. Может быть, стоит самим если не уверовать, то хотя бы изучить Библию и Коран?

Из письма Дины Севостьяновой,
г. Алма-Ата, Казахстан
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №11, март 2017 года