Спрячь, а лучше сожги
07.04.2017 16:44
Фашист не заслуживает никакого сочувствия

СпрячьЗдравствуйте, дорогая «Моя Семья»! Хочу рассказать одну непонятную историю из времён юности моего брата. Он ещё в школе притащил в дом настоящий страх.

Мой двоюродный брат Женька был любимчиком своей матери. Тётя Надя сильно его баловала и разрешала делать практически всё, что приходило в Женькину сумасбродную голову. Однажды после похода вместе с классом по местам сражений Великой Отечественной он принёс домой череп. Матери объяснил, что на черепе была немецкая каска. Следовательно, это убитый фашист, а потому не достоин никакого сочувствия. Каску ту якобы их поисковая группа передала в качестве экспоната в школьный музей боевой славы. Ну а череп с пустыми глазницами и «симпатичным» оскалом Женька решил взять себе – на память о походе.

Больше таких умников среди школьных следопытов не нашлось. Все другие члены поисковой группы почему-то явились домой с пустыми руками.

О первой реакции тёти Нади Женька ничего не говорил, но, думаю, она была однозначно отрицательной. Мама Жени явно не хотела иметь в доме такой «трофей». Но брат был упрям и настоял на своём. А потом говорил, что даже если нельзя дома держать череп фрица, то он не знает, куда его теперь девать. Нести назад в лес, в такую даль? Одному как-то страшновато, да и не хочется. На кладбище этот «раритет» тоже как-то не с руки хоронить – не место ему там. Одним словом, создал Женёк матери кучу проблем.

Так череп бывшего немецкого солдата прописался в квартире тёти Нади. В ту пору мать и сын жили вдвоём, поскольку незадолго до этого старшая дочь тёти Нади Таня вышла замуж и поселилась в доме свекрови. А со своим мужем тётя Надя к тому времени уже была в разводе.

Хорошо помню, как новость про череп принесла нам баба Наташа. Она поехала на выходных навестить Надю и внука. Думала у них немного погостить, но из-за Женькиной находки вернулась к нам в тот же день.

О черепе бабушке Наташе поначалу не сказали. Бабуля наткнулась на него сама – чисто случайно, приподняв скатёрку на телевизионной тумбочке. Когда впервые увидела улыбавшийся всеми тридцатью двумя зубами немецкий череп, то чуть не упала в обморок. Неугомонный Женька зачем-то успел его покрыть бесцветным лаком и украсить подвеской из собачьих зубов и цветного бисера.

После этого Женька с тётей Надей были вынуждены рассказать бабушке, как попала в их дом эта странная находка. Баба Наташа от увиденного и услышанного пришла в настоящий ужас. Стала их убеждать, что хранить в квартире такие вещи нельзя, грешно и вообще равносильно тому, что они держат в доме покойника.

– Как бы то ни было, до добра эта черепушка вас не доведёт! – стращала бабушка Наташа дочь и внука. Однако Женька в ту пору был «передовых взглядов» и, как ярый атеист, ответил на все бабушкины доводы откровенной насмешкой:
– Бабуль, ты отсталая и неграмотная, да к тому же законченная баптистка!

Бабушку последнее слово удивило не меньше, чем череп. Она часто ходила в православный храм, а о баптистах тогда услышала впервые. После она долго расспрашивала моих родителей, кто это такие.

С тех пор прошло несколько лет. Женьку забрали в армию. После окончания сержантской школы отправили служить в ГДР. Письма мать от него получала нечасто, но регулярно, а потом они почему-то перестали приходить. Но тётя Надя – человек сильной воли. Довольно долго она выжидала, никуда не обращалась, однако всё же решила сходить в военкомат, узнать, в чём дело.

Оказалось, Женька попал в госпиталь. Больше тёте Наде ничего не сообщили. Более подробную информацию она получила позднее, уже непосредственно от сына, когда тому дали отпуск. Как выяснилось, Женька охранял в своей воинской части какой-то секретный объект. Что именно там произошло, он не говорил, но, по его словам, едва остался жив. Больше о случившемся мне ничего неизвестно.

Потом тётя Надя нам рассказывала: её материнское сердце тогда словно почувствовало, что сыну угрожает опасность. Ей накануне приснился нехороший сон, в котором она увидела, что Женька вот-вот сорвётся в какую-то пропасть. После этого тревога закралась в её сердце. И, как вскоре выяснилось, не напрасно.

Тётя Надя была приятно удивлена, что Женька, приехав на побывку, заметно повзрослел, оставил свои бывшие ребячьи причуды. Первые дни про череп даже не спрашивал. Потом, вспомнив всё-таки о старой находке, сказал, что его надо похоронить. Тут мать и призналась сыну, что черепа в их доме больше нет.

Сразу после ухода Женьки в армию она аккуратно завернула его в бумагу и убрала в кладовку. С тех пор тётю Надю стали преследовать кошмары. Она вдруг начала слышать в соседней с кладовкой комнате чьи-то шаги по ночам. Промучившись какое-то время, решила, что всё дело в мёртвой голове и нужно принять срочные меры.

Сначала тётя Надя намеревалась закопать череп где-нибудь на улице, но постеснялась людей. Да и дворовые собаки запросто могли раскопать «эхо войны». Вот бы поднялся переполох! И тогда она решила сжечь Женькину находку в печи.

К удивлению тёти, череп сгорел очень быстро, практически моментально, словно был сделан из папье-маше. Возможно, за долгие годы пребывания в земле он высох, истончился. Хотя кто его знает?

Золу из печки тётя Надя тоже вынесла из дома. И с того момента никакие призраки в её квартире больше не поселялись, и шаги среди ночи тоже не раздавались.

А Женька ещё хорошо отделался.

Из письма Зои Бондарцевой,
Московская область
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №13, апрель 2017 года