СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля В голове живут маленькие человечки
В голове живут маленькие человечки
12.05.2017 00:00
Как-то слишком натурально ребёнок страдает

В головеЗдравствуйте, дорогая «Моя Семья»! У меня давно сложилось впечатление, что в нашем мире происходят очень тревожные изменения. Как будто случился сбой матрицы, из-за которого на свет появляется всё больше детей, если так можно выразиться, со странностями. Я работаю в коррекционном детском саду и знаю, о чём говорю.

Не секрет, что маленькие дети много и охотно фантазируют, придумывают себе мнимых, несуществующих друзей. Иногда как бы «оживляют» персонажей из телевизора или без компьютерных игр и убеждают в их существовании всех окружающих. Но всё чаще встречаются совсем другие дети. За последнее время я выявила четырёх таких малышей.

Первый ребёнок – Маринка, 5 лет, занимается в детской студии. В первый же день подошла к тренеру и вполне серьёзно сказала:
– Знаете, я хочу вас сразу предупредить: у меня в голове живут маленькие человечки. Иногда они говорят мне, что делать, и если я откажусь, у меня будет дикая головная боль. Я говорю вам об этом, чтобы вы не пугались, если вдруг моё поведение станет странным.

Что могла ответить в этой ситуации тренер? Женщина сказала Марине, что во время урока тренер – самый главный «человечек», поэтому надо слушать её, а все другие человечки подождут до окончания занятия.

На первых трёх занятиях Маринка вела себя как обычный ребёнок, а вот на четвёртом…

Девочка вдруг развернулась и медленным плывущим шагом пошла в сторону служебной комнаты, где хранится инвентарь для уборки залов. Тренер позвала Маринку, но на своё имя девочка не откликнулась. Тогда женщина подбежала к ней, взяла за руку, развернула к себе. У ребёнка был совершенно пустой, стеклянный взгляд.

– Ты куда идёшь? – спросила тренер.

Девочка молча подняла руку, указав направление.

– И что ты собралась делать в служебной комнате?
– Мне так сказали. Надо туда войти, – ответила Маринка голосом без какой-либо интонации.

Тренер отправила ребёнка отдохнуть на диванчике в углу зала. Та пошла всё так же медленно, неестественно. Легла на диван и свернулась в комочек.

Когда за Маринкой пришла мама, тренер спросила у неё, что это за странные «человечки» обитают в голове у девочки и что вообще с ней происходит. Мама нахмурилась и ничего не ответила. На следующее занятие ребёнка не привели.

Другой пример – Соня, 6 лет. Мама рассказала, что у дочери появилась «подруга», с которой Соня разговаривает дома и ещё удивляется, что мама эту подругу не видит. Женщина спросила, как зовут подругу, и, услышав ответ, чуть не упала в обморок. Соня назвала имя: то ли Лампа, то ли Евлампия – так звали покойную бабушку Сониной мамы, умерла она ещё до рождения девочки.

Или взять 6-летнего Максима. Мальчик появился в группе совсем недавно, его перевели к нам из обычного детского сада. Он неоднократно жаловался воспитателю, что у него внутри есть нечто. Оно похоже на осьминога, только у него всего четыре щупальца; иногда этот осьминог заполняет всего Максима, влезая в его руки и ноги. Тогда мальчику сложно сдвинуться с места, ноги и руки перестают его слушаться, а в голове звучит чужой голос.

Если честно, становится не по себе, когда видишь как «зависает» ребёнок и какая борьба в нём происходит. Причём всё может начаться внезапно, во время занятия или завтрака-обеда. Он перестаёт отзываться на своё имя, взгляд становится бессмысленным, отсутствующим.

Расспросили маму, какие мультфильмы смотрит Максим, не доступны ли ему компьютерные игры с подобным сюжетом. Ведь первое, о чём я подумала: это Крэнг, персонаж из мультсериала про черепашек-ниндзя. Но как-то слишком натурально ребёнок страдает от этих перевоплощений.

Ещё мальчишка, Ринат, тоже 6 лет. Сначала он просто периодически говорил, что ему приснился мёртвый человек. А на днях заплакал во время упражнений, сказав, что не спал всю ночь, так как по ночам к нему приходят мёртвые люди.

Ринату страшно, он видит их даже днём, но мама ему не верит. Взял лист бумаги, нарисовал мёртвого человека. Я спросила, чего этот человек от него хочет.

– Они говорят: «Ты нас чувствуешь! Мы знаем, когда нас чувствуют», – сказал Ринат. – Сначала я слышу так: «Ш-ш-ш». Потом появляются они. Иногда двое, иногда трое, редко – один. Стоят и качаются, что-то говорят, но не всё понятно. Я даже кричать боюсь. Мама говорит, что всё выдумываю. Даже сказала папе: «Надо поставить видеокамеру, чтобы увидеть, кого он там боится». Днём, если нет солнца, я их тоже вижу, даже когда мама дома. Я уже умею сидеть тихо и не показывать маме, что вижу их. Они только солнца боятся. Если на них попадает свет, они уходят.

Пытались разговаривать с мамой мальчика, но она только отмахнулась от проблемы, сказав, что ей надоело слушать все эти бредни. Никаких мультиков ребёнок дома не смотрит, потому что и без того почти не спит по ночам.

В двух последних случаях мы подключили к работе психолога. Пока пытаемся разобраться, что происходит с детьми, и не торопимся с направлением к детскому психиатру. Вполне возможно, что тут дело совсем в другом.

Без подписи
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №18, май 2017 года