СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля Ты сможешь всех нас потрясти
Ты сможешь всех нас потрясти
26.05.2017 01:52
Судьба этой девушки окутана тайной

Ты сможешь«Пустым рукам работу ищет дьявол», утверждает одна мудрая пословица. У меня в тот момент руки и в самом деле были пустыми. «Сто лет одиночества» дочитала, яблоко съела, а до конца пары в институте оставалось ещё томительных полчаса.

С тоской глянула на Петра Никодимыча в неизменном коричневом костюме-тройке. Если и есть на свете абсолютно бессмысленное занятие, то это лекции Никодимыча. Он читал, уставившись в порыжевший от старости гроссбух, куда слово в слово переписал учебник, что было проверено несколькими поколениями студентов.

Я оглянулась на подружек. Лена Козловская с головой ушла в стихи Басё. Олька Стасюк тренировала мимику, глядя на Никодимыча то надменно, то злобно, то пытаясь изобразить ласку во взгляде. Рита Петровых дремала с открытыми глазами. Таня Мурза переписывала конспекты за прошлую неделю. Галка Белова зевала над Стендалем, заданным по зарубежной литературе.

«Вот и у них всё сложится, как на этой дурацкой лекции, – вздохнула я про себя. – Увлекающаяся Ленка наверняка не станет работать по специальности, найдёт что-нибудь поинтереснее. Галя – далеко не интеллектуалка, зато пробивные способности просто фантастические, обязательно выйдет в начальство. У Татьяны… Стоп. Идея!»

Я вырвала из блокнота лист и нацарапала: «Девчонки, давайте напишем друг другу будущее: кто замуж выйдет, сколько детей нарожает, где и кем работать будет и так далее». Листок передала подружкам.

Леночка, прочитав записку, улыбнулась и энергично закивала. Таня отложила конспект и сразу же принялась писать, будто ей кто-то диктовал. Оля скорчила насмешливую гримасу, но тоже вырвала из тетради листок. Вынырнувшая из полудрёмы Рита закрутила головой, пытаясь сообразить, где находится.

Я схватила ручку, боясь, что уйдёт накатившее вдохновение. Ленке пообещала вечные поиски себя и счастливый брак, который сменится ещё двумя такими же. Стервозная Олька должна обзавестись одним ребёнком и завидным супругом, которому милостиво позволит себя обожать. Таня Мурза замуж спешить не станет, но выйдет раз и навсегда, её семья с двумя детьми будет вести правильную размеренную жизнь – хоть часы по ним сверяй.

«Галка найдёт своё счастье с Колей», – написала я. Минуточку! Почему с Колей, если она встречается с Васей? Нет, Василий, судя по её рассказам, такой балбес, что может помешать карьере.

А вот на Ритке Петровых я застопорилась и почему-то не смогла ничего придумать. Пыталась представить её замужней, с младенцем на руках, но перед глазами всё плыло. Девчонки уже перебросили мне свои записки, а я всё ещё грызла ручку, пытаясь понять, какое будущее ждёт Риту. Так ничего не придумав, нацарапала: «Твоя судьба окутана покровом тайны. Наверняка ты сможешь всех нас потрясти». Сунула ей записку и принялась изучать предсказания о моей жизни.

Если бы не я сама всё это предложила, то решила, что подружки сговорились. Их тексты были написаны словно под копирку. «Интересная работа. Муж – художник или архитектор по имени Саша, с бородой. Двое деток, мальчик и девочка».

Я пожала плечами. Среди моих знакомых не было ни бородачей, ни художников. С разочарованием глянула на девчонок. Смешливая Ленка прыскала в кулак. Татьяна вдумчиво изучала записки и что-то подчёркивала. Стасюк ухмылялась – ей явно пришлись по душе написанные пророчества. Галка ползала под столом, уронив адресованные ей послания. А Ритка, не дочитав, снова задремала.

Прозвенел долгожданный звонок, и мы бросились друг к другу, снося стулья.

– Откуда взялся Коля?
– Я вообще детей не хочу, а вы мне двоих придумали!
– Не собираюсь три раза замуж ходить!
– Нет, ну почему Коля?
– Кто в наше время носит бороды?
– Не такая уж я и правильная, как вам кажется!
– Коля ещё какой-то… Не дай бог, Вася узнает!

Написанное было благополучно забыто нами на целых двадцать лет. Встретились мы впятером только благодаря энергии Галки и педантичности Тани Мурзы, сохранившей адреса наших родителей. Списались, созвонились, проведали альма-матер и отправились в уютное кафе.

– Я с замужеством чуть не до тридцати лет тянула не из-за карьеры, а из-за Коли, – созналась Галина.
– Какого Коли?
– Вот именно – какого? Предсказать предсказали, но ни одной особой приметы! А возле меня, когда я Ваське отставку дала, как назло, сразу три Николая образовалось. Пришлось тянуть кота за хвост, пока не определила, кто из них перспективнее.
– Ты что, из-за какой-то гадалки бросила красавчика Василия? – усмехнулась я.
– Нет, вы на неё посмотрите! – подбоченилась Белова. – Сама всё затеяла, а теперь делает вид, что ничего не помнит.
– Что затеяла? – не поняла я. – Когда?
– Да это же ты на лекции предложила описать будущее друг друга! – загалдели наперебой подруги. – Вечно у тебя идиотские идеи, а мы теперь отдувайся?
– Тихо! – прикрикнула на подружек Стасюк.

Она достала из сумочки блокнот со стопкой пожелтевшей бумаги.

– Узнаёшь? «Девчонки, давайте напишем друг другу будущее: кто за кого замуж выйдет…»

Я засмеялась.

– Неужели ты столько времени хранила эту ерунду?
– Как видишь, – развела руками Ольга. – Сначала думала – встретимся через много лет, посмеёмся. Но оказалось, что всё написанное сбывается. Во всяком случае, у меня. И муж обожаемый, и дочка одна. С одной стороны, вроде всё хорошо, но… Странное ощущение, когда осознаёшь, что живёшь не совсем своей жизнью, а по сочинённому кем-то сценарию.

Я вздрогнула. По коже пробежал холодок.

– А у меня вот ничего не сбылось! – категорически заявила Мурза. – Разве что замуж вышла поздно, тут вы угадали. Но муж совсем не инженер, а технолог. Ребёнок один, а не двое. Правда, у мужа есть сын от первого брака. И когда его мать в девяностых подалась челночить, мы забрали Пашку к себе. Так что воспитывать мне пришлось двоих, он меня даже мамой Таней называл.
– Да, Танюш, – кивнула Ольга с состраданием, – ты тоже выполняла заданную программу.
– А я ничегошеньки не помню, значит, и повлиять эти предсказания на меня не могли! – торжествующе воскликнула Лена.
– Ох, Леночка, не спеши хвалиться, – бросила Стасюк, вытягивая из блокнота несколько сложенных записок.
– «Три брака», – прочитала вслух Козловская и прижала руки к груди. – Но я ведь всего второй раз замужем, и Игорь у меня замечательный!
– Ещё не вечер, – фыркнула безжалостная Олька.
– «Один ребёнок. Мальчик». Я хотела двоих, даже троих, но врачи запретили.
– Угу. И работаешь не по специальности.
– Но это не моя вина! Просто так получилось.

За столом повисла напряжённая тишина, которую я решилась прервать далеко не сразу.

– Оль, я боюсь даже спросить, что вы тогда предсказали мне.
– Не бойся, что есть, то и предсказали. Даже с именем мужа не ошиблись, – Стасюк перебросила мне через стол несколько записок.
– Обалдеть! – только и смогла выдавить я, узнав старые пророчества про мужа Сашу с бородой.
– А то, что мы писали для Риты, тоже сохранилось? – спросила едва слышно Козловская.

Ольга молча протянула ей записки, перевязанные тонкой чёрной ленточкой.

– «У тебя всё странно и удивительно». «Моя фантазия дала сбой. Прости, Ритуля». «Твоя судьба окутана покровом тайны. Наверняка ты сможешь всех нас потрясти». «Ритка, извини, ничего не могу придумать», – ровным голосом читала Стасюк.

Рита Петровых погибла в автокатастрофе через год после окончания института.

– Неужели она прожила так мало из-за того, что мы не сподобились ничего сочинить? – обводя всех взглядом, спросила Лена.
– Может, потому и не сподобились, что будущего у неё не было, – всхлипнула Галочка.
– Да ладно вам мистику разводить, – сказала Оля. – Жалко Ритку, конечно, но это просто совпадение.
– А то, что у остальных всё сбылось, тоже совпадение?
– Ничего удивительного, – отрезала Стасюк. – Мы дружили, были между собой достаточно откровенны, исходя из этих откровений, и писали свои прогнозы. А Ритка всегда была вещью в себе.

Мне стало страшно и грустно. В груди разрасталось чувство вины перед бедной Ритой, которой мы не смогли или просто поленились придумать судьбу.

Вероника ШЕЛЕСТ
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №20, май 2017 года