СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Жизнь и кошелёк Они не будут с нами церемониться
Они не будут с нами церемониться
27.05.2017 00:00
Должна ли я содержать двоих молодых людей?

Они не будутДобрый день, дорогая и уважаемая «Моя Семья»! Долго размышляла, прежде чем написать. Я в замешательстве – не могу решить, как поступить в непростой жизненной ситуации. Дело касается моей племянницы – ей скоро сорок лет, уже не девочка. Но расскажу всё по порядку, чтобы стало понятно: всё, что с ней происходит, – закономерный исход её непутёвой жизни. Все имена я изменила.

Женя была единственной дочерью в семье. Когда пришло время поступать в институт, родители об этом позаботились и вскоре девушка стала студенткой одного из столичных вузов. Каждое утро уходила на занятия, но через какое-то время как гром средь ясного неба раздался звонок из деканата: родителей поставили в известность, что за непосещение института Евгению отчислили. Как выяснилось, она утром с портфелем отправлялась к своему приятелю, а к вечеру как ни в чём не бывало возвращалась домой.

Моя сестра тогда страдала онкологическим заболеванием, хотя чувствовала себя хорошо. Но это известие её подкосило: отнялись ноги. Она так и не оправилась – умерла после продолжительных страданий. Женя же погуляла с тем парнем, потом с другим, а затем вышла замуж, родила сына. Отец Евгении оставил ей двухкомнатную квартиру, в которой и поселилась молодая семья.

Женин муж красавцем не был, но работал, помогал по дому, занимался сыном. Казалось бы, счастливый брак, однако уже тогда племянница мне звонила (я живу в другом городе) и не скрывала, что у неё есть связи на стороне. Как-то мне позвонил муж Евгении и пожаловался, что жена погуливает. Сказал – она даже ударила его мать за то, что та заступилась за сына.

Разве я могла вмешиваться в их отношения? Но уже тогда они активно перекладывали на меня свои проблемы.

И вот у Жени завязался роман с Вадимом. Парень – гора мышц, на четыре года моложе. Племянница развелась с мужем – он ещё жил в её квартире, а Женя уже привела домой Вадима. Так и обитали: в одной комнате – первый муж с сыном и матерью, в другой – Евгения с приятелем.

Потом бывший муж с сыном ушли на съёмную квартиру, с Женей и Вадимом осталась жить её первая свекровь. Надо сказать, что ребёнком всегда занималась именно она, сама Женя даже не знала, в каком классе учится её сын.

Вскоре Евгения объявила, что ждёт ребёнка, а ещё некоторое время спустя сказала, что свою двухкомнатную квартиру подарила Вадиму. Он очень быстро взял кредит под залог недвижимости и, как уверял, открыл бизнес. Хочу отметить, что на момент знакомства с Вадимом у Евгении в собственности, кроме вышеназванной двушки, были половина бабушкиной квартиры и ещё не старый автомобиль «Форд», а также по мелочи: дорогая посуда, библиотека, золотые украшения, доставшиеся от матери.

Сначала племянница продала машину, так как ни Вадим, ни она нигде не работали, но любили развесёлую жизнь: пикники, рестораны, и всё за счёт Жени. Сколько раз я пыталась остановить её – всё бесполезно. Вадим требовал деньги якобы на «развитие производства», а Женя, ослеплённая любовью, после двухкомнатной переписала на него ещё полквартиры бабушки, но и этого не хватило. Также они спустили всё золото и другие ценные вещи.

Теперь у моей племянницы нет средств на жизнь, Вадим полностью её разорил. Жене он говорит, что нет заказов, на содержание ребёнка денег не даёт. Квартира по суду отошла банку и скоро будет продана. Сейчас я переписываюсь с племянницей по интернету.

Вся эта история стала мне известна в августе прошлого года. Почти в каждом письме Женя пишет мне, что у неё нет денег, а ребёнок не имеет самого необходимого. За это время я послала ей восемь посылок с вещами и продуктами, несколько денежных переводов. Как только она мне пишет, что ребёнок не спит, потому что нет подгузников, – посылаю деньги.
Но моё терпение лопнуло, когда Женя написала, как потратила денежный перевод, отправленный мной на детское питание: племянница купила ребёнку три баночки питания, а себе и Вадиму – сигареты и курочку. Значит, я посылаю деньги малышу, а они покупают курицу гриль!

В доме нет денег, но работать «на чужого дядю» они не хотят, то есть найти подработку – не их королевское дело. Живут, судя по письмам, плохо, а усугубляет ситуацию то, что племянница осталась без средств к существованию, без жилья. Планирует на материнский капитал приобрести сносное жильё где-нибудь в глубинке. Её ребёнку сейчас 2,5 года.

Теперь расскажу немного о себе. Мне 62 года, на пенсии, не работаю, в прошлом году занималась репетиторством, был дополнительный заработок, и я периодически отсылала Жене деньги. Очень уставала, ухудшилось здоровье, поэтому в текущем учебном году с детьми не занимаюсь. У меня два серьёзных заболевания: диабет и гипертония. Мой муж также на пенсии, ему 74 года, наш доход – две пенсии и небольшие деньги на непредвиденные расходы. То есть, отправляя племяннице деньги, мы снижаем свои расходы, хотя нам с мужем жизненно необходимо покупать некоторые лекарства.

И передо мной стоит вопрос: должна ли я в своём возрасте и с таким состоянием здоровья содержать двоих молодых, работоспособных, но не желающих трудиться молодых людей, даже если у них маленький ребёнок? Должна ли пригласить их пожить к нам с мужем? Женя часто пишет, что было бы хорошо, если бы мы жили вместе. Но тут перед моими глазами сразу же вырисовывается картина: двое пожилых людей ютятся в небольшой квартире с двумя курящими, любящими выпить лоботрясами, к которым ходят шумные компании. А если попытаемся их утихомирить, реакция предсказуемая: церемониться с нами они не станут.

Отлично помню, как плакала первая свекровь Жени, жалуясь, что та её ударила, когда она попыталась Женю усовестить. Да и устраиваться на работу они спешить не будут.

Продолжаю отправлять ребёнку хорошие дорогие вещи, но слать деньги перестала. У меня сердце болит от жалости к внучатому племяннику, он же не виноват, что у его мамы и папы не развито чувство родительского долга. А мои возможности очень скромны, и, главное, нет здоровья, чтобы продолжать зарабатывать деньги. Хотела бы услышать мнения читателей.

Без подписи
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №21, май 2017 года