СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля На могилу к брату ноги не идут
На могилу к брату ноги не идут
29.06.2017 18:41
«У меня дар, но управлять им я не могу»

На могилу к брату ноги не идутЗдравствуйте, уважаемая редакция! Хочу рассказать историю своей семьи. Издавна в нашем роду все родственники по линии матери обладали способностью заговаривать боль, лечить и гадать. Коснулся этот дар и меня, но я тогда не знала, к каким последствиям всё это приведёт.

Сейчас мне уже седьмой десяток, но я хорошо помню случай, о котором рассказала моя бабушка. Когда-то давно, ещё в детстве, они с матерью отправились на ярмарку. Вдруг увидели, как на торгах у какого-то незнакомого мужика приключилось нечто странное с лошадью. Савраска совсем обезумела: вставала на дыбы, изо рта шла пена, глаза налились кровью. Никто не мог с ней совладать – ведь бешеная, зашибёт. И тут моя прабабушка, в то время ещё довольно молодая женщина, бесстрашно подошла к лошадке. Пошептала ей что-то на ухо, погладила по холке – и всё, животинка сразу успокоилась.

Лечила похожим способом и моя бабушка. Помню, много людей приходило к ней за помощью со своими болячками. Бабуля что-то пошепчет, перекрестит всего человека или его больное место – и боль проходит.

Когда постарела моя мама, она тоже стала лечить людей. Последние годы проживала у меня. И многочисленные посетители, которые регулярно приходили к маме, стали очень раздражать. В какое бы время я ни пришла домой – там постоянно находились посторонние. А ещё все эти визиты мне не нравились тем, что после «сеансов лечения» матушка чувствовала себя очень плохо, будто страдала тем, от чего сама лечила людей, брала чужую боль на себя.

Я прекрасно понимала, что и к чему. И после маминой кончины твёрдо решила для себя: всё, на этом точка! На мне все эти штучки с лечением должны закончиться, я такими вещами точно заниматься не стану. Хотя должна сказать, что прежде сама пробовала лечить людей, и у меня кое-что получалось.

Был у меня ещё старший брат. Он обзавёлся семьёй – жена-красавица, четыре дочери. Не дочки, а одно загляденье! Девочки отлично учились, занимались шахматами, дзюдо. Даже ездили на соревнования, получали призовые места. Но проклятая перестройка всё перевернула, спутала карты.

На шахте, где тогда работал брат, перестали давать зарплату. Семью нечем было кормить. Шахтёры объявили голодовку, сидели под землёй, требуя выплатить им честно заработанные деньги. После окончания голодовки всех положили в больницу восстанавливаться – настолько люди были измождены. А брат по какой-то причине не лёг в стационар. Не знаю, может, он переоценил себя, понадеялся на свои силы? Правда, в качестве восстанавливающего средства выбрал спиртное. Когда напивался, становился агрессивным. Терпеть всё это долго семья не могла. Жена собрала вещи, взяла детей и уехала от мужа подальше.

Так мой брат остался совсем один. И тут я стала замечать, что он увлёкся какими-то непонятными вещами, читает странные книги. А потом принялся лечить людей руками. При этом продолжал сильно пить. Бывало, пропьёт все деньги, приходит ко мне, чтобы я его покормила.

Мне было его очень жаль. А когда брат приходил ко мне – потрёпанный жизнью, несчастный, – втройне. Ещё мне было чрезвычайно обидно за своё бессилие, за то, что не могу ничего изменить в его судьбе, повернуть человека к лучшему. Сыновья видели, как я себя терзаю, и тоже меня жалели. Но что они могли поделать в этой ситуации?

Но вот однажды, когда меня не было дома, к нам опять пришёл брат. А мой старший сын тогда его колко упрекнул – что он, мол, вспоминает о своей сестре лишь тогда, когда ему становится плохо, и при этом беззастенчиво мной пользуется, как вампир.

Брат передал мне содержание этого разговора. И добавил ещё кое-что.

– Я обладаю таким даром, – сказал он, – что с моими обидчиками обязательно случается что-нибудь плохое.
– Что плохое? – испугалась я.
– Да так, у каждого по-своему, – пояснил брат. – Кто руки переломает, кто – ноги… А кто вообще на тот свет уходит.

Мне стало очень страшно. Потом я начала сопоставлять кое-какие факты и поняла, что это не простые слова.

Например, однажды жена брата пошутила над ним: «Ой, какой же ты у меня лысый!» А брат в ответ ей лишь буркнул: «Ну а ты вообще скоро вся облезешь». И что бы вы думали? Через некоторое время у его супруги на самом деле выпали все волосы от какой-то хвори. Голова стала гладкая, как коленка.

– Я не умею этим управлять, – честно признался мне брат. – Никого не проклинаю, ничего плохого не желаю и не делаю обидевшему меня человеку – всё случается само собой. Теперь вот молюсь за твоего сына, чтобы с ним ничего не случилось за обидные его слова.

С тех пор прошло некоторое время, и жизнь наша снова сильно изменилась, всё перетрясла. Брат пожил ещё немного, а потом мучительно умер – всё так же, в одиночестве. Заразился СПИДом от случайной связи с женщиной. Я потом узнала, что его жена тоже стала болеть и вскоре умерла. Ни у одной из его дочерей, несмотря на многообещающее будущее, судьба так и не сложилась. Но самое страшное меня ожидало впереди.

Мой старший сын через год после смерти брата покончил с собой. Не знаю, что тогда случилось, почему он пошёл на этот страшный шаг. Второй сын после смерти своего брата стал выпивать, заливать горе. Так и пьёт до сих пор.

Что же это такое приключилось со всеми нами? И за что всё это выпало именно мне? Неужели моих детей настиг чёрный дар брата? Неужели он даже из могилы протянул к нам свои руки? Я прогоняю эти мысли, борюсь с ними по мере сил. Стараюсь думать, что эти трагедии – всего лишь случайные совпадения, просто так карты легли, но мысль о мести брата всё равно не отпускает. Ведь мои ребята были когда-то очень хорошими – и вдруг такой страшный результат.
Часто ставлю свечки за помин души брата. А вот на могилу к нему не хожу. Ноги почему-то не идут.

Из письма Валентины Сергеевны Лепёшечкиной,
г. Щёкино, Тульская область
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №25, июнь 2017 года