Проклятие всё ещё действует
04.07.2017 00:00
В огороде зарыт миллион

проклятиеВ Ростове-на-Дону на бульваре Комарова стоит девятиэтажка. В её первом подъезде, между вторым и третьим этажами, у мусоропровода, на стене уже лет пятнадцать как выцарапан рисунок. Горизонтальный огуречик, палочка-шейка с кружочком-головой, внизу – четыре палочки-ножки. В кружочке две точки и кривая улыбочка. И надпись под этим существом: «Кто посмотрит, тот лох». Существо во время ремонтов заштукатуривают, но оно проступает – глубоко процарапано.

И каждый раз, когда в жизни случается неудача, когда упускаю возможность или просто не везёт, я вспоминаю этот рисунок. Потому что прожил в том доме лет тридцать, да и сейчас иногда наведываюсь. Я много раз ходил по этой лестнице, иногда смотрел на рисунок, иногда отворачивался: неизвестно же, накапливается эффект или проклятие действует разово. А что оно действует – очевидно. Никто из проживающих в этой девятиэтажке особых звёзд с неба не схватил. Все живут в лучшем случае на среднем уровне.

Я, например, теперь обитаю в Москве, но говорить о завоевании столицы смешно. Соседи этажом ниже в Москву не переезжали, а начали барыжничать прямо в Ростове, таскали туда-сюда коробки, первыми установили железную дверь, меняли иномарки на всё более дорогие. Но потом остановились на среднекалиберном «Мерседесе» и используют его уже лет восемь. Этажом выше живёт бюрократ средней руки. Двумя этажами ниже пацан вдруг ушёл в священники, но тоже застрял в неперспективном приходе, иерархом не стал. На второй этаж несколько лет назад въехали деловитые армяне, открыли косметический салон – ну, может, два салона. Но ведь это не сеть. То есть развернуться не смогли. Вот если бы они не умели читать по-русски, то, может, на них не подействовало бы проклятие «Кто посмотрит, тот лох». Но они хорошо знают русский. Один раз подошли к мусоропроводу, увидели надпись – и всё, тупик.

Знать бы, кто заложил эту мину в нашем доме и как устроилась его судьба. Подорвался на своей растяжке и доживает алкашом-неудачником или, устранив конкурентов, рванул к высотам? Сидит, гад, и управляет миром, а мы тут…

Доктор Ливси из мультика «Остров сокровищ» заливается в телевизоре:
– Здравствуйте, джентльмены! А-ха-ха! Прэлестно, прэлестно…

Он мне и напомнил: я же почти всю жизнь за сокровищами гоняюсь! Лет с семнадцати. Урываю какие-то деньги, вкладываю их, проигрываю, снова ищу сокровища. И многие мои знакомые – так же, на разных уровнях. Но вырваться за пределы малого бизнеса ни у кого не получается. Малый бизнес, насколько помню, – это годовой оборот до миллиона евро. Я к этой планке вообще не приближался. Некоторые из моих знакомых приближались, даже перепрыгивали планку, но потом скатывались обратно.

Знаю одного цеховика, который закатывал лишние деньги в трёхлитровые банки и прятал их в огороде. И в 1980 году вдруг понял, что там зарыт уже миллион. Миллион советских тяжёлых рублей! Плюс золотишко, плюс немного валюты, плюс цех по пошиву тапочек, печатающий другой миллион. Ну и что? Было, да сплыло. Сейчас бывший цеховик не бедствует, но и не жирует. Хороший дом, хорошая машина и скромный магазинчик в Ростове, на улице Серафимовича.

Другой знакомый за оборот в миллион евро перевалил в 2005 году. А сейчас всё как-то раструсил, растерял. Опять же – дом, машина остались, но сокровищ нет. А некоторые, что взлетали в девяностые, лежат на Северном кладбище под богатыми памятниками. Собственно, по нынешним меркам не такими уж и богатыми.

А многие по-пиратски уплыли за океаны, в экзотические земли – в Америку, Вьетнам, на остров Бали. И тоже не нашли сокровищ. Держат там лавочки, небольшие турагентства, работают по найму – золото проплыло мимо. Притом что один товарищ даже заработал в Южной Азии гепатит, от которого у него лимонные белки глаз и температура скачет. Классический Жёлтый Джек, пиратский! Лихорадка есть, а сокровищ нет.

То есть всё у всех получилось, как в советской песне: вместо денег – «туман и запах тайги», романтические воспоминания и татуировка «Да сбудутся мечты Билли Бонса».

Нет, у меня в знакомых есть и настоящие мультимиллионеры, но они, как правило, имеют отцов-управленцев. Они изначально были из привилегированного сословия, как, собственно, и стивенсоновские выгодополучатели: Трелони – сквайр, капитан Смоллетт и доктор Ливси – джентльмены. То есть все герои, разделившие золото Флинта, уже были людьми небедными. А простые охотники за сокровищами в лучшем случае удрали с тремя сотнями гиней, как Сильвер, или пропили свою тысячу фунтов, как Бен Ганн, и пошли в привратники.

Видимо, речь идёт об универсальном мировом законе. Кто-то ищет сокровище на ощупь, стучит палкой, как Слепой Пью, мечется и погибает под копытами. А у джентльменов есть карта с крестиком: «Сокровища здесь». Джентльмены пьют благородные напитки, предпочитают блондинок и окатывают искателей жизнерадостным смехом:
– Ха-ха, так-так… Печень увеличена, селезёночка сморщена… Какая прэлесть! Вы скоро умрёте. А-ха-ха-ха!

Павел БУРИН

Опубликовано в №26, июль 2017 года