СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Богема Ренат Ибрагимов: Рай находится у ног матери
Ренат Ибрагимов: Рай находится у ног матери
07.08.2017 17:08
ИбрагимовУ известного певца, композитора, актёра, продюсера и кинорежиссёра Рената Ибрагимова накануне 70-летия родился восьмой ребёнок – дочь Марьям. Звёздный отец сам принял роды у жены Светланы, которая моложе него на сорок лет. Теперь в семье Рената и Светланы растут дочери Асылбика, Аиша, Марьям и сын Аттила. Четверо взрослых детей у артиста – от предыдущих браков. «С Божьей помощью надеюсь продолжить это дело, ведь дети – самое большое счастье!» – говорит Ибрагимов. А о том, как он принимал роды, уже написал рассказ и надеется опубликовать в новой книге. Пока же представил на суд поклонников свой литературный труд под названием «Избранное». И это не просто книга – в ней есть аудио-приложение, в котором автор сам читает собственное произведение завораживающим и вечно молодым голосом.

– Ренат Исламович, как вам пришла идея написать автобиографию?
– Я работаю на эстраде больше пятидесяти лет, много накопилось материала, вот и написал книгу под названием «Избранное». К ней прилагаются аудиоматериалы – в том числе и мои лучшие музыкальные произведения. Какие-то известные композиции я перепел, к каким-то сделал новую аранжировку. В итоге получился объёмный и интересный труд. Те, кому давал послушать и почитать, сказали, что это очень занимательно. Есть у меня и диски. В них вошли два сольных концерта с большим оркестром и моё кино, которое я произвёл в 1992 году. Это художественный фильм, называется «Итальянский контракт», я там выступил как продюсер и как исполнитель главной роли. Есть музыкальные композиции на темы Арно Бабаджаняна, песни, которые я написал с Александрой Николаевной Пахмутовой, песни о Великой Отечественной войне, романсы и песни, которые я записал с народным оркестром, и отдельный диск с татарскими песнями, он называется «На корабле судьбы».

– Кто уже прочёл вашу автобиографическую книгу?
– Первыми с ней ознакомились Александра Николаевна Пахмутова и её супруг Николай Николаевич Добронравов. Я дал им книжку – почитать или послушать. Позвонил через какое-то время, чтобы узнать их мнение. И Александра Николаевна сказала: «Книжка хорошая, но длинная». Оказывается, они поставили диск часов в одиннадцать вечера и уже не смогли оторваться от прослушивания. А там запись – на три с половиной часа. Слушали её почти до утра, конечно же, не выспались. Но сказали и добрые слова: им понравились захватывающие истории и интересное изложение. Мне такая похвала, конечно же, очень приятна.

– А были у вас трудности в работе над книгой? Вы же всё-таки не профессиональный литератор…
– Я и не собирался ничего писать, считаю, что каждый должен заниматься тем, что у него лучше всего получается. Попросил специалистов мне помочь. Двое журналистов пытались записать какие-то моменты моей жизни. Но дело что-то плохо двигалось. И я подумал: сяду-ка и напишу сам – может, получится? Написал один рассказ, другой. Дал почитать друзьям. Они сказали: хорошо у тебя получается. После такой поддержки и одобрения стал писать книгу. На это ушло два года. Писал в свободное время – в основном по вечерам или рано утром. И постепенно книга сложилась. Первая часть – «По морю жизни». Вторая – «На корабле судьбы». Третья – «Под парусом любви». И ко всем трём частям написали рецензии очень уважаемые и требовательные люди: к первой части – Пахмутова с Добронравовым, ко второй – Андрей Дементьев, к третьей – там много о духовности и религии – главный шейх России Равиль Гайнутдин. Так что я заручился поддержкой авторитетных личностей. Думаю, после этого никто не посмеет мою книжку хаять! (Смеётся.)

alt

– О продолжении ещё не думали?
– Тем в жизни много, они сами напрашиваются. И я думаю, что без четвёртой части не обойтись. Уже начал работать над ней, там много полезного. Например, я рассказываю, как принимал роды. Четыре месяца назад у меня родилась дочка, и я сам в бане принимал роды у супруги. Перед этим жена посещала специальные курсы. Тема, на мой взгляд, такая, что о ней надо говорить. Я и раньше присутствовал в роддоме. Когда у меня родился сын, стоял рядом, мне дали ножницы, чтобы перерезал пуповину. Но тогда для меня это было шоком, поскольку присутствовал на родах впервые. Сказал: «Я не способен это сделать – давайте просто понаблюдаю». А у себя дома я всё это проделал… Оказывается, когда рождается ребёнок, нужны особые условия, так называемые три «т» – тепло, тихо и темно. Вот в бане тепло, тихо и темно. В роддоме всё наоборот. Холод – страшный! Когда сына ждал, мне в родильном отделении пришлось надеть свитер. Женщины, которые рожали, это подтвердят – там всегда прохладно, как в холодильнике. Вместо темноты – яркая операционная лампа. А вместо тишины – крики женщин из соседних палат. Страшным голосом орут! То есть всё наоборот по сравнению с тем, что нужно для комфортного рождения ребёнка. И вообще, как выяснилось, там много неправильного, в чём мы убедились на своём опыте. А когда жена рожала дома, то получила удовольствие – никакого крика. Она радовалась. Вот об этом я написал в четвёртой книге. Надеюсь, она выйдет с Божьей помощью. Постарался, чтобы в каждой главе было много полезной информации – вдруг она кому-нибудь поможет разобраться в жизни, принять важные решения.

– Можно быть уверенным, что ваша книга ещё и заряжает оптимизмом.
– Я написал её в технике импрессионистов. Знаете, в чем её особенность? Художники, которые пишут в этом стиле, почти не используют чёрной краски. Даже негативные моменты я сглаживаю, они не оставляют неприятного осадка.

– Ренат Исламович, давайте поговорим о музыке. Кого вы считаете своим учителем?
– Своим учителем я считаю Шаляпина. Он же родом из Казани! И когда я учился в консерватории, купил сборник пластинок фирмы «Мелодия» с записями Фёдора Ивановича Шаляпина. И всё время слушал. Это великая школа! Ещё слушал великих итальянцев – Тито Гобби, Титта Руффо. А также Николая Херли – его мало кто знает, это прекрасный румынский певец. Все они баритоны. А из теноров – Марио Дель Монако, Энрико Карузо. Из советских вокалистов – Георг Отс и Муслим Магомаев. Я их много слушал и многому научился.

alt

– А как вы выбрали эту профессию? Кто оказал на вас влияние?
– Первый человек, который оказал влияние, – воспитательница детского сада. Она посоветовала родителям отдать меня в музыкальную школу, потому что на всех утренниках я проявлял себя как певец, музыкант, танцор. Родители послушали совета и отдали меня в музыкальную школу. Но я не собирался становиться профессиональным музыкантом, потому что мне нравилось рисовать. Я много занимался живописью и даже собирался поступать на архитектурное отделение. А мой двоюродный брат, композитор Рафаэль Белялов, учился в консерватории на двух факультетах – фортепьянном и композиторском. Мы часто с ним выступали – я пел, он аккомпанировал, и нам даже какие-то деньги платили… И он сказал: «Приходи к нам в консерваторию, я договорюсь, чтобы тебя прослушали на вокальной кафедре». И мне предложили там учиться. Я подумал: а почему бы нет? Ведь архитектору надо знать и математику, и черчение, а я их не очень-то любил. Это оказалось сильным фактором.

– Ренат Исламович, скажите: легко ли быть артистом в современном мире?
– Сейчас условия изменились. Искусство теперь очень сильно завязано на деньгах. И если заниматься им, не имея духовной основы, можно уйти не в ту сторону, в никуда.

– Кто из современных исполнителей вам нравится?
– Я всегда затрудняюсь с ответом на этот вопрос. Сейчас много хороших исполнителей, я не всех знаю по именам. Татьяна Буланова, Тамара Гвердцители… Нравится Гарик Сукачёв. Многие не понимают его, а это очень сильная личность, и это наш единственный настоящий рок-певец после группы «Кино». Есть только он – и вот раньше Цой был. И ведь Сукачёв никому не подражает, имеет своё лицо, свой репертуар. Тогда как многие подражают западным исполнителям. Вообще мне нравятся певцы, которые ни на кого не похожи, например Николай Носков.

– Ренат Исламович, какие нравственные ориентиры вы хотели бы передать молодёжи? Или это сложный вопрос?
– Вопрос простой. И ответ простой. Я мусульманин, и для меня этот ориентир – Коран. Желаю молодым людям как можно раньше прийти к вере – мусульманству, христианству, иудаизму. Вера и духовно осмысленная жизнь научат с самого начала правильно поступать в жизни, иметь определённый вектор в своих действиях.
Огромная сила исходит от Всевышнего. В наше сложное время, когда много событий и у тебя лично, и в стране, и в мире, – пропадает уверенность в себе, можно потеряться, даже заболеть. А вера всегда создаёт мощный фундамент. Семья – это тыл, это необходимость. Когда я спрашиваю у своих детей: кого ты больше любишь? – они говорят: я люблю Аллаха, то есть я люблю Бога. Это на первом месте: он создал их родителей и их самих. На втором месте – пророк Мухаммад. На третьем – мама. На четвёртом – отец. Это верная расстановка ценностей. Такого человека трудно будет сбить с пути.

– Что бы вы сами спросили у Бога?
– Его не встретишь… Очень много написано об этом у наших пророков. Больше всех с Богом общался Моисей – в Коране он именуется Муса. Он часто просил: покажись, интересно же… И когда очень надоел, Бог сказал: «Хорошо. Видишь – гора? Посмотришь на гору – и увидишь меня». Моисей посмотрел, а там – сильнейшая вспышка света, и он упал без памяти. Бог – такая сложная субстанция… Он везде. Присутствует Он и в нас. Вот говорят, что алкоголь вредно пить: пьяный будешь, подерёшься… Это плохо, конечно, но не это  главное. А главное – когда в крови есть алкоголь, прекращается связь с энергетикой Бога. И тогда человек может совершить любую глупость. Некоторые говорят: «Ну, ничего – сегодня выпил немного, завтра просплюсь». Я сам когда-то баловался, сейчас не пью… Так вот, алкоголь не выводится из крови сорок дней. Сорок дней вы лишены общения с Богом, не имеете от Него поддержки! Вы брошены, вот в чём беда. А подрался пьяный – это ерунда… Жить без Бога – нельзя.

alt

– Ренат Исламович, есть какие-то правила, которыми вы руководствуетесь в жизни?
– У меня есть двенадцать коротких правил, которые помогают. Рай лежит в ногах у матери – не ленись вставать на колени. Ключи от рая – у отца, не забывай об этом. Жена – это половина веры, не будь однобоким. Дети – это подарок от Бога, люби всех детей, как своих. Если человек не любит детей, это какой-то ненормальный человек, я так считаю. Хочешь познать себя – присматривайся к друзьям. Труд без радости калечит, а с любовью – душу лечит. Лучше недоесть, чем переесть, но бывают исключения. Лучше быть счастливым бедным, чем несчастным богатым. Многие не поверят, но это точно. Большое видно на расстоянии всем, кроме близоруких. Настоящему, чтобы обернуться будущим, требуется вчерашнее. Лучше худой мир, чем победная война. Ведь мир – это жизнь, война – смерть, и не надо её романтизировать. И последнее, важное: не бойся никого, кроме Бога.

– В каких странах вы побывали, что там особенно понравилось?
– Побывал во многих странах, из каждой привозил много впечатлений. Они важны хотя бы для того, чтобы потом работать с музыкой. Я всегда после этого добавлял в репертуар интересные произведения, которые привозил из поездок. Путешествия вообще полезны. Мир познаётся в сравнении. Если сидеть на одном месте, то кажется, что вот это и есть весь мир. А на самом деле он велик и очень разнообразен. Родной лес, поле за огородом, калоши, которые не натирают ноги, – это хорошо и удобно. Но нужно смотреть дальше.

– Если ваши дети захотят стать артистами, будете отговаривать?
– Нет. Как скажут, так и будет. Скажут: хочу быть парикмахером – пусть так. Труд должен приносить удовольствие. Если кто-то захочет петь – пусть поёт. Но если будет делать это плохо, посоветую заняться чем-нибудь другим. Я своему сыну Султану честно говорю, что пока не вижу у него таких вокальных данных, с которыми можно было бы достичь высот. Но он всё равно пошёл по этому пути, уехал учиться в Астану. Сказал, что очень хочет петь. Ну хочет – пусть попробует. Однако я вижу, как знаменитые певцы и актёры тащат детей в свою профессию. А вдруг это не их дело? Надо дать человеку понять, чего он хочет.

– Нужно ли вокалисту консерваторское образование?
– Не обязательно. Шаляпин в детстве пел в церковном хоре, учился у певчих, а когда стал юношей, обучался оперному искусству у преподавателя вокала. Но какое-то образование обязательно нужно иметь, это даёт базу. Вот, например, я не люблю классическую живопись, у меня голова от этих картин сразу становится тяжёлой, я их быстро смотрю – и ухожу в другой зал, к импрессионистам. Но знать классическую живопись необходимо.

– Всё ли сбылось, о чём мечтали в детстве?
– Не совсем. Но время у меня, надеюсь, ещё есть – будем над этим работать.

Расспрашивала
Мария НИКОЛАЕВА
Фото: PhotoXPress.ru

Опубликовано в №31, август 2017 года