Почему мне снится Англия
07.08.2017 17:32
Мама жалеет, что вовремя не вытравила плод

Почему мне снитсяЯ давно уже чувствовала некоторое родство с Туманным Альбионом. Как будто раньше, в другой жизни, жила в Англии. И во снах видела то, что никак не удавалось сформулировать. А снились старые стены из красного кирпича, заводские трубы, чья-то серая, из плохой ткани, ночная рубашка… Всё это обрывками, без полных картинок. Но почему-то щемило в душе от вида построек из старинного красного кирпича. Казалось, вот они, воспоминания, только протяни руку – и зацепишь. Но они неизменно ускользали.

А недавно в красках приснилось то, что я много лет по крупицам выдёргивала из подсознания.

Однозначно мне снилась Англия. Не знаю, какой год. Стою возле входной двери своего дома, собираюсь идти на работу. Но это работа не в нашем понимании – за труд лично я ничего не получаю. Это что-то вроде обязанности, ярма изо дня в день. Мне примерно одиннадцать лет, но, поскольку имею слабое здоровье, выгляжу восьмилетней. Болезненно худенькая девочка маленького роста.

Очень жмут башмаки, именно этим словом я называю свою обувь. Грубые, жёсткие, в них очень болят пальцы – малы, что ли. Но ничего другого у меня просто нет.

Беспросветная жизнь, каждый день одно и то же. С утра работа, потом – дом. Почему-то дома вижу только вечно голодного младшего братишку, немытого, сопливого, хнычущего. Родителей не видно, хотя знаю, что они есть.

Наша фабрика – большое здание из красного кирпича. Дымящие трубы, брусчатка, солнце как тусклое пятно, виднеющееся сквозь тёмно-серый дым. Вот это и есть вся моя жизнь. Без единого лучика, без единого глотка свежего воздуха.

Несмотря на всё это, я – большая мечтательница. Умею совершенно отключаться от реальности. Механически выполняю рутинную работу, при этом мысленно нахожусь в красивых и даже волшебных местах. Работу свою вижу как в тумане, я всегда словно в трансе, вся в своих мечтаниях. Вижу, что вокруг меня – работницы женского пола, много таких же девочек, как и я. Они дружат, общаются, а я всегда одна, сама по себе.

Потом картинка меняется: кровать из неструганого дерева, я мечусь от жара, очень сильно кашляю. Знаю, что лежу уже не первый день. Когда прихожу в себя, смотрю на свои руки – кости, обтянутые бело-синей кожей. И кашель, бесконечный кашель, от которого очень больно в груди и горле. Серые простыни, закопчённый потолок, надо мной склоняется измождённая женщина с растрёпанными волосами и синяками под большими серыми глазами. Наверное, это мать. Чувствуется, что ей меня не жалко. Жаль денег, которые я ещё могла бы заработать. «Она с рождения была такая немощная», – говорит женщина кому-то или самой себе. Жалеет, что не вытравила тогда плод.

Мне всё равно. Потолок плывёт, тело обволакивает жаром, каждый вдох обдаёт лёгкие огнём. Тяжело дышать, я хриплю тише и тише… Всё.

Не знаю, где она, точнее я, работала. А умерла от какой-то болезни, что-то с лёгкими.

В настоящей своей жизни я очень уважаю любой труд. Никогда не делю людей по чинам – делю по человеческим качествам. Легко посылала за тридевять земель заместителя мэра города и так же легко помогала уборщице в школе, где учится сын, домыть полы на втором этаже – у человека была сломана рука. Наверное, именно та, прошлая, жизнь научила меня считать любой труд достойным, а в людях видеть прежде всего личность.

Из письма Екатерины
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №31, август 2017 года