Куда они все идут?
15.08.2017 19:19
Есть только лес, ты и твоя молитва

Куда ониНаблюдая за людской рекой, тёкшей по улицам Кирова, я спрашивал себя: зачем они идут? Ведь не за славой, не за почестями, не за деньгами или материальными благами. В надежде на чудо или исцеление от болезни? Но люди во все времена были жёсткими реалистами и понимали, что чудо – явление штучное. Даже когда писался Новый Завет, об этом знали. Десятки тысяч умерли в Израиле в то время, когда там жил Иисус Христос, и только троих он воскресил: 12-летнюю девочку, сына вдовы и своего друга Лазаря. Такая вот лотерея практически без шансов на выигрыш.

Тогда зачем десятки тысяч людей в возрасте от одного года до восьмидесяти в очередной раз прошли 150 километров по грунтовым дорогам с лужами по колено, по болотистой почве, предательски уходящей из-под ног, по диким лесам и хлипким мосткам через реки, сквозь буреломы и непроходимые заросли, потратив на это пять дней? Прошли практически без сна, так как просыпались в два часа ночи, а оказывались в конечной точке маршрута поздним вечером. Двигались иногда под палящим солнцем, а последние полтора дня – под проливным дождём, не прекращавшимся ни на минуту. Чтобы это понять, нужно было отправиться вместе с ними.

Что я и сделал. И ощутил на себе все трудности Великорецкого крестного хода. И, конечно, его благодать. Иначе какой смысл идти?

Все началось в 1383 году. Крестьянин из села, расположенного на реке Великой (позже село Великорецкое), набрёл в лесу на икону Николая Чудотворца. Оказалось, лик исцеляет от болезней, что в XIV веке было весьма актуально. Но поскольку по лесам бродили разбойники, которые могли прибрать к рукам святыню, решено было переправить её в Хлынов (он же Вятка, он же Киров) и спрятать за надёжными крепостными стенами.

Но икона не далась в руки посланникам, она словно приклеилась к месту, где располагалась. Не хотелось ей покидать Великорецкое. И тогда святому Николаю дали обещание, что один день в году, 6 июня, икона будет возвращаться в село. А на следующий день вновь отправляться в Хлынов. И нести лик туда и обратно возьмётся группа паломников.

Только после этого святыня разрешила определить себя в безопасное место.

Год спустя состоялся первый Великорецкий крестный ход. И более чем за 600 лет обычай не прерывался ни на год. Взяв с собой икону, паломники одолевали путь во времена смут и войн, репрессий и гонений на церковь. Даже правительственный запрет в 1959 году не смог прервать многовековую традицию.

В последнее время путешествие в село Великорецкое и обратно приобрело небывалую популярность. В прошлом году в нём участвовало 75 тысяч паломников. В этом – почти 100 тысяч. Из Москвы, Удмуртии, Тобольска, Краснодарского, Ставропольского краёв, Ростовской области, Улан-Удэ и даже с Камчатки, а также из Минска, Одессы, Сербии, Франции и Италии. И это далеко не вся география.
Впрочем, пяти дней непростого путешествия выдержали не более тридцати тысяч. Кому-то хватило одних суток пути. Но, может быть, для человека и это – подвиг.
«Не курить», «Не пить спиртного», «Не смеяться», «Не вести праздных разговоров», «Не раздражаться», «По возможности не употреблять мяса» – вот неписаные правила «прогулки» с Николаем Угодником, выработанные за многовековую историю крестного хода и передаваемые паломниками из уст в уста. За нарушения правил человек не дождётся гонений. Просто останется без Божьей благодати. Не сбудется его желание.

– Живём с мужем десять лет. Детей нет, несмотря на то что мы оба здоровы. В последнее время супруг стал бурчать: мол, что за семья без ребёнка? И я решила пройти этот путь. Прошу у Господа сына или дочку…
– Своих детей не было, взяла двух мальчишек из детского дома. Думала, будет кому на старости лет подать стакан воды. А они выросли и не хотят меня знать…
– Трудился в Обнинске, была хорошая должность, приличная зарплата. Сократили. А в провинции все рабочие места наперечёт, и платят гроши. Вот прошу у Николая Угодника работу…
– Всё у меня прекрасно, муж, дети, внуки, на работе ценят, платят нормально. Здоровье тоже тьфу-тьфу… И вот стало мне страшно. За хорошее рано или поздно придётся расплачиваться. Вот и решила попросить Господа ничего не отбирать…

И с такими желаниями идут. Не верят люди в постоянство счастья.

Конечно, во время Великорецкого крестного хода случаются и чудеса, и исцеления. Истории о том, как шла женщина, вдруг упала, и из неё вышел бес, или о том, что кого-то перестал терзать рак, – передаются из уст в уста. Но все они похожи на сказки либо легенды. Расскажу о небольших чудесах, коим был свидетелем я сам.

Мой фотоаппарат при интенсивной работе держит зарядку дней пять. В дороге я использовал его с повышенной интенсивностью, и к концу пятого дня, на второй день крестного хода, фотик практически разрядился. И тут я вспомнил, что, собираясь в дорогу, забыл взять с собой зарядное устройство. Отщёлкивал последние кадры, проклинал свою забывчивость, и вдруг случайно глянул на индикатор зарядки. И обнаружил, что он показывает сто процентов. Кто-то непонятным образом зарядил мой фотоаппарат в дороге. Я делал снимки ещё пять дней.

Во время отдыха на поляне, посреди густого леса, я услышал, что ожил мой мобильный телефон. Звонила жена. После разговора с ней я бросил взгляд на экран мобильника и увидел надпись «Нет услуги». Ни одна вышка сотовой связи не «дотягивалась» до этого медвежьего уголка. Теперь уж я набрал номер жены и после соединения сообщил, что связи в том месте, где я нахожусь, нет.

– Как это? – слегка растерялась супруга. – Мы же с тобой разговариваем…
– Разговариваем, но связь отсутствует. Вот ты человек трезвомыслящий, рациональный, объясни мне, как это может быть.
– Ну, что я могу сказать, – ответила жена. – Это чудо.

6 июня под вечер в Великорецком местные жители часто поглядывали на небо. Мне стало любопытно, и я поинтересовался, что они там хотят увидеть. Оказывается, в этот день над селом появляется радуга. Редкий год обходится без этого явления. Но надо быть начеку, ведь уже через пять-семь минут радуга распадается на части. Посчитав, что это одна из местных баек, я забрался в салон автобуса и задремал.

Разбудил меня крик:
– Смотрите, смотрите! Там, на небе…

Народ высыпал на улицу, а я даже сообразил прихватить с собой фотоаппарат, предусмотрительно заряжённый Небесами. И вовремя успел сделать снимок, как раз за мгновение до того, как радуга стала разрушаться.

Местные жители буднично обсуждали явление. В этом году радуга получилась ярче, чем в прошлом. Вот пять лет назад их вообще на небе было две… Когда чудо постоянно рядом с тобой, к нему привыкаешь, как к чему-то обыденному.

Селяне рассказали мне, что село Медяны встретит нас громом, молнией, дождём и градом. Их слова я вспомнил, когда мы подходили к этому населённому пункту. Над нами простиралось чистое до прозрачности небо. Помню, я ещё хмыкнул скептически. Но едва успел съесть свой гороховый супчик, приготовленный местными жителями специально для паломников, и запить его чаем, как небосвод затянули тучи, загрохотал гром, сверкнула молния и лупанул настоящий ливень.

Всё это могло оказаться совпадением, ведь до этого погода три дня баловала нас, с неба не упало ни капли. Но и град забарабанил по земле. А это же довольно редкое явление.

Когда я рассказал приятелю, что с нами происходило во время крестного хода, тот важно изрёк:
– Представляешь, сколько людей прошло по тем местам за шесть с лишним веков. Сколько молитв была прочитано… Вот и получилась аномальная зона со своими природными законами. Ещё это называют местом силы.

Ну, место силы так место силы…

И всё-таки самое главное чудо – люди. Об одном из них хочу рассказать. Просто не могу не сделать этого.

Житель города Шахты Алексей Ососков прошёл крестный ход в третий раз. Написал я сейчас слово «прошёл» и поёжился. Дело в том, что у Алексея ноги отсутствуют, он инвалид-колясочник. Тут более уместно сказать «проехал».

Нашему герою 50 лет. Когда ему было четыре года, Алексей попал в ДТП. Родители погибли, а он лишился ног. Воспитывался в детских домах для инвалидов Каменска-Шахтинского, Зверева, Шахт. В Шахтах после реорганизации такой дом превратился в психоневрологический интернат. Но девать Алексея было некуда, и несколько лет он оставался в интернате среди людей, скажем так, не вполне адекватных.

Казалось бы, горше судьбы не придумаешь. Но беды, напасти и невзгоды не сломили Алексея, наоборот, выковали характер поистине стальной. Для многих инвалидов отдушиной становится алкоголь. Ососков не пьёт, а укрепляет себя молитвами. Он часто бывает в храме, в возрасте 30 лет покрестился.

В 2013 году Алексею наконец улыбнулась удача. На церковной службе он познакомился с Алексеем Клецовым. Молодого человека настолько впечатлила жизнь тёзки, что он предложил инвалиду поселиться в своём доме.

Сейчас Алексей Ососков – опытный паломник. Он побывал в Дивееве, Оптиной Пустыни, Сергиевом Посаде, Муроме. В столице молился мощам Матроны Московской, изъездил святые места Северного Кавказа.

– Именно он в 2014 году предложил мне отправиться в Великорецкий крестный ход, – вспоминает Алексей Клецов. – Я, здоровый крепкий мужчина, засомневался, сможем ли мы его пройти. А у моего названого брата сомнений не было. Другие паломники берут с собой запасную обувь – мы взяли запасную инвалидную коляску. И, оказалось, правильно сделали. Во время хода у одной колёса отвалились… На трудных участках мы брали Алексея за руки и везли его. А он укреплял наши силы духовно, и это не преувеличение, не думайте. Глядя на него, мы понимали, что если он это делает, то нам просто стыдно не пройти весь путь.

Несмотря на тяжёлую дорогу и отсутствие удобств, я взял себе за правило каждое утро обливаться холодной водой, хотя ночью термометр показывал плюс шесть, бриться, используя для этого зеркальные двери автобуса, доставившего нашу группу в Кировскую область, и мыть вечером обувь, которая к концу дня покрывалась толстым слоем грязи. Скоро все немногочисленные мужчины последовали моему примеру.

Как-то одна из паломниц поинтересовалась: зачем я бреюсь и драю кроссовки? Перед дамами неловко? Я ответил, что возраст позволяет мне неряшливо выглядеть перед женщинами. Но не перед Господом.

– Думаешь, Богу не всё равно, опрятный ты или грязный? – усмехнулась паломница.
– Уверен, что Ему всё равно. Мне – нет.
– Да Он тебя и не разглядит в этой толпе.
– А вот это спорный вопрос. Мне иногда кажется, что на этом пути мы остаёмся с Господом один на один.

Кстати, потом примерно то же я услышал от одной из паломниц.

– Знаешь, это странное чувство. Вокруг тысячи людей, и сначала ты – одна из них. Идёшь, молишься, жалуешься соседям на трудный путь, занимаешь место в очереди за супом, гречневой кашей и чаем, в общем, со всеми взаимодействуешь. И вдруг раз – как отрезало! Ты понимаешь, что остался один на один с Господом, с Николаем Чудотворцем. И нет недомоганий, нет голода и жажды, нет дождя и холода, нет прошлой жизни, работы, бытовых неурядиц, материальных проблем. Есть только густой лес, ты, твоя молитва и Бог.

Так, может, поэтому они и идут? Может быть, в каждом, кто прошёл Великорецкий крестный ход, рождается ощущение, что он вдруг оказывается один на один с Господом? И паломники возвращаются снова и снова на эту дорогу, чтобы воскресить волшебное чувство. Потому и множится с каждым годом количество тех, кто отправляется по вятской земле на трудную прогулку с иконой Николая Чудотворца. А почему ещё?

Сергей БЕЛИКОВ,
г. Красный Сулин, Ростовская область
Фото автора

Опубликовано в №32, август 2017 года