СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля Вы что, на базаре находитесь?
Вы что, на базаре находитесь?
29.08.2017 15:54
Я просила Бога сжечь эту церковь

Вы что, на базаре находитесь?Здравствуйте! Хочу рассказать, как я первый раз пришла в церковь.

В 1993 году приехала погостить в родной город к взрослому сыну и моему отцу, его дедушке, с которым сын жил после армии. Отец мой был настоящим коммунистом, свято верившим в идеалы, ярым атеистом. А моя семейная жизнь в другом городе как-то не внушала уверенности, и время показало, что не зря. И так мне захотелось успокоиться сердцем, обратиться к высшему разуму, что решила сходить в старинную намоленную церковь, в то время единственную в нашем областном центре.

Спросила у отца, крещёная ли я. Он только ухмыльнулся:
– В церковь собралась? Ну-ну!

Пришла, купила свечи, помолилась как могла. И стала обходить зал, как в музее. Читала молитвы, что прилагаются к каждому лику. Позади меня женщина и двое мужчин в церковном облачении считали то ли доход, то ли прибыль, как я поняла из доносившихся фраз. А это никак не прибавляло мне благоговения. Вышла из церкви с чувством досады.

А у входа на маленьком надгробии стоял старинный витой чугунный крест. Надписи не было. Мимо меня проходили два человека из той «бухгалтерской» троицы. Я спросила:
– Скажите, пожалуйста, этот крест, вероятно, поставлен в память о ком-то из жён декабристов? (Они отбывали каторгу у нас, в Чите и Забайкалье.)

И тут в ответ услышала трёхэтажный мат в адрес декабристок. Просто дар речи потеряла. Потом крикнула им:
– Да вы где находитесь, на базаре, что ли? Разве Божьи слуги могут так выражаться в Его храме?

Было так неприятно, как будто на меня ушат помоев выплеснули. И моё благостное настроение окончательно улетучилось.

Прихожу домой в слезах. Отец с издёвкой спрашивает:
– Ну как, сходила?

Уже потом он рассказал, как однажды сопровождал маму в этот храм. Сам, конечно, заходить не стал, стоял на другой стороне улицы. Она вышла из ворот. Было воскресенье, нищие просили милостыню. Только мама начала раздавать приготовленные копеечки, как из храма вылетела женщина в церковном одеянии, выхватила у одной из просивших сумку и стала колотить ею по головам всех нищих. Хорошо, что мать она не тронула, а то отец бы этой бабе шею свернул. Больше мама в церковь не ходила.

И я не ходила аж до 2007 года. Тогда умирала моя сестра, и нас обеих крестил приглашённый на дом батюшка. Кстати, тот чугунный крест возле церкви убрали.

В Чите уже построили новый большой храм, открыли множество церквей и часовен, на мой взгляд, совершенно не нужных – такое чувство, что просто деньги отмывали. Лучше бы нормальное жильё для людей построили вместо развалюх, в которых ни жить, ни помереть. И люди поминали бы застройщиков добрым словом. А авторов этих помпезных храмов никто не знает. Не видела, чтобы кто-то зашёл туда помолиться, только в праздники.

Сейчас вспоминаю тот давний случай в церкви, и мне просто смешно. А тогда была оскорблена в лучших чувствах, так что даже мысленно просила Бога сжечь дом, в котором дозволяется такое богохульство.

Из письма Натальи Юрьевны Русиновой,
г. Чита
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №34, август 2017 года