Как долго я тебя ждала
22.09.2017 00:00
Обычно играю роль несчастного влюблённого

Как долгоОднажды моя карьера в очередной раз сделала резкий вираж. Мне предстояло уехать из города на неопределённый срок. Условия предлагались самые заманчивые, и я согласился.

Незадолго до отъезда мы с лучшим другом Альбертом пошли поиграть в бильярд. Играем плохо, но удовольствия получаем массу. С другом пришла высокая худая девушка.

– Ты не против, – спросил он, – если Аня пойдёт с нами поиграть?

Я пожал плечами – с чего мне быть против? Вошли, разделись, смотрю – у Ани лицо какое-то знакомое. И вдруг она мне говорит с еле заметным южным акцентом:
– Миша, неужели не помнишь? У Мамонтовых на кухне чай пили три года назад.

Неудобно вышло, но я её не узнал. Сделал вид, что припоминаю. Начали играть, выпили пива. Аня, Ануш, оказалась армянкой. После давнего землетрясения вместе с братьями переехала в Москву. Женщина молодая, но серьёзная: экономист, главбух. Аня всё время улыбалась и обыгрывала на бильярде нас обоих. От неё пахло чем-то пряно-восточным, и это очень привлекало. Слово за слово, партия за партией, вечер подошёл к концу. Мы вышли из бильярдной, и оказалось, что нам с Аней по пути.

Поднялись ко мне. Ну, что обычно предлагают в таких случаях? Выпить чаю, посмотреть фотографии. Аня удивилась, что я живу на чемоданах. Пришлось признаться – до отъезда считаные дни, и вещи уже уложены. Аня вдруг заплакала. Призналась, что любит меня уже три года, с нашей первой встречи. Я был просто ошеломлён. Ведь обычно несчастный влюблённый – это моя роль. Она призналась, что узнала о моём предстоящем отъезде и упросила Альберта подстроить нашу встречу.

С тех пор мы с Аней не расставались ни днём, ни ночью. Рассказываю об этом и думаю: насколько же рассказ о счастливой любви преснее и скучнее, чем исповедь несчастного страдальца. Ничего, потерпите, всё будет.

Несколько дней спустя я со всем своим скарбом погрузился в купе. Меня провожала толпа друзей, они пели под гитару, смеялись. Аня стояла поодаль – она ещё почти ни с кем не была знакома. Вдруг объявили отправление. Я подбежал к Ане:
– Мы обязательно будем вместе. Я обещаю!

Пряный запах её духов, казалось, тянулся за поездом густым шлейфом.

Карьера моя на новом месте складывалась великолепно, но сердце было в Москве, с Аней. Сказано: с любимыми не расставайтесь. Мы расставаться и не собирались, все выходные проводили вместе. То я приезжал в Москву, то она ко мне. Я запомнил это время как удивительно солнечную и ветреную весну. На работе летал как вихрь. Все вокруг завидовали моему счастью, когда я как угорелый нёсся на вокзал, чтобы успеть купить билет на отходящий поезд. И цветы. Цветов было много.
Вот мой первый приезд на свидание в Москву. Восемь утра. Поезд медленно подползает к перрону. Я, как всегда, проспал, немыт, нечёсан, меня явно никто не встретит. Сейчас выпью кофе в баре и через пару часов позвоню Ане. Смотрю в окно. А там, как в песне, целое море цветов! Море тюльпанов и сияющее Анино лицо. Счастливее утра не было в моей жизни.

Мы проводили уик-энд как в раю. А каждое расставание было ужасным. Мы плакали и клялись, что увидимся через пять дней. Иногда мне удавалось «приворовать» на работе день, и тогда расставание длилось чуть меньше. Все вечера во время вынужденной разлуки мы проводили с телефонами в руках. Были удивительно несчастны и в то же время необыкновенно счастливы.

Это странное состояние продолжалось более полугода. А потом начались всевозможные передряги. Сначала на работе случился аврал, и я не смог на выходные вырваться в Москву. Через неделю что-то похожее произошло и у неё. Мы стали созваниваться через день. Я всё ещё очень любил её, Анин голос в трубке был таким же родным, но нам постоянно что-то мешало.

А потом приключилась грустная история: внезапная дурацкая страсть заставила меня забыть, кто я такой, где нахожусь и что со мной было раньше.

В это время моё общение с окружающим миром, включая Аню, сошло на нет. Когда же я, жалкий и ободранный, всё же выбрался из воронки ушедшей страсти, то пошёл на вокзал и купил билет в Москву.

Рано утром я приехал к Ане и всё ей рассказал. Она заварила чай.

– Бедный ты мой! – Аня обняла меня за плечи. – Я так долго тебя ждала.

Мы молча сидели на кухне, и в нашем объятии не было и намёка на былую любовь.

– Ануш, кто там? Солнышко, свари кофе! – раздался вдруг из прихожей мужской голос.

Аня испугалась:
– Петя вернулся со смены!.. Миша, когда ты исчез, я однажды пригласила всех своих друзей в гости. Потом они ушли, а один неожиданно вернулся и сказал, что давно любит меня. Делай, мол, что хочешь, а я не уйду. Я ему говорила про тебя, но он был настойчив, плакал, предлагал даже без секса обходиться. Он долго меня добивался, а я всё ждала тебя. Долго ждала. А теперь он живёт здесь. Он хочет ребёнка…

Её новый, потирая руки, вошёл к нам и, познакомившись, как ни в чём не бывало стал жарить яичницу. Рассказал, как они съездили в Африку, и продемонстрировал фотографии, где они с Аней обнимали жирафа. Петины коротенькие ручки и ножки мелькали в воздухе, брюшко колыхалось в такт музыке, а маленькие глазки светились любовью. Он был абсолютно счастлив.

Африка! Мы с Аней так мечтали туда попасть. Обнявшись, они пошли в комнату, чтобы выбрать для меня африканский сувенир, а я встал и тихо вышел из квартиры.

Михаил ГРУШЕВСКИЙ
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №37, сентябрь 2017 года