Бабушка согласна на всё
26.01.2020 15:50
А щеночка-то вы забыли!

Бабушка согласна на всёУважаемая редакция и читатели, ранее я познакомила вас с нашим зловредным котярой Кузей. Но кроме него у нас были и есть другие питомцы. Лет двадцать назад семейство одаряла своей любовью овчарка Дюна. А сейчас с нами живёт жизнерадостная Ирма, любящая и окружающий мир, и несовершенное человечество.

Как времечко-то бежит! Младший сообщил, что его сын, то есть мой внук, донимает просьбой приобрести собачку. А, кажется, чуть ли не позавчера такое же желание зудело у него самого. Только был он тогда не папой шестилетнего парня, а десятилетним сорванцом, который убеждал родителей, что ему для счастья просто необходима собака и что он сам будет за ней ухаживать, гулять, кормить и поить.

Тогда мы, поддавшись на уговоры, сходили на рынок и приобрели нового члена семьи – совершенно чёрную овчарку. Выбрали не мы её, а она нас. Дважды обошли весь рынок, разглядывая предлагаемых щенков. Нам нравились все. А вот мы, наверное, внушали доверие не каждому потенциальному питомцу. Кто-то из них спал, кто-то занимался своими делами и не обращал на нас внимания. Зато эта собака, едва увидев нас, подползла с повизгиванием и попыталась лизнуть наши руки.

Затем пару дней придумывали ей имя. Назвали лаконично и просто, по первым буквам наших имён – Дюна.

И вот теперь мои мужики – муж, два сына и внук – энергично обсуждали тему возможного приобретения собаки. От воспоминаний меня оторвал внук:
– Баб, ну что, ты согласна?

Можно подумать, от моего согласия зависит их решение! Дети взрослые и живут от нас отдельно. Согласие моё является чисто формальным. Но тем не менее оказанное уважение мне польстило. Поэтому я жизнерадостно заявила:
– А когда баба была против? Да хоть крокодила заводите, я соглашусь.

И вот наступил день покупки собаки. Вскоре я поняла, как опрометчиво поступила, согласившись с мужчинами.

Но сначала вручила детям обувную коробку для маленького щеночка и осталась ждать результата. Они отправились к заводчику.

Услышав возбуждённые громкие голоса на площадке, кинулась к замку. И в открытую дверь на меня бросилась большая огненно-рыжая немецкая овчарка с чёрными отметинами. Перед её напором я отступила в сторону, и она резво промчалась по всем комнатам. В спальне её внимание привлёк зеркальный шкаф. Она резко тормознула перед ним и оглушительным басом начала облаивать своё отражение.

И тут у меня возникло тоскливое предчувствие, что эта нахальная псина и есть то самое сокровище, о котором мечтал внук. Но ещё надеялась на лучшее, то есть на то, что щеночек лежит в коробке, а эта зверюга – всего лишь его мама, пришедшая в гости для ознакомления с условиями жизни её ребёнка.
– А где щеночек-то?

Увы, в ответ я услышала, что это жизнерадостное существо, носящееся из комнаты в комнату с громогласным лаем, и есть щеночек. Щеночку уже пять месяцев. Все остальные на рынке были маленькие, но внуку понравилась именно эта собака. Видимо, у нас с ним разные вкусы. Что-то у меня любви с первого взгляда не возникло.

Я опасалась: а вдруг у этой собаки есть какие-нибудь недостатки, заметные не сразу, – иначе как объяснить, что она осталась невостребованной чуть ли не до собачьего совершеннолетия? Но мне предъявили её метрику и свидетельство о породистом происхождении. Да лучше бы я этих бумажек не видела! В её родословной четырнадцать поколений предков. В моём собственном свидетельстве о рождении указаны только родители. У неё все предки – сплошь именитые и заслуженные собачьи аристократы, жившие в Германии. У меня же есть сведения лишь о бабушках и дедушках, которые всю жизнь ходили за сохой. Поневоле начнёшь комплексовать перед ней из-за своего рабоче-крестьянского происхождения.

Стараясь не показывать, что сконфужена, с ироний спросила:
– Ну, и как обращаться к ней – ваше благородие? Кличку-то ей какую дадим?

Оказывается, всё у этой собаки наперекосяк. Ничего придумывать не надо. У неё уже есть имя, вписанное в официальные документы. Какое-то длинное, состоящее из трёх слов. Представив, что придётся обращаться к ней, проговаривая всё это полностью, я решила – буду называть её просто «собака». Даже легче стало при этой мысли. Вроде как и сократилась дистанция между нашими родословными. Но дети сказали, что можно немного переделать её фамилию, имя и отчество. И получилась Ирма.

Погостив и пообщавшись, дети собрались домой. Распрощавшись, я махала рукой им вслед. И вдруг заметила, что рядом со мной прощается с ними их щеночек.
Схватив его в охапку – до чего же тяжёлая оказалась псинка! – я кинулась за ними с воплем:
– А щеночка, щеночка-то вы забыли!

Сын с недоумением меня спросил:
– Ты что, мама, передумала? Ты же согласилась на приобретение собаки.

Ничего не понимаю. Я-то ведь считала, что это они возьмут собаку, у них она будет жить, и они станут за ней ухаживать. Или я что-то пропустила? Ситуацию разъяснил внук:
– Баба, у нас ей жить нельзя! У нас паркет. И если она написает, то лужа попадёт под него, останется плохой запах. А у вас линолеум. И дед согласился с ней гулять. Вы на пенсии, у вас время есть для собаки. А нам некогда, мы учимся и работаем.
– Но это же ваша собака!
– А мы будем приходить к ней в гости. И потом, когда мы тебе рассказывали, что она будет жить у вас и спросили твоего согласия, ты сказала, что можно хоть крокодила завести. Но мы крокодила не хотим, а хотим собаку.

Так вот, оказывается, что я пропустила, когда была в отключке с ностальгией по Дюнке! А ведь было, было где-то в глубине сознания подозрение, что не просто так они советуются со мной насчёт собаки. Обычно свои семейные проблемы дети решают самостоятельно. К нам обращаются, только если нужно помочь присмотреть за внуками. Но я в тот раз на это смутное предчувствие не обратила внимания: уж больно была польщена, что взрослые сыновья советуются с мамой. Вот и получила за своё самомнение.

Утром я проснулась от непонятного дискомфорта. Было ощущение, что кто-то наблюдает за мной. Открываю глаза и вижу, что мой дискомфорт сидит возле кровати, ушки на макушке, и, по всей видимости, считает, что хозяйке пора бы уже проснуться, чтобы оказать внимание своей собачке. Увидев, что я открыла глаза, псина с радостным визгом кинулась ко мне на кровать, как я понимаю, с сообщением, что доброе утро наступило.

– Брысь! – это я ей. Пусть не рассчитывает, что я по её взгляду буду нестись, полураздетая и невыспавшаяся, с ней на прогулку.
– Солдат, подъём! Собака желает гулять, – это я уже мужу. Всё по-честному. Захотел собачку, принимал участие в заговоре – ну и получай удовольствие от прогулки с ней в час самого сладкого утреннего сна.

Мысль о том, что кто-то, а не я, сейчас потащится выгуливать собаку, бальзамом пролилась на душу. Хихикая про себя, я слушала недовольное сопение собиравшегося мужа. Понимаю, что злорадство по отношению к ближнему не есть хорошо, но почему-то настроение от этого улучшается. Сам виноват. Натянула на голову одеяло и приготовилась с наслаждением досыпать.

У-у-у, какой вой! А какая нецензурища! От неожиданности я подскочила и тут же убедилась, что собачка не стала ждать возможности справить свои естественные надобности на улице. Или вообще к этому не приучена. Я развернулась к мужу – сказать, что обо всём этом думаю…

Цирк. Муж балансировал на одной ноге, а другой пытался дотянуться до сухого места, и выдавал те слова, которые я пыталась выудить из своей памяти. Надо же. Прожить с человеком всю сознательную жизнь и не знать, какой у него богатый словарный запас. Я даже озадачилась вопросом: а чего же я ещё могу не ведать о своей второй половине?

Проблема с собакой объяснилась просто. Вчера наперебой все старались её угостить, она не отказывалась. Холодильник опустел за один вечер. Вот и результат.

И где же ты, мой сладкий сон, где же ты, моё хорошее настроение? Мои подвывания и причитания, что у всех дети как дети, мужья как мужья, внуки как внуки, и только мои притащили своей мамочке такой подарок, незаметно сложились в некое подобие рэпа. И, видимо, неплохого, потому что её благородие Ирма смотрела на меня с восхищением.

Но это уж дудки! Подхалимажем меня не купишь. Буду держать тебя в строгости. Стало очевидно, что, если мы не хотим таких приключений в будущем, собаку надо срочно обучать и воспитывать. Чем муж незамедлительно и занялся. Но это уже отдельная история.

Из письма Надежды Кузнецовой,
г. Нижний Тагил, Свердловская область
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №3, январь 2020 года