Срочно устранить конкурента
28.02.2012 00:00
Вместо армейской службы он занялся коммерцией

Срочно устранить конкурентаВ то летнее утро в советской военной комендатуре Лейпцига зазвонил красный телефон прямой связи с немецкой народной полицией. Выяснилось, что один наш солдат на окраине города торгует мукой! На место происшествия выехал сам комендант.



Из кабины сиротливо приткнувшегося на обочине армейского грузовика, до самого верха гружённого мешками с мукой, при нашем появлении выпрыгнул маленький веснушчатый солдатик в полинялой форме.

– Рядовой Архипкин! – доложил он.
– Ну, товарищ боец, объяснитесь, пожалуйста, как вы до такой жизни дошли, что вместо армейской службы коммерцией занялись? – пошёл с ходу в атаку комендант.
Немного смутившись перед большим начальником и оттого сбиваясь, Иван поведал свою историю. Колонна машин возвращалась с очередного марша. На одном из пригорков его грузовик вдруг пару раз чихнул и заглох. Все попытки исправить поломку в полевых условиях результатов не дали. Тягача или иной тяжёлой машины, чтобы буксировать гружёную машину, не было.

– Жди здесь и никуда не отлучайся, мы за тобой техпомощь пришлём! – распорядился тогда один прапорщик, а сам повёл колонну дальше.
Но по каким-то причинам обещанная помощь не пришла ни на другой день, ни в последующие.

А у Ивана давно закончился запас продуктов, ещё раньше – карманные деньги. Вокруг – чужая страна, чужой язык, всё незнакомое. На четвёртый день возле его машины неожиданно объявились немецкие мальчишки лет 10–12. Они пробовали заговорить с Иваном, но тот их не понимал. А хотел есть, хотел домой… Как им это объяснить?

Неожиданно старший из мальчишек, показывая пальцем на Иванов значок ГТО, что-то спросил. Солдат его понял. Протянул значок и сказал слово, которое вдруг вспомнил со школы:
– Брот!

Ребята переглянулись и куда-то исчезли. Через некоторое время появились снова и передали солдату бумажный пакет, в котором был кусок фруктового пирога. Иван с жадностью съел пирог на глазах у изумлённых детей. Потом решил, что их как-то надо отблагодарить. Полез в кузов, набрал в пакет муки и, протянув старшему, сказал:
– Муттер!
Его поняли.

А утром в кабину машины постучала пожилая немка и протянула Ивану деньги, целых 20 марок. Это было даже несколько больше месячного солдатского оклада.

Так у Ивана начали устанавливаться товарно-денежные отношения с местным населением. Вскоре появились продукты, обувь, сладости. Незнание немецких падежей, артиклей и других премудростей грамматики ему уже не мешало. Он больше не смущался, что чего-то не знает, а объяснялся жестами и отдельными словами, как мог.

Так прошло более двух недель, а за солдатом никто не приезжал. Как там могли не хватиться бойца и машины – непонятно. И неизвестно, как долго всё это продолжалось бы, но тут снова помог случай.

Хозяин частной немецкой мини-пекарни на соседней улице вдруг заметил, что с некоторых пор спрос на его продукцию резко упал. До него дошли и слухи о солдате, отпускающем муку по демпинговым ценам. Прагматичные немцы быстро оценили это новшество и нашли его очень даже удобным: во-первых, «лавка на колёсах» была рядом, цены в ней были договорные, а во-вторых, работала почти круглосуточно и без выходных. Немецкий пекарь решил срочно устранить конкурента и позвонил в полицию.

И вот Иван стоял перед нами, щупленький, маленький, и ждал разноса от большого начальства за торговлю казённым имуществом и вообще покушение на всё самое святое.

Но реакция коменданта была неожиданной:
– Молодец, солдат, не растерялся! Сам не пропал и технику сохранил! А с твоими командирами я разберусь. Своей власти не хватит – так до главкома дойду. А сейчас садись в нашу машину, поедем домой!

По дороге в комендатуру наш испереживавшийся солдатик крепко, по-детски, спал.

Юрий КУХЛИВСКИЙ,
г. Калининград