СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Богема Ирина Лачина: Мне нравится быть мамой
Ирина Лачина: Мне нравится быть мамой
11.12.2017 17:34
ЛачинаВ дружном семействе «Ворониных» на канале СТС пополнение – зрители познакомились с сестрой Веры Ворониной, Анной, которую играет Ирина Лачина. Актриса признаётся, что в её реальной жизни тоже нет никого важнее близких людей – мамы, мужа и дочери.

– Ирина, как вы оказались в семье Ворониных?
– Мне просто позвонили и предложили роль, а через два дня я была на съёмочной площадке. Из-за внешности мне в основном предлагают романтичных героинь. А в «Ворониных» характерная роль, от которой я получаю колоссальное удовольствие.

– Вы были знакомы с кем-либо из команды?
– Много лет назад режиссёр «Ворониных» Александр Жигалкин учился со мной в одном институте, на курс старше. В Щукинском училище так заведено: студенты, переходящие на второй курс, помогают педагогам набирать абитуриентов. Саша был одним из тех, кто помогал, когда я поступала. Прошло много лет, мы все выросли, и вот сегодня я у Саши снимаюсь. Он потрясающий человек, прекрасный режиссёр. Я очень ценю гармоничное сочетание его человеческих и профессиональных качеств.

– А с Екатериной Волковой раньше встречались?
– С Катей мы прошли, кажется, через все возможные родственные связи. (Улыбается.) Во-первых, мы вместе заняты в двух спектаклях. В одном из них, «Не всё коту масленица» по Островскому, я играю маму Катиной героини – купчиху Круглову. В другом спектакле, современной пьесе «Мужчина моей мечты», мы подруги. И вот теперь, в «Ворониных», стали сёст­рами. Катя шутит, что для полного комплекта ей осталось сыграть мою маму. (Улыбается.)

– Любопытно, зачем вы, будучи востребованной в профессии, в 2014 году получили диплом режиссёра?
– Режиссёрский факультет окончила не я, а моя дочь. Думаю, в какой-то момент журналисты нас с ней перепутали, и ошибка «ушла в народ». Вообще, в интернете очень много неправды. Не далее как в этом году мне наконец удалось изменить месяц маминого рождения – почему-то в «Википедии» вместо мая значился март. (Мать Ирины – заслуженная артистка России Светлана Тома. – Ред.) Ориентируясь на информацию в интернете, маму регулярно поздравляли с днём рождения на два месяца раньше. Так что не верьте интернету. (Улыбается.)

– Журналисты неоднократно пытались развести вас с мужем – писали, что вы расстались…
– Да, было дело. Поначалу Олег смеялся: «Ну что, ты теперь у нас свободная женщина, не­веста на выданье?» Но в какой-то момент это перешло все границы, и Олег с боем доказал «Википедии», что мы всё-таки женаты.

alt

– А про дочь СМИ не врут – Маша действительно оканчивает актёрский факультет ВГИКа, курс Всеволода Шиловского? Зачем, если у неё есть диплом режиссёра?
– Мотивация поступления на актёрский факультет была такая: чтобы правильно работать с актёром, нужно понимать его профессию изнутри, знать её нюансы и тонкости. Именно из этих соображений Маша поступила на актёрский факультет. С другой стороны, если бы у Маши не было способностей, никто бы её на курс не зачислил.

– Кстати, именно в картине Всеволода Николаевича «Блуждающие звёзды» состоялся ваш актёрский дебют.
– Да, благодаря ему я поверила в себя и поняла, что имею право заниматься этой профессией. Всеволод Николаевич стал моим учителем и проводником, моим сталкером в фантасти­ческом и опасном актёрском мире. Теперь он учит мою дочь.

– Маша похожа на вас внешне?
– Мы абсолютно разные: Маша – голубоглазая блондинка, копия моего мужа. У тех, кто впервые видит нас вместе и узнаёт, что мы мама и дочь, эта наша непохожесть вызывает оторопь. (Улыбается.) Скорее мы смотримся как подруги, хотя лично я никогда к этому не стремилась – так распорядилась природа.

Ирина Лачина– Отношения у вас тоже скорее дружеские?
– Как раз наоборот: я с самого первого Машиного вздоха ощущала себя именно мамой, мне нравилось это чувство. Но всегда относилась к Маше как к самостоятельному здравомыслящему человеку, личности, даже когда дочь была совсем малышкой. Она, безусловно, часть меня в духовном плане, однако в плане жизненного пути – отдельный человек, у неё своя дорога, и я всегда понимала, что однажды мне придётся ее отпустить.

– Уже отпустили?
– Да, и давно. Сейчас мы общаемся абсолютно на равных.

– Как вы отнеслись к тому, что Маша решила выучиться на режиссёра, а потом – на актрису?
– Я её благословила. У каждого свой путь, свой опыт. Если спросят твоё мнение, ты можешь его высказать, если попросят совета – дать его. Но ты не имеешь права настаивать на том, чтобы твой совет обязательно приняли к исполнению. Я придерживаюсь такой позиции и именно так выстраивала отношения с дочерью. С ранних лет учила её делать выбор и нести за него ответственность. Получилось – молодец, не получилось – прими это, сделай вывод и иди дальше, учитывая полученный опыт.

– Вы и сами живёте по этой схеме?
– Разумеется. Никогда не перекладываю ответственность на других, не ищу виноватых, все сложные вопросы адресую исключительно себе. А ещё я убеждена, что с некоторыми качест­вами человек рождается, изначально таким приходит в этот мир. Конечно, социум и семья вносят определённые коррективы. Но всё равно зерно характера, по моему мнению, заложено с рождения.

– В ваших ответах характер очень чувствуется.
– Я по своей природе борец – никогда не сдаюсь, не позволяю себе раскисать. Да, можно себя пожалеть – но недолго. Поплакав, нужно обязательно взять себя в руки, подняться и идти вперёд.

– Вы всегда были достаточно жёсткой, или это пришло со временем?
– Я всегда такой была. Думаю, это от природы – я никогда не была кисейной барышней. Некий внутренний стержень во мне всегда ощущался.

– Неужели вы никогда себя не жалели, даже в детстве, когда разбивали коленку?
– И жалела, и плакала… Потом вставала, делала выводы и шла дальше. В каких-то основополагающих вещах я мало изменилась с тех пор.

– Говорят, что мы приходим на землю не один раз. Вы в это верите?
– Иногда мне кажется, что в этом есть доля истины. Наблюдая за людьми, я порой вижу взрослые души в детях и совершенно юные – у взрослых людей. Вот я, например, родилась с очень взрослым мироощущением. Сколько себя помню, всегда серьёзно и философски относилась ко всему происходящему.

alt

– А взрослые как вас воспринимали?
– В актёрской среде, где я росла, меня воспринимали как равную, несмотря на юный возраст. Мои размышления о предназначении и смысле жизни там никого не удивляли. С Машей история повторилась. Когда дочь ездила со мной на гастроли, её рассуждения всегда вызывали у взрослых желание диалога и приводили к очень интересным беседам, что меня как маму сильно радовало. У неё тоже слишком взрослая душа. Маша словно часть моей души, которая однажды обрела материальную форму. Она моё отражение, хоть и совершенно самостоятельная личность. Мы как части единого целого. Так же как и с моим мужем.

– У него тоже взрослая душа?
– Да. Иначе мы не смогли бы столько лет прожить вместе. Никто не идеален, и, безусловно, у нас тоже были сложные моменты, и всё же Олег – абсолютно мой человек.

– Как и когда вы это поняли?
– Я никогда отношения не воспринимала собственнически. Любовь – живой организм: она рождается, живёт и однажды умирает, к этому тоже нужно быть готовым. Когда мы с Олегом начали встречаться, были совсем молодыми людьми. И я поняла, что у меня к самой себе есть вопросы…

– Какие это были воп­росы?
– Спросила себя: «Готова ли я к тому, что эти отношения могут в какой-то момент умереть?» И ответила: «Да». «Мне сейчас с этим человеком хорошо?» – «Да». «Я его люблю?» – «Да». «Я знаю, сколько мы будем вместе?» – «Нет». Проговорив это, я сказала себе, что нужно научиться радоваться каждому дню, проведённому вместе, научиться ценить это время и благодарить. Когда я была маленькой, то услышала фразу: «Учитесь благодарить за всё, особенно за неудачи и неприятности». Помню, что сильно удивилась: как можно благодарить за плохое, которое приносит боль? А с течением жизни поняла – благодарить можно за опыт, приобретая который, мы становимся мудрее.

– Вы по натуре миротворец?
– Имя Ирина означает «мир». Помните, как учили в советской школе? Мир во всём мире. Так вот, для меня это не пус­тые слова. В детстве одной из моих самых любимых сказок был «Цветик-семицветик», потому что там можно было загадать целых семь желаний! Я фантазировала, что однажды он вырастет где-нибудь под окном и первым желанием, которое я загадаю, станет мир во всём мире. Серьёзно.

– А сейчас что загадали бы?
– То же самое.

Ирина Лачина– А что ещё? Лепестков-то семь.
– Я бы загадала, чтобы люди перестали уничтожать землю, чтобы у них было сострадание и милосердие друг к другу и к братьям нашим меньшим.

– А вы оптимистка.
– Наоборот, пессимистка! Я так устроена – всегда вижу худший вариант развития событий. Зато к плохому уже мысленно готова, а хорошее воспринимаю как подарок судьбы. (Улыбается.)

– Подарками судьбы можно назвать многочисленных животных, которых вы подобрали на улице. С чего всё началось?
– Животные рядом со мной всегда. Когда была маленькой, жила с бабушкой и дедушкой в частном доме. У нас были коты и кошки, собака, канарейки, потому что дедушке очень нравилось, как они поют, волнистые попугайчики, хомяки… Я считаю это правильным, ведь ребёнок не может гармонично формироваться, не заботясь о тех, кто слабее него. Без чувства сострадания и милосердия нет человеческой души.

– Кто живёт у вас сейчас?
– У нас обитают три черепахи, которые, судя по всему, перейдут по наследству моим внукам, так как живут лет по триста. Черепахи были куплены пятнад­цать лет назад крошечными, размером со спичечный коробок, а сейчас это три огромные лоханки. У нас есть несколько котов и кошек, которые искренне полагают, что настоящие хозяева в доме они, а мы – обслуживающий персонал, и это, в общем, недалеко от истины. Как однажды сказал сын моей подруги: «Ира, я хочу быть твоим котом!» Ещё бы, ведь у них полный соцпакет: еда, медицинское обслуживание и так далее. А два года назад у нас появилась собака. Я привезла её щенком с гастролей в Кисловодске.

– Из Кисловодска в Москву? Далековато!
– Получилось так: я гуляла по городу и увидела щенка, без сил валявшегося в центральном парке со сломанной лапой. Не могла оставить его там, понимая, что он просто не выживет.

– Что на это сказал ваш муж?
– Я позвонила ему: «Дорогой, у нас собака». «Маленькая или большая?» – спросил он. «Пока маленькая, какой вырастет – не знаю», – ответила я. За час до выезда в аэропорт я каким-то чудом нашла ветеринара, купила клетку, всё оформила. Затем, уже в Москве, щенок перенёс сложную операцию – ему в лапу вставили штифт.

– И какой получилась собака – большой или маленькой?
– Щенок вырос в большого избалованного пса, который воспитан котами и поэтому считает себя котом – любит сидеть на подоконнике и спинке дивана. Спит практически у нас на голове, вместе с котами. А в этом году у нас появился ещё один подобранец – щенок, которого назвали Севой. Михрютка вначале ревновал, а потом понял, что любить его меньше не стали, а плюсов с появлением малыша прибавилось – прогулок и вкусняшек в два раза больше. А у кошек опять появился новый воспитанник. (Смеётся.)

– Представляю, как тепло и душевно у вас дома – с такой-то компанией.
– Когда я возвращаюсь с гаст­ролей, они меня всей толпой встречают, каждого нужно приласкать и поприветствовать, чтобы никому не было обидно. Они приносят столько радости и любви, столько нежности и искренних чувств… Я не знаю, скольким людям я помогла и скрасила жизнь как актриса. Но, глядя на своих животных, понимаю: вот этим я помогла совершенно точно. А они помогают мне чувствовать своё живое сердце и душу в очень непрос­том сегодняшнем мире.

– Повезло, что родные вас поддерживают.
– Без их помощи и поддержки всё обстояло бы значительно сложнее. В их глазах я вижу смысл своего прихода в этот мир и понимаю, что живу не зря.

– Подобрав на улице очередного бедолагу, вы не пытались пристроить его в добрые руки?
– Если бы эти животные были хоть кому-нибудь нужны, их бы взяли. Они оказались у нас просто потому, что все прошли мимо. Кто-то, как наш пёс Михрюта, найден на улице. Одного котёнка я подобрала вообще однодневным. Увидела на трассе какую-то меховую тряпочку, остановилась, добежала до него, лавируя между машинами, схватила и только на обочине рассмотрела, что у меня на ладони лежит крохотный слепой котёнок, у которого даже пуповина ещё не отсохла. Как он оказался на трассе – понятия не имею. Его нужно было кормить каждые три часа, он лежал, обложенный грелками, мы с Олегом чувствовали себя молодыми родителями, которые не спят ночами: вставали по очереди, разводили молочную смесь. Котёнок постоянно пищал, поэтому мы назвали его Пиу-Миу. Моя мама ласково зовёт его Пиушка.

– Как она, кстати, относится к вашему импровизированному зоопарку?
– Когда Пиу исполнилось три недели, он переехал к маме, куда перебралась заодно и Маша. Они выкормили котёнка совместными усилиями. Он превратился в этакую зеленоглазую лошадь коровьей расцветки на очень длинных ногах. Мама обожает этого кота. Когда он был маленьким, ему очень нравилось спать у неё на голове, время от времени выпуская коготки. И, вместо того чтобы прогнать его или переложить, мама стала надевать на ночь на голову вязаную шапочку, «чтобы Пиушке было хорошо». Потом Пиушка подрос и выпускать когти перестал, но спит до сих пор с мамой. В какой-то момент он даже подвинул Машу – теперь они делят сердце бабушки пополам.

alt

– А сердце у неё, судя по всему, нежное и огромное.
– Моя близкая подруга называет маму инопланетянкой. Она действительно невероятно тонкая, трепетная, деликатная. Совершенно не современный человек, потому что сегодня успеха добиваются люди иного склада – умеющие идти по головам. А для мамы это органически неприемлемо.

– Вы с таким теплом говорите о маме, а об отце можете что-нибудь рассказать? Знаю, вы очень рано его потеряли.
– Когда папа погиб, мне было восемь месяцев. Он остался для меня неким образом с фотографий, которых в семье сохранилось совсем не много. На снимках папа выглядит очень красивым, у него голубые глаза и светлые волосы.

– Ваше отчество – Олеговна, и замуж вы вышли за мужчину по имени Олег.
– Да. И он тоже голубоглазый блондин, как и мой отец. И моя дочь тоже Олеговна – как и я. Мы вчетвером – Олег, мама, Маша и я – тесно связаны друг с другом, хотя все очень разные.

– Осталось только дождаться, когда Маша станет мамой и в вашей сплочённой команде появится новый член семьи.
– Я так этого жду! Дай бог, чтобы Маша встретила своего человека и сумела сохранить эти отношения на долгие годы.

Расспрашивала
Алиса МАКАРОВА
Фото: из личного архива

Опубликовано в №49, декабрь 2017 года