СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Богема Екатерина Гусева: Покажите, кого мне придётся любить!
Екатерина Гусева: Покажите, кого мне придётся любить!
01.04.2019 16:14
ГусеваЗвезда Екатерины Гусевой зажглась в 2002 году, после съёмок в популярнейшем телесериале «Бригада» и дебютной роли в прогремевшем на всю страну мюзикле «Норд-Ост». Ей всего 42, а у неё уже 65 ролей в кино, главные роли в самых громких мюзиклах и спектаклях Театра Моссовета, а с недавних пор она ещё и ведущая программы «Романтика романса» на телеканале «Культура». При этом она счастливая мама двоих детей и жена успешного и известного бизнесмена, чья фирма в День Победы оформляет всю Красную площадь от ГУМа до Мавзолея. О том, как она неожиданно стала певицей, в чём видит секрет своего успеха, а также о новых ролях в кино и на театральных подмостках Екатерина Гусева рассказала «Моей Семье».

– Екатерина, вы по образованию актриса драматическая, при этом сейчас уже сложившаяся и признанная певица. Откуда этот певческий дар? Выросли в музыкальной семье, надо полагать?
– Папа занимался в музыкальной школе по классу скрипки. Его инструмент у нас сохранился, он отреставрирован. Так вот с папиной скрипкой я снималась в двух фильмах – в сериале «Бригада», и ещё была комедия «Интимная жизнь Севастьяна Бахова». Бахов – педагог по классу скрипки в консерватории, играл его Илья Рутберг, замечательный актёр. В этом фильме я тоже с папиной скрипкой снималась. А сейчас моя дочь Анна учится играть. Пока – на своей маленькой «половинке» (детская скрипка. – Ред.), а я за ней повторяю на папиной. Интересно и безумно сложно! Но работаю… А что делать? Надо же как-то мотивировать и контролировать дочь. (Смеётся.)

– А кто в вашей семье пел?
– Все! И мама поёт, и сестра, бабушка Лида поёт прекрасно, и бабушка Зина, которой с нами уже нет, обладала высоким голосом. До последнего у неё сохранился чистый высокий звук приятного тембра. Это семейное, природное. И лишь мне эти природные данные пригодились в профессии.

– Ваш сын сейчас студент, но было время, когда вы с ним выступали с концертами, не так ли?
– Лёша занимался в музыкальной школе имени Дунаевского по классу саксофона. Сейчас, правда, к нему не возвращается. Но был период, когда мы с ним вместе выступали, да! Даже на гастроли ездили. Мне хотелось, чтобы он понимал, какой это труд! Насколько это сложно, какая длительная подготовка нужна, прежде чем выйти на сцену. Это опыт преодоления себя. Ответственность огромная. Мне хотелось, чтобы он почувствовал, что не всё так легко даётся. Мы и в кино с ним вместе снимались.

– А дочь Анна поёт? Есть ли у неё артистические наклонности?
– Поё-о-о-т! Я готовила программу для консерватории – «Военные письма» Валерия Гаврилина. И там есть два номера а капелла, со сменой ритма, тональности и гармонии внутри произведения. Витиеватая мелодия, не на что опереться (сложно остаться в нужной тональности. – Ред.), а в конце надо точно выйти на ноту, с которой вступит оркестр, и я должна с ним слиться. Я добивалась этой точности и лёгкости количеством повторений!.. А Аня… Она часто учит за мной материал – и тут она с такой лёгкостью выучила, запомнила и сделала номер, что я была поражена: как такое возможно? Видимо, природные данные, слух, голос и чувство ритма. Она этим владеет, дальше это надо только развивать.

Гусева– Екатерина, посмотрела ваш график на ближайший месяц: несколько спектаклей в родном Театре Моссовета, главная роль в мюзикле «Анна Каренина», ведущая программы на телеканале «Культура», съёмки в кино… И вдруг новость: Екатерина Гусева участвует в новом музыкальном проекте! Что это за проект, уже можете рассказать?
– Это рок-опера «Карамазовы»! Талантливая авторская работа моего друга Александра Рагулина. Саша – актёр театра и кино, сын знаменитого хоккеиста Александра Рагулина, в картине «Легенда №17» он сыграл своего отца. В кино мы с Сашей не снимались, но четыре года вместе играли в мюзикле «Граф Орлов», где Саша был в роли Орлова, а я – Екатерины Второй. Ещё тогда, четыре года назад, Саша дал мне прослушать несколько произведений из будущего музыкального спектакля. Я и представить не могла, что через четыре года он завершит работу над музыкой и поэтическим текстом и сам в качестве режиссёра поставит рок-оперу по роману Достоевского! В «Карамазовых» заняты самые знаменитые артисты российского музыкального театра! Все они – мои друзья, как говорится, братья и сёстры. Обладательница «Золотой маски» за роль Эсмеральды в мюзикле «Собор Парижской Богоматери» Теона Дольникова; Ольга Беляева, с которой мы вместе играли в мюзикле «Звуки музыки», а сейчас попеременно играем Анну Каренину; Сергей Ли (Вронский в «Анне Карениной», мы вместе играли ещё в «Норд-Осте»), Игорь Балалаев (граф Монте-Кристо, граф Орлов, ныне Каренин), Денис Демкив (Лёвин в «Анне Карениной»), Евгений Вальц, который в моём родном Театре Моссовета играет Иисуса Христа в спектакле «Иисус Христос – суперзвезда». Лучшие люди музыкального театра!

– А как вы оказались в этом проекте? И почему он вас так увлёк?
– Я помчалась на премьеру «Карамазовых» ещё и потому, что два года жизни отдала Фёдору Михайловичу Достоевскому, выпуская Настасью Филипповну в спектакле «Идиот» в Театре Моссовета, премьере прошлого сезона. Я в этом материале последнее время плотно существую, впервые столкнувшись с таким автором в профессии. И тут «Карамазовы»… На спектакле, который Саша скромно назвал «концерт-концепт», я открыла для себя композитора, поэта и режиссёра в одном лице – в лице своего коллеги-актёра Александра Рагулина. Не могу передать, какие эмоции испытала… Электрик сказал бы – «меня коротнуло». Две недели ходила наэлектризованная! Оказывается, зная человека довольно хорошо, я и представить не могла, какая в нём высота! Какие горизонты! Второй раз пошла смотреть уже с этим пониманием и отнеслась даже более предвзято. На Фёдора Михайловича шла. И снова сильнейшее впечатление, снова восторг. Талантливо, пронзительно и сильно. Премьера спектакля состоялась в Галерее Глазунова, на мансарде верхнего этажа. Художник Глазунов, как известно, много иллюстрировал книги Достоевского. Конечно, поднимаясь вверх по лестнице, разглядывая портреты героев Фёдора Михайловича, зритель заходит в зал подготовленным. Но, к сожалению, музейные залы не приспособлены для громкой музыки. (Смеётся.) И теперь «Карамазовы» идут в ЦДРИ, в театральном зале.

– Неужели Александр изначально не предлагал вам участвовать в этом проекте?
– Саша предлагал участвовать в спектакле, но я не смогла найти время на его выпуск, на репетиции. У меня патовая занятость. Два театра, кино, телевидение… Но случилась, как говорится, «производственная необходимость» срочного ввода. Теона Дольникова улетает на месяц в Лос-Анджелес, и два спектакля я играю за неё. Сейчас мы активно репетируем, я ввожусь на роль Грушеньки. Счастлива влиться в родной актёрский коллектив и прикоснуться к такому замечательному материалу. Так что жду всех на рок-опере «Карамазовы»!

– Рок-опера пришла к зрителям в нашей стране ещё до мюзиклов, которые наша публика изначально не принимала. Чем объяснить их нынешнюю популярность?
– На развитие мюзикла в нашей стране повлияла оперетта, музыкальные фильмы советского времени и, конечно, западные образцы музыкального театра. Композитор Алексей Рыбников не раз упоминал, как вдохновился рок-оперой Эндрю Ллойд Уэббера «Иисус Христос – суперзвезда». Так родились российские музыкальные спектакли «Юнона и Авось», «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты». Появился отечественный мюзикл «Норд-Ост» Алексея Иващенко и Георгия Васильева, повествующий о судьбах героев романа Каверина «Два капитана». Поставлены мюзиклы «Граф Монте-Кристо», «Граф Орлов», «Анна Каренина» Юлия Кима и Романа Игнатьева. Эти спектакли не комедийного, не развлекательного характера, они основаны на драматическом материале, на русской актёрской школе переживания. На это и откликается сердцем наш зритель.

– Когда вас приглашают участвовать в мюзикле, пробы для вас так же обязательны, как и для менее известных артистов?
– Кастинг в музыкальном театре обязателен. Это каждый раз – номер на груди, каждый раз нужно представиться на камеру, хотя все давно знают, как меня зовут. Но таков путь, и он один для всех.

– Вышел на экраны фильм «Тобол», где у вас очередная роль царской особы, Екатерины Первой, супруги Петра. В кино вы тоже проходите через пробы?
– Не всегда. Мне сразу предложили эту роль в картине «Тобол». Но я обычно добиваюсь проб, они мне нужны, чтобы хоть в глаза партнёру посмотреть до команды «Мотор!». Кого мне любить предстоит, хоть покажите!.. А если режиссёр и партнёры – давние друзья, с которыми много пройдено, то я сразу соглашаюсь.

alt

– «Тобол» снят по роману Алексея Иванова, одного из самых интересных современных писателей. Эту книгу вам удалось прочитать?
– Книгу я начала читать после съёмок, а в работе ограничилась сценарием. Конечно, возникли сложности, это ведь большой, я бы сказала увесистый исторический роман, а сценарий – это лишь выжимки. А в фильме и от сценария не так много осталось, кино ведь – искусство монтажа. Поэтому роман траснформировался сначала из книги в сценарий, потом из сценария в фильм. Но вскоре мы обязательно увидим полную, развёрнутую телевизионную версию фильма.

– А какие новые роли у вас в кино, помимо «Тобола»?
– В апреле в прокат выйдет фильм «Домовой». Это комедия! Стилистически она, может быть, чем-то напомнит зрителю картину «Чародеи» – когда в современном мире происходит чудо. И здесь тоже прослеживается русская тема. Я играю архитектора-дизайнера, которая проектирует зоны отдыха, парки, детские площадки в Москве. Она покупает квартиру в высотке, въезжает в неё с дочкой и котом, и в скором времени обнаруживается, что в квартире живет полтергейст! По-русски говоря, домовой, который намерен вытурить нас из «своего» дома. И понеслось… Сначала война, а потом мир. В фильме много трюков, работы с предметами и прочего. У зрителей будет повод посмеяться от души! Обещаю.

– Ваша жизнь кажется постоянным восхождением к вершинам. Не было на этом пути никаких поражений?
– Видимо, у меня очень развита интуиция, я чувствую, что к некоторым вопросам лучше не прикасаться, надо вовремя отойти в сторону. У меня есть счастливая возможность делать своё дело от души, по любви, а не просто потому, что это профессия, за которую платят зарплату. Наверное, я баловень судьбы – могу жить по сердцу…

alt

– Вы живёте сердцем, потому у вас всё и получается. Когда закончился проект «Норд-Ост», пошли в Театр имени Моссовета. Это была потребность работать в театре, или имеется другая причина?
– В моём ежедневнике стоял знак вопроса. Десятого мая мы сыграли последний спектакль «Норд-Ост», он закрывался. И одиннадцатого мая у меня стоял вопрос – что дальше? Раздался звонок, позвонила Марина Викторовна Карасёва, завтруппой Театра Моссовета, и сказала, что со мной хотят встретиться Павел Осипович Хомский, художественный руководитель театра, и Валентина Панфилова, директор. Это произошло именно одиннадцатого мая. Я пришла, мне предложили роль Флорелы в спектакле «Учитель танцев» в постановке Юрия Ивановича Ерёмина. В роли Учителя танцев – Гедиминас Таранда, звезда балета, руководитель «Имперского русского балета». Вот так всё это произошло. Павел Осипович Хомский принимал у нас экзамен в Щукинском училище, смотрел все наши спектакли. Тогда, правда, никого не взял, потому что труппа была переполнена, но некоторых актёров отметил. И вот спустя несколько лет ему потребовалась молодая героиня – и обо мне вспомнили.

– Когда и каким образом начались ваши отношения с программой «Романтика романса»?
– Когда закрылся «Норд-Ост», Алла Гончарова, главный редактор программы, пригласила солистов мюзикла исполнить сольные партии в программе «Романтика романса». Так я со своими друзьями впервые пришла в эту передачу. А ведущим тогда был Леонид Серебренников, который через некоторое время позвонил мне с предложением спеть песню «Спаси и сохрани» Евгения Крылатова – к юбилею композитора. Мне, конечно, сделать это было за счастье, я подготовила песню и во второй раз пришла в программу. Потом Леонид Фёдорович говорит: «Катя, а может, мы с вами споём какой-нибудь романс?» И мы с ним спели «Тебя зову» на музыку Журбина и стихи Гоголя. После телеэфира Леониду Фёдоровичу позвонил импресарио из Израиля и предложил гастрольный тур по стране, одиннадцать городов. Мы схватились за голову, у нас всего один романс, а надо, чтобы их было минимум тридцать, на два отделения. За три месяца мы сделали целую программу! А когда вернулись домой из Израиля, несколько номеров исполнили на телевидении и радио, был большой резонанс. Меня стали часто приглашать выступить в «Романтике романса». И в итоге получилось так, что я стала ведущей. Для меня это бесценный опыт, встреча с великими именами, прекрасной музыкой. Это возможность больше узнать о судьбах великих певцов, артистов, композиторов и поэтов, подаривших нам такое музыкальное наследие. Знаете, каждая программа в сердце остаётся, и каждый раз отзываешься душой. А ещё я очень дорожу тем, что мне позволено не только быть ведущей программы, но и оставаться поющей актрисой, выступать. Ведь театр, кино и музыка для меня – триединство, я не могу выбрать что-либо одно.

Расспрашивала
Эвелина ГУРЕЦКАЯ
Фото: PhotoXPress.ru

Опубликовано в №13, апрель 2019 года