СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Богема Никита Джигурда: Наши телесные скафандры не предназначены для мощных вибраций
Никита Джигурда: Наши телесные скафандры не предназначены для мощных вибраций
05.08.2019 16:23
ДжигурдаНикита Джигурда – человек, живущий сложной жизнью. Ему недостаточно быть киноактёром. Он устраивает провокационное шоу на Красной площади, снимает и выкладывает в интернет роды жены или вообще отправляется жить на Север. Семейная жизнь тоже непроста: свадьбы и разводы, любовь и скандалы… Каково же истинное лицо этого талантливого человека? Мы старались как можно меньше править текст, чтобы сохранить особенности живой речи Никиты Джигурды.

– Как бы вы сами себя охарактеризовали, Никита Борисович?
– Я по жизни артист. Светский человек, но при этом гениальный артист. Это я заявлял с юности, а сейчас у меня есть все доказательства. Существует научный труд, созданный учёными-филологами, которые исследовали феномен Джигурды. Даже людей с высшим образованием я сумел убедить в том, что эти театральные маски – моё истинное лицо. Они поверили во все фейки, опубликованные в СМИ. И действительно посчитали, что Джигурда дубинушкой орёт, потому что употребляет тяжёлые наркотики. Также поверили, что он спаивал, насиловал и грабил свою куму, что взял деньги из её банка. Поверили, что вот-вот Джигурду посадят, потому что он мошенник и вор. Два с половиной года Голгофы! И фейковых обвинений в мой адрес, а также в адрес Марины Анисиной.

– Но сейчас-то всё закончилось?
– Что мы пережили за это время – в интервью не передать! Сейчас я как раз пишу книгу к своему шестидесятилетию, где всё расскажу. Два с половиной года длился судебный процесс по наследству Людмилы Браташ. (Бизнес-леди, владелица авиакомпании, крёстная детей Н. Джигурды. Скончалась в 2016 году при загадочных обстоятельствах. – Ред.) Согласно завещанию, признанному российским и французским судами, мы с Мариной Анисиной являемся наследниками её состояния в равных долях. Но, как оказалось, мы встали на пути у тех, кого я называю мафией чёрных риелторов, которые «отжимают» квартиры у одиноких людей. Их жертвами в своё время стали Людмила Зыкина, Александр Пороховщиков, Армен Джигарханян, Джуна, Элина Быстрицкая. Так вот, обвинения в наш адрес разбились в пух и прах. Несмотря на три года клеветы в различных СМИ, на Джигурду за это время даже не было заведено уголовное дело! Я чист и свят в этой ситуации. Хотя нам поступали угрозы: если не откажемся от наследства и будем привлекать внимание к загадочной смерти Людмилы Браташ, то Джигурду посадят, обвинив в насилии, а в крайнем случае просто «грохнут». И несмотря на всё это, я не сдался – защищал свою честь, честь Анисиной и Браташ.

Но недавно суд Восьмого округа Парижа наконец вынес вердикт. Решение в нашу пользу, а противная сторона проиграла, их иск отклонён, а сами они оштрафованы. Зимой мы станем наследниками французского имущества Браташ.

– Сейчас вы снимаетесь в фильме, режиссёром которого выступил Алексей Панин. Расскажите, пожалуйста, о съёмках.
– Это будет очень интересное кино, так как всё сделано суперпрофессионально. Я удивлён дотошностью Лёши! Как динамично он выстраивает кадр, коммуникацию с людьми. Я Лёшку давно люблю и защищал всегда, а сейчас был рад совместной работе.

Джигурда– Кого играете? О чём история?
– Я играю одну из своих ипостасей. Персонажа зовут Никита. Зрители увидят меня в фильме в неожиданном актёрском качестве. Это будет сюрприз. А те, кто уже видел фильм, сравнивают его по почерку с гениальным Балабановым. Лёшка и позвал меня, чтобы я добавил своим участием то, чего не было в фильмах Балабанова. Ведь у него не было ответа на вопрос, где выход из всей этой круговерти.

Алексей сам написал сценарий, где собраны цитаты мировых философов. Очень рад, что он услышал меня, когда я сказал: «Лёша, я два года назад пережил микроинсульт, мне столько текста в жизни не освоить. Давай я буду фактически говорить то же самое, но своими словами. Ссылаясь, допустим, на Макса Волошина. У тебя по сценарию идёт целый монолог Махатмы Ганди, а его здесь можно выразить парой слов».

И это будет совершенно другое кино. «Саратов-фильм» – это не «Мосфильм». Ведь мы с Паниным запрещены в съёмках главных фильмов – вот в чём штука! Почему мы понимаем друг друга – потому что режиссёрам запрещено снимать нас. В общем, будет очень интересное кино, в котором по-настоящему показана жизнь и вместе с тем есть выход из матрицы агрессии через моего персонажа. Я очень благодарен Лёшке.

– Мы разговариваем всего несколько минут, а я уже почти без сил, вы подавляете своей энергетикой. Откуда в вас столько мощи? И где заканчиваются ваши силы?
– Они бесконечны. (Улыбается.) Скафандры наши телесные не предназначены для мощных вибраций, поэтому сейчас и идёт очищение на планете Земля. Понятно, что выживут сильнейшие. А я как гениальный актёр и режиссёр отношусь к жизни подобно тому, как относился к миру Шекспир, сказавший: «Весь мир театр, а люди в нём – актёры». А от себя добавлю – и режиссёры, и продюсеры, и владельцы акций. Жизнь – это игра. И я спасаюсь молитвой и медитацией. И это помогает мне не пропускать агрессию внутрь себя, в свой разум. Наоравшись на спектаклях, ток-шоу или в ночных клубах, я прихожу домой и, естественно, становлюсь нормальным человеком, общаясь с детьми.

– Вы наконец подружились с интернетом?
– Я понял принцип технологий ещё в 2012 году, когда зарегистрировался в «Твиттере», «Инстаграме», «ВКонтакте». Но моё поколение существует в другой реальности. Ведь интернет создан в том числе для манипуляции людьми. А моё отношение к жизни таково – я сам артист, режиссёр и продюсер своей судьбы. Осознав это, в своё время подумал: а зачем мне идти работать в театр? Зачем идти туда, где правит гейская культура? Да, в гейской цивилизации есть свои гениальные представители, и она часто побеждает нас, пацанов! И тогда я сознательно прыгнул в так называемый шоу-бизнес, но с установкой играть по своим правилам. И всё это с вершины признания – после фильма «Любить по-русски», после «Ермака».

– К слову о «Ермаке». Прекрасный получился фильм. Расскажите, пожалуйста, об этой вашей работе.
– Спасибо Краснопольскому и Ускову – они суперталантливые режиссёры. Но если бы они меня тогда дослушали до конца, то фильм смотрело бы не только наше поколение, а ещё и молодёжь, которая любит другую динамику, голливудскую. Я предлагал взять на битву каскадёров, чтобы это было натурально, чтобы это было страшно! Но они – режиссёры старой формации.

– Но вас там натурально убивают! На вилы насаживают. Вы бегаете босиком по снегу, калёным железом вам прижигают грудь, вдобавок на лошадях скачете и на лодках плаваете.
– Всё это снимали в Сибири без каскадёров. Да, грандиозное время было. И до сих пор зрители благодарят, говорят, как им понравился фильм.

– Это одна из ваших главных работ, наряду с картиной «Любить по-русски».
– После «Любить по-русски» меня на руках носили. Я много выступал, получал хорошие гонорары. Купил, а потом оставил предыдущей супруге всё – трёхкомнатную квартиру, машину, аппаратуру. Я к тому моменту был уже утверждён на новые роли. Один режиссёр взял меня на роль Иисуса Христа, а второй – на роль антихриста и Иисуса Христа также.

– Почему не состоялись съёмки?
– А потому что убили продюсера. Говорят, он был крутым чуваком на Украине.

Джигурда– Никита Борисович, у вас подрастает двое детей. Эва и Мика учатся в специализированной школе или в обычной? Чем они увлекаются?
– Учатся они в Париже в обычной французской школе. До этого два года учились в платной, так называемой элитной. Сейчас Марина перевела детей в простую школу ближе к дому. Дети занимаются теннисом, выигрывают соревнования. А в элитной школе для спортивной секции не подходило расписание – они не успевали на тренировки. Тренеры говорят, что им серьёзно нужно заняться теннисом, у них большой потенциал.

– Как и где отмечаете семейные праздники – Новый год и дни рождения?
– Когда был период клеветы, мы полгода фактически не отмечали праздники вместе. А теперь Новый год и дни рождения, как правило, отмечаем вместе. Я прилетаю к семье во Францию.

– А русские традиции там не забываются?
– Там же есть русская диаспора. И дети периодически ходят в русскую школу, чтобы знать русский язык и литературу. Эва очень любит примерять русские наряды, на голову надевает кокошник. Всё это там сохраняется. Дети пытаются говорить дома на французском языке, но мама им запрещает.

– Как отмечаете годовщину свадьбы?
– В это сложно поверить, но мы вместе уже двенадцать лет. И каждый вечер по часу-два разговариваем по телефону, обсуждаем, что произошло за день. Это такое обновлённое чувство, особенно после того, как Марина убедилась в лживости всех заявлений, будто я употребляю тяжёлые наркотики и устраиваю оргии. Всё это неправда на тысячу процентов. И эти атаки, связанные с угрозами жизни, происходили и происходят во время моей борьбы за честь моей кумы Люси Браташ.

– Вернёмся к вашему знакомству и свадьбе.
– 25 июля – годовщина нашего знакомства, а поженились мы на следующий год. Я попросил сделать выездную регистрацию брака, и тогда в Москве впервые на это пошли. 23 февраля я решил, как Джон Леннон, защитить Отечество любовью. Ради нас в выходной день открыли загс. Ведь я был очень уважаемым артистом до всех этих фейков. Во дворце бракосочетания в Люблине сыграли свадьбу, а потом на Красную Горку, в мае 2008 года, мы венчались. Я покрестился для этого специально.

– Вы были некрещёный?
– Я всегда говорил, что религии – пальцы на наших руках. И если указующий перст – христианство, то на другой руке есть указующий перст – ислам. А ещё есть буддизм, иудаизм, а также атеизм и шаманизм, язычество, ведическая культура. В «Щуке» нам преподавали историю религий, поэтому я к этому относился легко. Но тогда, одиннадцать лет назад, мама Анисиной сказала: «У него ты третья официальная жена, а ещё сколько жён и любовниц во всех городах! Если бы он тебя любил, он бы венчался, а не просто устраивал бы свадьбу!» После этого заявления мамы Анисиной я нашёл батюшку и покрестился. И через пару месяцев мы венчались с Маринкой в храме возле Данилова монастыря. Нас иерарх венчал, который в то время ежегодно привозил огонь из Иерусалима. И байкеры приехали на венчание, и всё было классно. И ежегодно мы отмечаем годовщину. Даже если находимся на расстоянии, то выходим на видеосвязь. А я напомню, что тогда очень многие СМИ писали: «Это договорной брак, это ради пиара». Мол, увидите, через полгода они разбегутся. А я влюбился с первого взгляда. И объявил сразу, что встретил зеленоглазую богиню, богиню льда. А я – бог огня, и у нас боги родятся на земле, как они рождаются у людей, любящих друг друга. Я на весь мир признавался в любви к Марине, а это трактовали как пиар-акцию. Я всегда заявлял, что мы с Мариной Анисиной – единственные настоящие люди в этом шоу-бизнесе, в этом океане лжи.



– Дети мечтают пойти по актёрской стезе?
– Дочка. Притом что она лучшая по теннису в регионе в своём возрасте. Ей девять лет, а вчера выиграла соревнование у двенадцатилетней девочки. Заняла первое место в старшей группе. При этом она хочет быть артисткой, а в теннисе хочет быть круче Шараповой, она ей нравится.

– Какой у вас самый счастливый период семейной жизни?
– Я не могу сказать, что сейчас самый счастливый момент, хотя мы получили судебное решение в нашу пользу и даже не ожидали, что оно будет настолько в нашу пользу. Сейчас нет такого яркого ощущения счастья, какое было пять лет назад. Но любовь помогла мне выстоять, когда меня «мочили» со всех сторон и заявляли, что Джигурду «вот-вот посадят».

– Как удалось всё это вынести?
– Выстоял я только потому, что боготворил свою богиню. Я называю её богородицей, для меня все женщины – потенциальные богородицы. Мы выстояли и доказали, что на свете существует то, что называют словом «любовь». Но я называю наши отношения «нестерильная любовь». То есть могут быть ссоры, «тёрки» и так далее. Но единение сердец, биохимия тел, мечты и идеи – это соединение подарило мне счастье. Так что сейчас я всё равно счастливый человек.

– Вы носите много колец и изображений черепов. Это ваши талисманы?
– У меня много разных талисманов, побрякушек из разных стран, большинство – серебряные. Свои цацки я теряю, поэтому не покупаю золотые. Но это всё игра. По большому счёту, это всё мишура. Мой талисман у меня в сознании, в сердце, в идеях.

– Как удаётся держать себя в форме?
– Каждый день я начинаю с обливания холодной водой, с контрастного душа. Я не хожу в качковые залы, хотя у меня есть бесплатные карточки в клубы. Гимнастика, отжимания, подтягивания – вот то, что держит меня в тонусе. Хотя я растерял свою боевую форму за последние пару лет. Но как раз к лету подготовился, поскольку едем с Маринкой и детьми в Грецию, в нашу школу арт-мастерства. Надо прийти в форму. Следить за собой, соответствовать молодой жене. Многие мои сверстники могут позволить себе быть несовременными, а я – нет.

– Дети помогают идти в ногу со временем? Как они относятся к вашему творчеству?
– Я благодаря любимым детям делал хулиганства с «опа-Джигурда» на Красной площади. Это же пародия на самом деле. (Н. Джигурда на Красной площади снял пародию на южнокорейского исполнителя Сая и его песню «Каннам стайл». – Ред.) А многие мои сверстники, увидев Джигурду в таком качестве, приняли это за безумие. Но детям нравится, что папа делает. У меня среди подписчиков «ВКонтакте» семьдесят процентов молодёжи. Для многих Джигурда – фрик, но это если не знать его ролей. Я ещё раз говорю, что мне нравится в игровой форме быть ярким и свободным. Подчёркиваю, я за свою жизнь многих крутых продюсеров обидел отказом подписать многомиллионные контракты, поскольку они ставили условие, чтобы я играл по их жёстким правилам. Напомню, я окончил актёрско-режиссёрский курс у Евгения Рубеновича Симонова, к которому меня привели из Театра на Таганке, от Юрия Любимова. Юрий Петрович в 1983 году брал Джигурду в свой театр на все роли Высоцкого. Но Любимова тогда лишили гражданства, и не состоялась эта премьера.

Джигурда– Что дало обучение в «Щуке»?
– Нас учили не бояться быть смешными. Быть клоунами. И мой учитель Евгений Рубенович Симонов очень хотел, чтобы я в его спектакле сыграл Василия Блаженного, но в другой трактовке. Симонов говорил: «Вот, Никита, смотри, Василий – как и ты, нормальный парень. Но он принимал облик юродивого и говорил от его лица всё то, что другому не простилось бы». И когда я понял это, то увидел, какая это ловушка для артиста – признание государственных мужей. Золотая клетка. После третьей серии «Любить по-русски» мои документы были поданы на звание народного артиста России. Взамен мне предложили участвовать в выборах Ельцина. Но я отказался входить в официальную обойму очень хороших артистов. Поэтому я нахожусь в статусе свободного художника, поэта, артиста. И счастлив тем, что выстоял, что мы с Мариной любим друг друга.

– Когда вновь состоится ваше официальное воссоединение с Мариной Анисиной? Когда ждать свадьбу, Никита Борисович?
– Сразу после фестиваля памяти Люси Браташ. Но для нас главное не штамп в паспорте, а то, что мы венчаны с Мариной.

Расспрашивала
Дарья ПАРЧИНСКАЯ
Фото из личного архива

Опубликовано в №31, август 2019 года