СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Богема Виктор Бычков: В случае чего меня всегда угостят чаем с конфетой
Виктор Бычков: В случае чего меня всегда угостят чаем с конфетой
30.09.2019 18:08
БычковВиктор Бычков – актёр, которого знают все. Каждая его роль – это уникальный образ, обаятельный, смешной и трогательный. Но прежде всего вспоминаются его егерь Кузьмич из «Особенностей национальной охоты», Померанцев из «Улиц разбитых фонарей» и «Убойной силы», таксист дядя Костя из «Четырёх таксистов и собаки». А участие в передаче «Спокойной ночи, малыши!» обеспечило любовь самых маленьких зрителей. В кино ему чаще достаются роли невезучих людей, но Виктор Николаевич относится к этому философски – по словам актёра, в этих случаях он играет самого себя. А недавно Виктор Бычков отметил юбилей: ему исполнилось 65.

– Виктор Николаевич, как отметили юбилей? В кругу семьи и друзей?
– Я уже как-то раз отмечал свой юбилей, в пятьдесят лет. Ко мне в Питер приехали друзья из Москвы, мы все пошли в ресторан – и там нас обманули, обсчитали. Это было так неприятно! На нас просто хотели нажиться… Позже, конечно, деньги вернули. Но осадок, как говорится, остался. После того случая в рестораны я ни ногой, для меня это закрытая тема! И вот на этот юбилей у меня было много планов, но никаких торжеств и фейерверков. Моя любимая жена Полина попала в больницу, и мы всё сократили. Она очень хотела, чтобы мой юбилейный вечер состоялся на «Ленфильме», и я так и поступил – устроил праздник для неё и моих друзей и поклонников.

– «Ленфильм» – ваша родная киностудия?
– Я перед этой студией снимаю шляпу и низко ей кланяюсь, потому что большую часть своих ролей сыграл в кино, снятом на «Ленфильме». Со студией у меня многое связано. И ей сейчас надо помогать… На самом деле приходит момент, когда ты уже не хочешь говорить о себе. Ведь наша жизнь связана с огромным количеством людей, которые на нас повлияли и глядя на которых мы стал другими. А ещё они совершали ошибки и уберегли тебя от них. Вот о них хочется говорить, а не о себе.

– Вы несколько лет были ведущим программы «Спокойной ночи, малыши!». Как вас туда занесло?
– «Привела» меня в программу Джина Лоллобриджида! Я получил «Золотого орла» за лучшую мужскую роль, и, когда на банкете увидел главную красавицу моего детства, восторгу не было предела! Она была гостем церемонии. Я закружил её в танце и поставил на стол! Руководители «Спокойной ночи, малыши!» увидели это и решили, что такой большой ребёнок, как я, нужен легендарной детской передаче. Вёл программу почти пять лет, в ней я работал вместе со своей женой Полиной. Она театральный режиссёр, и именно она придумала образ дяди Вити, его костюмы и характер. Позже стала писать сценарии для программы. Мы старались сделать передачу более современной, вдохнуть в неё новую жизнь. Наши сюжеты – это всегда маленькие спектакли. Как раз незадолго до роли дяди Вити у нас родился сын Добрыня. Всё совпало! Наш малыш рос и смотрел «Спокойной ночи, малыши!». Всегда безумно радовался, когда видел папу на экране.

– Ваше участие многим запомнилось.
– Ко мне и сейчас подходят взрослые люди и пересказывают сюжеты, разыгранные мною. Не поверите, но они до сих пор помнят! Вот этим и удивительна программа. Если ты честно работаешь, то спустя годы к тебе всё это возвращается. Я всегда шутил, что, когда буду совсем стареньким, женщина в кафе посмотрит на меня, закричит: «Дядя Витя!» – и угостит бесплатно чаем с конфетой… И, кстати, во время моего участия в передаче в редакцию поступили тысячи благодарностей за то, что я хорошо делаю свою работу и «приблизился к харизме старых ведущих».

– Кто ваш любимый персонаж этой программы?
– Я ко всем одинаково хорошо отношусь, мне все симпатичны, но всё равно есть фаворит сердца. Это Филя. Он хозяйственный, умный и настоящий друг, на которого можно положиться. Как Атос из романа Александра Дюма. И здесь, конечно, всё решала личность актёра Сергея Григорьева, который «оживлял» Филю. Когда я только входил в передачу, то многого не умел, и он мне ненавязчиво, по-взрослому, по-актёрски помогал. Сергей Григорьев был очень предан своему Филе – он с ним ходил в горы и чуть ли не на Северный полюс. Это удивительный человек!.. Да, кстати, в сентябре у нас двойной юбилей: программе «Спокойной ночи, малыши!» пятьдесят пять, а мне – шестьдесят пять. И поскольку наши юбилеи совпали, то всего, что желаю себе, – желаю и программе, и людям, которые в ней работают. Я их помню и люблю, они все – замечательные!



– В детстве, наверное, о разных профессиях мечтали?
– Да. И особенно повлиял на меня полёт Юрия Гагарина в космос, о котором тогда все только и говорили. В те годы быть космонавтом считалось почётно и престижно: их всех знали в лицо, знали имена и фамилии, даты рождения. Но это было тогда. Сегодня, к сожалению, если спросить кого-нибудь об этих выдающихся людях, то никто и не скажет… Увы, это стало обыденным явлением.

– Но тяга к актёрской профессии возникла в детстве?
– Призвание – такая загадочная штука… Человек, сам не зная почему, собирает характеры, запоминает какие-то явления, систематизирует это в свою внутреннюю библиотеку… А потом это во что-нибудь выливается. Так же и я: смотрел, как мой сосед, который был директором совхоза, сначала сжигал сталинские тома, потом – хрущёвские… Это откладывается в памяти. Поэтому – ну да, профессия актёра, по всей видимости, во мне сидела, когда я ещё не знал, кем стану. Я, например, люблю путешествовать. Но могу по одной только картинке из страны, где никогда не был, напридумывать такое… Это называется «кинолента видений». Она помогает актёру учить текст, причём порой огромный текст. Надо выстроить свою «киноленту видений». Но к этому процессу нужно ещё привыкнуть.

– Виктор Николаевич, роль Кузьмича в фильмах Александра Рогожкина принесла вам всероссийскую славу и узнаваемость.
– Вы правы, и я могу это объяснить! Александр Рогожкин – умный режиссёр, который всегда снимал кино не для всех. А тут вдруг снимает «Особенности национальной охоты»…

– …народный фильм.
– Нет, народным он стал после выхода на экраны, а сначала Александр Владимирович снимал совершенно другое кино. Но оно не получилось. На мой взгляд, фильм стал народным потому, что на тот момент ничего больше не было. Случился провал отечественного кино, снимали редко, процветало видеопиратство, да и радоваться тогда было особо нечему. Но всё изменилось после показа фильма «Особенности национальной охоты». В Сочи к нам только мёртвый не подходил и за руку не держал, чтобы не выразить свою благодарность за прекрасный фильм. Но были и те, кто критиковал нас за то, что Рогожкин в фильме показал пьяниц. Однако всё-таки со временем приходит понимание, что Александр Владимирович показывал не пьяниц, не водку, а, наоборот, реальность и надежду на лучшее. Народ после картины меньше пить, конечно, не стал, но стал это делать осмысленно. И приучался не дебоширить. Картина воспитывала… А люди, которые воевали на Кавказе, говорили, что когда уходили на задание и возвращались, то фильм так и крутили по кругу – его не останавливали, кассеты затирались, но каждый раз ставили новую, и фильм шёл безостановочно. Мы спросили: зачем вам это? Оказывается, просмотр фильма возвращал их к жизни! Я даже мог прийти в магазин, в котором никогда не был, сбрив бороду, – и услышать добрые и искренние слова в свой адрес от кассирши!.. Кстати, после показа в Сочи фильм полтора часа не могли найти. Позже выяснилось, что его украли пираты и уже переписали в каком-то зале. Через день я возвращаюсь в Петербург – и мне предлагают купить на кассете фильм «Особенности национальной охоты». За сутки кассеты разлетелись по стране!

– И как вы отнеслись к свалившейся славе?
– Хорошо! Когда слава появляется – все радуются, когда она исчезает – начинают горевать. Другое дело, когда известный здесь человек переезжает за границу, то он испытывает дискомфорт: не понимает, почему его никто там не узнаёт.



– Зрителям наверняка запомнилась и ваша роль Померанцева в «Улицах разбитых фонарей» и «Убойной силе». А правда, что это вы подсказали Рогожкину идею сериала?
– Я шёл на студию и увидел, что продают книгу «Улицы разбитых фонарей. Кошмар на улице Стачек». До этого я смотрел фильм ужасов «Кошмар на улице Вязов», а тут – «Стачек»… Купил, прочитал и долго смеялся. Подошёл к Рогожкину и сказал: «Саша, вот готовый сценарий». Подразумевая, что я буду играть либо Ларина, либо Дукалиса, либо Казанову. Но он взял на эти роли молодых актёров, а мне предложил роль бомжа Померанцева. Я согласился, но только с условием, что мой персонаж не пьёт, не курит и идейно «стучит»! (Смеётся.) Вообще-то таких людей в мире нет. Это был мой Александру Владимировичу подводный камень. Роль удалась – по ней меня и бандиты узнавали. А когда я говорил им, что ещё и Кузьмича сыграл, они не верили: не могли соотнести Кузьмича и Померанцева, для них это два разных человека.

– А дядя Костя в «Четырёх таксистах и собаке»?
– Эту роль мне предложил Фёдор Попов. Очень многие режиссёры, увидев чужую работу, где актёр хорошо сыграл, приглашают его как талисман для фильма, чтобы кино получилось. Ведь можно набрать хороших актёров, взять хороший сценарий, собрать хорошую съёмочную группу, снять фильм – и он… не получится.

– Ваш таксист дядя Костя, как мне показалось, несчастный человек.
– А у меня все герои несчастные. Потому что я сам такой. Это всё идёт от меня, Виктора Бычкова. Актёр может даже не отдавать себе в этом отчёт, но будет всю жизнь играть одну тему, один мотив. Вспомните, к примеру, Евгения Павловича Леонова, который играл одну и ту же тему. И пел одну и ту же песню: «На речке, на речке, на том бережочке…»

– Но на одной теме далеко не уедешь – когда-нибудь надоест и нужно будет переключиться.
– Как? Все великие актёры всегда играют одно и то же. К примеру, Слава Полунин всю жизнь играет своего Асисяя, и это всегда интересно! Так же и все остальные актёры. Роли разные, драматургия разная, а тема одна и та же – о духе человеческом, о любви, о верности. Даже играя Ричарда Третьего, ты всё равно играешь любовь! Хотя в данном случае любовь такая неказистая, страшная, после которой государство рушится. «Коня, полцарства за коня!» – вроде фраза какая великая! А на самом деле кричит слабый человек, которого рок догоняет и бьёт по голове… Все играют одну и ту же тему, только она в развитии идёт. И если актёр интересен как личность, если он хороший человек, то мы с удовольствием будем на него смотреть. А если он всего лишь припудрил лицо, приклеил усы и бороду – то нам не дух человеческий показывают, а грим, кто лучше его наложил. Ведь нормальный актёр перевоплощается не от грима, он перевоплощается внутри!

– Где мы вас увидим в ближайшем будущем?
– Вот сейчас на ТНТ идёт сериал «Жуки», я там играю священника, отца Александра. Он занимается восстановлением храма. Восстанавливает сам, своими силами. В деревне огромное количество людей, которые непонятно чем занимаются, а храм нужно восстанавливать. Ведь люди должны во что-нибудь верить! Если они не верят в окружающий мир, то, значит, им нужно дать Царствие Небесное, ради которого они станут совершать хорошие поступки. Мой персонаж – больше хозяйственник, чем священник… Ещё недавно снялся в сериале «Две девицы на мели» на канале «Пятница». В кино тоже появлюсь, но там, к сожалению, у меня небольшие роли. Большие пока не предлагают, так что надо вспоминать, что когда-то играл и маленькие. А последней большой и ответственной работой была картина Игоря Масленникова «Банкрот», снятая по произведению Островского «Свои люди – сочтёмся».



– Но вы же не отказываетесь от ролей, если они эпизодические или небольшие?
– Сначала обязательно смотрю сценарий. Но есть какие-то вещи, от которых отказываюсь. Допустим, если не хочу работать с человеком, который мне неинтересен как личность, или его взгляды не соотносятся с моими, или он плохо поступал, заставил кого-нибудь страдать. С таким человеком я работать не буду. Но их не так много.

– Критерии есть?
– Да, разумеется. Я в какой-то момент понял, что не могу играть Чикатило. В своё время эту роль хорошо играл Витя Сухоруков, но он тоже перестал браться за такую работу. Понял, что это «взгляд за грань». Для Бога надо работать, для света, а не заглядывать за грань… Роли бандитов и убийц я играть не буду.

– А у вас есть роль в кино или театре, которую вы хотели бы сыграть, но её пока не предлагали?
– Есть! В тургеневской комедии «Нахлебник» сыграть нахлебника Кузовкина. Я знаю, что сыграю так, как до меня никто не играл! Есть и другие роли, которые хочется сыграть. Кто-то говорит, что Гамлета только дураки хотят сыграть. Но я даже Гамлета сыграю в свои шестьдесят пять!

– Как вы проводите свободное время?
– Сплю, читаю, набираюсь сил. Посещаю культурно-массовые мероприятия. Мой сын сейчас в том возрасте, когда его нужно водить на всякие квесты, занятия «Умный Петербург», спектакли, в кино, музеи и загородные усадьбы…



– Что вы сейчас читаете?
– Разные книги. Сейчас читаю про актёра Олега Окулевича. Его жена выпустила книгу воспоминаний. И там написано о его учителе Николае Васильевиче Демидове. Я пошёл и купил эту книгу. Она не самая дешёвая. Из четырёх томов купил первый – про театр. Демидов – это человек, который работал со Станиславским, помогал сформулировать его теорию в письменном виде. Но в какой-то момент понял, что учение Константина Сергеевича буксует и идёт не туда. И он об этом сказал Станиславскому, после чего они расстались. Естественно, теперь никто не знает о Демидове, потому что он находился в изгнании. Станиславский – это всё, а те, кто ему перечил, – никто! Но это не так. Демидов – это правильный Станиславский. И если его будут преподавать, то у нас появится много замечательных актёров!.. А если отойти от театра, то читаю детскую литературу. Мы с женой решили делать записи, читаем детские рассказы. К примеру, «Сто рассказов о войне» Сергея Алексеева. Ещё читаю разные книги… Постоянно три-четыре книги лежат и ждут своей очереди. Вот сына никак не могу заставить читать. Ему одиннадцать, и в этом возрасте для них главное – компьютер.

– Вы оптимист по жизни?
– Да! Если живу – значит, оптимист. Был бы пессимистом – давно бы уже умер.

– На какие темы вы никогда не говорили и не будете говорить в интервью?
– Нет таких тем. Если только про плохих людей…

Расспрашивал
Александр ГЕРАСИМОВ
Фото: из личного архива, Светлана ХОЛЯВЧУК/Интерпресс

Опубликовано в №39, сентябрь 2019 года